26августа
Предыдущий материал Следующий материал
7 февраля 2019, 17:47 1

Сергей Гритченко - врач реаниматолог-неонатолог Амурской детской областной клинической больницы
Татьяна Андреева - президент «Ротари клуба Благовещенск»

Сергей Гритченко@|@Татьяна Андреева

Тема: стажировка в израильской клинике

Ведущий: Наталья Овсийчук

Здравствуйте. Не каждому врачу в своей профессиональной карьере удается побывать на стажировке водной из ведущих клиник мира. Хотя мы все понимаем, что такой приобретенный опыт бесценен и взгляд со стороны очень полезен. Такая возможность выпала одному из наших гостей. Мы рады, что он пришел сегодня к нам в студию поделиться с нами своими впечатлениями. Гостей у нас двое. Я попозже объясню, почему. Врач реаниматолог-неонатолог Сергей Гритченко. И президент «Ротари клуба Благовещенск» Татьяна Андреева. Здравствуйте.

– Здравствуйте.

Татьяна, сразу вопрос к вам. Я так понимаю, что поездка Сергея состоялась при участии «Ротари клуба Благовещенск». Как вы нашли друг друга? Как возникла эта программа?

Т. А.: – Эту стажировку организовывал «Ротари клуб Благовещенск» при содействии «Ротари клуба» Ульяновска. Где-то в течение полугода налаживались контакты между «Ротари» Израиля и «Ротари» России. Это был первый пилотный проект поездки наших российских врачей на стажировку в Израиль. После того как было принято решение, специалисты какой направленности, врачи, должны будут поехать, мы обратились в областную детскую больницу. У нас с ними давние контакты, мы с ними сотрудничаем в плане поставки оборудования. И главврач выбрал самого перспективного, самого молодого и достаточно выносливого человека на эту стажировку.

Я думаю, что надо еще пояснить, вдруг кто-то первый раз слышит, что такое «Ротари». Это общественные организации по всему миру. И поэтому связь ротарианцев из разных стран тесная и возможно такое сотрудничество.

Т. А.: – Да. В мире существует более тысячи «Ротари клубов». Они находятся в разных странах. Даже развивающихся. И объединяют предпринимателей и специалистов. И помогает не только в решении финансовый проблем, но и в открытии дверей в другие страны. Для врачей, преподавателей, работников музеев. Это первая поездка в Израиль по врачебной практике. Но уже были в другие страны и по другим специалистам.

Так называемые профессиональные обмены?

Т. А.: – Да, профессиональные обмены.

Сергей, ваши впечатления? Какова была первая реакция, когда вам предложили по такой программе поехать на целый месяц?

С. Г.: – Я бы хотел сказать слова благодарности клубу «Ротари Благовещенск», нашей Амурской областной детской клинической больнице, главному врачу Белоусу Руслану Алексеевичу за организацию этой поездки. Насчет стажировки могу сказать, что наше медицинское образование в Израиле ценится. Очень много врачей из стран бывшего Советского Союза, из России. У нас медицинское образование не хуже. Клиника располагалась на юге Израиля, город Баэр-Шева. Клиника называется «Сорока». Клиника занимается наукой. Есть институт генетики, отделение, которое исследует лечение эпилепсии, большой центр ЭКО, отделение трансплантологии. У них есть роботизированная техника. Такая техника встречается у нас на Дальнем Востоке и по России, конечно, есть. Это робот «Да Винчи». На Дальнем Востоке – это остров Русский.

Для чего он?

С. Г.: – Эта техника в основном применяется для сложных хирургических операций.

Такого космического чего-то, что у нас вообще нет, там не было?

С. Г.: – В принципе, все остальные профили у нас есть в области.

Это отрадно слышать. Что-то поразило все равно? Что-то изменило создание?

С. Г.: – Из интересного могу сказать, что у них есть фармакологический завод Teva, где заказываются препараты. В отделении, где я был, в реанимации новорожденных, полностью есть наборы парентального питания, где все набрано. С завода, грубо говоря, они заказали, им привезли. Они все это раскрыли, поставили, капает препарат. Уделяется внимание очень много уходу, профилактике заболеваний. Есть препараты, которые не зарегистрированы в нашей стране. Также у них, поскольку работают с университетом, очень развита научно-исследовательская деятельность. Они могут взять какое-нибудь крупное рандомизированное исследование с с большой доказательной базой, взять препарат, который там применялся, и начать тоже свое исследование. У нас это могут проводить только на базе НИИ.В обычных больницах это достаточно сложно провести. Протокол у них: обычно либо взяты с американских рекомендаций, либо с европейских крупных.

Это что значит?

С. Г.: – Берут какой-нибудь крупный проект с большой доказательной базой, переводят на свой язык и внедряют его в клинику.

Татьяна, сложно ли было организовать стажировку врачей? Одно дело, когда педагог приходит в школу или музейный работник в музей, а другое дело – врач. Сергей не просто наблюдал, но ему давали и какие-то манипуляции делать. Не просто ходили и смотрели.

