14ноября
Предыдущий материал Следующий материал
15 февраля 2019, 20:02 0

Олег Семенец - спортсмен, художник, фотограф, режиссер, сценарист

Олег Семенец

Тема: выставка "Север" и победа на международном фестивале Trierenberg Super Circuit

Ведущий: Наталья Овсийчук

Здравствуйте. Спорт и искусство, кино и фотография. У этого человека множество наград и множество увлечений. Сегодня поговорим о творчестве, о творческой жизни одного человека. У нас в студии спортсмен, фотограф, художник, сценарист, режиссер. Много можно перечислять. У нас в студии Олег Семенец. Здравствуй, Олег.

– Здравствуй, Наташа.

Да, регалии перечислять не будем, ты человек известный в городе, поэтому просто поговорим о творчестве. Мне, я не скрою, безумно нравятся люди, которые, знаешь, вот такой вот эффект – «человек и пароход», когда один человек занимается очень многим и очень многое получается. О том, что получается, свидетельствуют награды и признания. Можно в двух словах сказать о том, как ты от спорта пришел к искусству? Не уходя от спорта, естественно, пришел к искусству.

– Я не оставляю спорт. По большому счету, главная задача, к чему я приучаю детей, с которыми занимаюсь, это не циклиться на чем-то одном. Развиваться разносторонне, не бояться новых ипостасей и отрабатывать все от начала до конца. То есть, если появляется какая-то идея, эту идею переформатируем в цель и потом начинаем к этой цели двигаться. Поэтому что будет следующим пунктом, я даже предположить не могу. Иногда уже начинаю сам себя побаиваться.

Я как раз хотела спросить, что будет следующим пунктом.

– Самое главное, чего я опасаюсь, чего опасается, наверное, каждый художник, это внутренней усталости. То есть я, зная себя, переживаю только за одно. То, что могу наесться этого, этой работой, этого движения и успокоиться. А покой сравним со смертью. Поэтому я этого спокойствия боюсь. Поэтому, пока это все внутри кипит, горит, как у паровоза движок, я и двигаюсь.

Вот эта выставка «Север». Все-таки хочется, чтобы ты о ней немножко. И эти образы, которые созданы, что-то между живописью и фотографией. То есть человек несведущий может даже понять, что это картина. Картина в стиле средневековых мастеров. Что это такое? Откуда это пришло и как это создавалось?

– Вначале это была работа над освоением техники эпохи Возрождения. То есть это художники, о которых я уже говорил, которое переплетается где-то с классицизмом. И вот на этом фоне сформировался уже тот стиль, который мне интересен. В принципе, другого интереса в фотографии, кроме этого, который можно сравнить с академической живописью, мне уже неинтересно, потому что сфотографировать то, что видно, то, что очевидно, то, что изображение можно снять, просто подняв телефон, оно не работает. Гораздо интереснее составлять композицию. Меня волнует дефицит славянской истории. Дефицит неоправданно забытой славянской культуры. Потому что сегодня все гонятся за Западом. Это явно, мы теряем русский язык. Теряем интерес к собственной культуре. Потому что молодежи интересно все западное. Все становится прозападное такое.

Хорошо, немножко об этой выставке, о золотой медали, которую, как я поняла, ты получил за этот автопортрет.

– Выставка прошла в Берлине, мы ее открыли, о ней поговорили.

Выставка в Берлине была открыта в Русском доме науки и культуры.

– Да.

Но она же была открыта не просто так. Тебя же увидели и узнали после того, как появилась эта серия и появился этот автопортрет?

– Нет, дело в том, что сегодня социальные сети работают, поэтому говорить о том, когда меня узнали, под каким форматом, сложно. Потому что кто-то увидел, кому-то передал. Кому-то этот проект показался интересен. Мне позвонили из Москвы и сказали, что есть куратор проекта, это интересно, это хотят показать публике в Германии.

Интересно уже стало по результатам международного фестиваля Trierenberg.

– Оно шло все параллельно, потому что галерея начала работать, она стала выставляться у меня в Инстаграме. И на Фейсбуке я уже делал короткие фильмы, где рассказывал, как я этим всем занимаюсь, как идет работа над картинами. И параллельно пришло приглашение опять на Trierenberg: «Олег, здравствуйте, а давайте-ка еще раз поучаствуем».

А немногие знают, что это за фестиваль. В двух словах тоже буквально.

– На сегодняшний день этот фестиваль является самым престижным. Он организован профессором Хинтеробермайером. Штаб-квартира находится в городе Линце, в Австрии. И, как правило, там и проходит. Просто в этом году его перенесли на несколько километров в сторону.

Самый престижный среди фотографов?

– Да. В области фотографии это самый престижный фестиваль.

Там было несколько номинаций?

– Да, там было очень много номинаций, потому что там собраны фотографы со всего мира. В этом году гран-при получил китайский фотограф, но он не приехал по каким-то причинам. Конечно, интерес. Если говорить об интересе и статусе этого мероприятия исключительно для меня, мне приятно, и я не побоюсь этого слова, эпатировать европейскую публику, выходя на сцену за главным призом, когда объявляется Россия, Благовещенск. По той причине, что у них свой образ русского человека, от которого сложно откреститься. Когда я прихожу и говорю, да, ребята, смотрите, я тот русский, который у вас в голове как-то так сложен, и я забираю самую престижную, наверное...

Но я без медведя и не в ушанке.

– Да, без медведя и балалайки. И поэтому, естественно, только ради этого момента. От него я кайфую. Потому что само вручение, эта четвертая медаль, приятно. Но гораздо приятней вот именно in Blagoveshchensk. Даже на карте там у них не обозначено.

Даже выговорить им это трудно.

– «Вот он проехал десять тысяч километров к нам, что такие расстояния они бывают?» Но они бывают.

Выставка в Берлине. Какой был отклик? Кто приходил? Приходили ли немцы только или приходила русскоязычная публика?

– 4 миллиона русских живет в Берлине. То есть, это колоссальная цифра, это колоссальная миграция. Не было там 4 миллиона на выставке, но разговор о том, что была своя аудитория. Были те, кому интересно. «Русский дом» – это как место паломничества для всей этой эмиграции, потому что это такая конкретная связь с Россией. Демонстрация фильмов, в частности, о войне, концерты проводятся, новогодние елки собирают всех русских детей, которые уже родились там. Безусловно, для многих детей, которые родились уже в Германии, Россия становится той же самой балалайкой, и медведем, и все остальное. И когда они приходят туда, видно это удивление, эта ломка.

Есть такой ролик, где ты сидишь в каком-то респираторе и работаешь над картиной. Мне интересно, что это за техника? Как получаются такие близкие к живописи фотографии?

– В начале всего процесса, естественно, идет отрисовка сценария. То есть, я сажусь – карандаш, стирательная резинка, и рисую эти свои картинки. Смял – в топку, смял – в топку.

То есть, эскизы все равно.

– И когда я отрисовываю то, что мне нужно, я уже выхожу на студию, провожу кастинг актеров, и мы начинаем работать дальше. То что, видела ты в этом видеоролике, это уже финальная часть. То есть это уже идет грунтовка лаком в два слоя, багеты.

А почему все-таки ты ушел от кинофильмов к фотографии и к такому жанру? Гораздо интереснее, когда движется все.

– Не ушел.

Нет, не ушел?

– Не ушел. Я каждый день работаю над какими-то сценариями. У меня их уже набралось несколько штук. И я сегодня только рассказывал с утра своим друзьям. Опять пытаемся заехать в одну авантюру, и там опять надо будет прописывать сценарий. Что касаемо кино, слишком много очевидных причин. Первая из них, такая банальная, понятная – это деньги. Деньги, которые надо платить массовке, которые надо платить людям, которые будут задействованы. Потому что, если я могу работать на энтузиазме как автор этого проекта, я не могу на сегодняшнем этапе еще заставлять людей быть такими же сумасшедшими и безумными. Отказываться от каких-то объективных и понятных вещей и вляпываться в эти проекты, веря в какую-то там восходящую звезду или перспективу.

Пожалуй, заключительный вопрос, к сожалению, потому что мало времени. Что нужно человеку для того, чтобы не успокаиваться и чтобы все время творить и все время находить для себя какие-то новые творческие ипостаси?

– Верить в собственные силы, верить в собственные идеи, желать жить. Желать жить полноценно, ярко, не оглядываться на шаблоны, на мнения, форматы, просто освобождаться от них. Не всегда это легко, иногда это очень сложно, потому что мы живем в таком мире, который диктует какие-то рамки. Расталкивать локтями рамки, не вставая в оппозицию. Не обязательно становиться, оппозиция – это движение в другую сторону, поэтому не надо изобретать другую сторону, надо идти в ногу со временем. Но надо проживать каждый день и стремиться к чему-то яркому, громадному и не надо забывать, что все-таки в основе всего стоит культура. И ничего больше нет, как бы вы ни боролись, как бы вы ни переформатировали понятие человека, эпоха Возрождения родилась тогда, когда были крестьянские войны, когда устаканился феодализм. Но она родилась и началась эпоха Возрождения, и люди начали понимать искусство. Поэтому я надеюсь, что все-таки в наш период когда-то, возможно, даже не при нас, культура все-таки начнет возрождаться.

Спасибо большое. Напоминаю, что сегодня мы говорили о творчестве и, пожалуй, о том, что не нужно в жизни предаваться унынию, нужно творить. У нас был в студии спортсмен, художник, фотограф, режиссер, сценарист Олег Семенец. Будьте здоровы, занимайтесь творчеством. Это были «Простые вопросы».

Просмотров всего: 418

распечатать

Фотогалерея