Т. А.: – Для этого нужен был определенный перечень документов, медицинских обследований, прививок, медицинских сертификатов, подтверждающих профессиональное образование, дипломы, гарантийные письма с места работы, его договоры трудовые о том, что он действительно работает в такой должности. Все это необходимо было перевести на английский язык, заверить по протоколу. У нас возникли сложности с определенными прививками, которые обязательны для Израиля и не обязательны во взрослом возрасте у нас. Но мы со всем справились.

Я почему спросила – чтобы наши телезрители поняли, что это была не просто развлекательная поездка, это было даже не наблюдение, а реальная серьезная стажировка, серьезная практика. Что в вашей будущей работе, Сережа, вам пригодится?

С. Г.: – Мы хотим эти протоколы, которые применяются там, внедрить на базе нашей больницы. У нас все возможности для этого есть, все ресурсы есть для этого.

Это такой опыт: человек поехал, посмотрел своими глазами. Как вы своим коллегам это все рассказывали? Была презентация какая-то?

С. Г.: – Там нам показывали их статистические данные. У них поток больных несравненно больше, клиника принимает в год миллион человек. Из них 19 тысяч – это дети. Плюс еще новорожденные: 17 тысяч родов в год.

Огромная клиника.

С. Г.: – Как рассказывали коллеги, ее хотели внести в Книгу рекордов Гиннеса по количеству родов. По финансированию: у них бюджет здравоохранения равен военному бюджету Израиля.

Это очень важная фраза сейчас прозвучала. Это о многом говорит. Хорошо, что государство так понимает свою функцию в поддержке здравоохранения. Еще что интересного?

С. Г.: – Людской ресурс там хорошо задействован. Например, в отделении реанимации новорожденных, медсестры меняются три раза в сутки. У них восьмичасовой рабочий день. Одна медсестра положена на три койки. Трое больных – одна медсестра. Также у них логистика внутри больницы выстроена. Есть так называемая пневмопочта, по которой отправляются все анализы. Если надо, какие-то документы могут отправиться. Ты можешь по этой пневмопочте экстренно заказать препараты крови. Там по времени это все быстрее происходит, логистика выстроена лучше.

Когда вы вернулись и разговаривали с руководством больницы, с коллегами своими: на самом деле реально применить какие-то методы, что-то улучшить?

С. Г.: – В плане пневмопочты есть в некоторых регионах нашей страны. Ребята были из Ульяновска, говорят, у них есть пневмопочта. Также, по-моему, слышал, в Казани она есть. Это все реализуемо, ничего сложного нет.

Вы сказали «ребята из Ульяновска». Хочу уточнить, что не вы один там были на стажировке. Были врачи, которых отправили «Ротари клубы» из других городов?

Т. А.: – Из Ульяновска только.

Сколько вас там было?

С. Г.: – Вместе со мной шесть человек. Два акушера-гинеколога, один анестезиолог-реаниматолог и один неонатолог главный внештатный Ульяновска. Что я привез оттуда – уже сформирована заявка.

То есть, к вам прислушались, и какие-то вещи будут внедряться. Вот этим, наверное, очень полезна была эта поездка. Мы очень за вас рады, что она получилась. Татьяна, будут еще какие-то стажировки наших врачей?

Т. А.: – Запланирована следующая стажировка на май. Первый опыт был очень удачный. Группы не могут быть большими, и не факт, что наш доктор попадет. Программа на май, и, скорее всего, это будут онкологи. Онкологи планировались на октябрь, но потом что-то изменилось. Поэтому в декабре поехали неонатологи. Пока май. Пока мы будем ждать, дадут ли нам место для того, чтобы мы вышли с предложением к врачам города Благовещенска, кто поедет и кого порекомендуют наши главные врачи, какая будет специализация. Я так понимаю, это тоже достаточно широкий спектр врачей.

В любом случае, это хорошо влияет на нашу медицину. Это новый опыт, новые знания. Очень приятно, что эта программа работает. И спасибо, Сергей, что пришли поделиться с нами впечатлениями. Я понимаю, что были наверняка и какие-то личные контакты и поездки по стране.

С. Г.: – Люди очень гостеприимные. У многих ностальгия, потому что все выходцы... Много было русскоязычных, не только по-английски общался, но по-русски.

Я понимаю, что много впечатлений было. И языкового барьера не было. Замечательно.

Т. А.: – Хотя одно из требований было, чтобы знание английского языка было определенного уровня, чтобы специалисты не испытывали языкового барьера в медицинском направлении.

Вот и все. Это были «Простые вопросы». Я напоминаю, что у нас в студии был врач реаниматолог-неонатолог Сергей Гритченко. Он проходил стажировку в Израиле. И президент «Ротари-клуба Благовещенск», клуб помог организовать эту стажировку, Татьяна Андреева. Это были «Простые вопросы». До свидания.

Просмотров всего: 253

распечатать

Фотогалерея
Комментарии
  • sergey232323

    sergey232323
    полгода назад

    Узнал ли Сергей , есть ли там вирусный гепатит С, требуют ли родители с выявившей гепатит клиники 2,5 млн шеккелей? Если им отказывают, и говорят , что будут лечить без налика, обращаются ли они к местному депутату Трушману? Есть ли там упоротый санитарный врач Курганштейн, который считает , что гепатит передается через сидушку унитаза?

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь