16сентября
Предыдущий материал Следующий материал
24 октября 2006

Шалва Амонашвили - доктор психологии, руководитель Международного центра гуманной педагогики

Шалва Амонашвили

Имеют ли ваши идеи гуманной педагогики какое-то отношение к реальной жизни? Как избежать конфликта гуманной педагогики и современной школы? Вы были на уроках в благовещенских школах?

Ведущий: Эльвира Оверченко

ВЕДУЩАЯ Эльвира ОВЕРЧЕНКО:

!Сегодня мы продолжаем разговор о школе, учителях и учениках, об идеях гуманной педагогики с академиком Российской академии образования, доктором психологии, профессором, руководителем Международного центра гуманной педагогики Шалвой АМОНАШВИЛИ.

- Шалва Александрович, когда я готовилась к передаче, то читала много разных выдержек в Интернете, цитат, книг, и мне немного кажется, что вы фантаст. Ваши идеи гуманной педагогики немного не ложатся на современную школу. Когда вы говорите о том, что учитель всем сердцем должен полюбить ребенка, всякого ребенка, и на каждом уроке отдавать ему всего себя, и каждый урок должен быть подарком ребенку, то как-то не верится. Что греха таить, учитель часто и злой, и раздраженный, не желающий вообще никого видеть и так далее. Как вы сами оцениваете, имеет ли это какое-то отношение к реальной жизни?

- Конечно, имеет отношение, и очень большое. Призвать всех учителей стать гуманными невозможно. Они или не смогут, или не захотят, или же надо углубиться до такой степени, чтобы преобразовать самого себя. Тут фантазировать нельзя. Надо быть реалистами и направить гуманную педагогику на определенную категорию учителей.

- Это не для всех? Не все смогут? Это талант?

- Не все. Это для элитарных учителей. То есть, тех, кто стремится к творчеству. Если учитель стремится к творчеству, он элитарен. Где бы он ни находился, в каком бы положении он ни был, в каких бы материальных условиях он ни жил, элитарен не в богатстве, а в смысле устремленности к творчеству.

- Например, я учитель, работаю в обычной школе и полностью разделяю ваши идеи, хочу быть творцом. Но меня загоняют в рамки. Современная школа такая, что многое не позволяет. Это есть? Как избежать конфликта?

- Это бывает. Учитель нагружается некими формальными заданиями, например, заполнением бумаг. Бывает и сложнее. Это когда директор смотрит косо и злобно на все начинания. Все бывает в школе. Но бывает и другое. Есть учитель, есть директор, который понимает все это, но есть и начальник. Я хочу лестно отозваться о руководителе областного образования, Олеге Ивановиче, который на презентации сказал: «Я беру гуманную педагогику под свое крыло». Учитель, который желает так работать, имеет защиту от начальства. А это для учителя очень большая поддержка.

Все бывает. Где-то гуманная педагогика просто цветет, и никакой фантазии нет, уроки как подарки, любовь как любовь - все искренне. Это все истинность школы. Если мы хотим иметь школу, то там должна царствовать любовь. Если мы хотим иметь школу, и чтобы там росли дети, там должны взращивать личность ребенка. Если мы этого не делаем, то истинность школы пропадает. В школе должна быть духовность. Если ее нет, то нет и школы, есть просто здание.

- Вы были на уроках у нас в школах?

- Только в школе «Наш дом».

- Что вы можете сказать?

- Очень интересно учителя восприняли гуманную педагогику. Я не скажу, что это я их спровоцировал (они и до меня были такими), но, может быть, я чуточку еще больше продвинул их поиск. Я это не раз наблюдал на уроках в этой школе. А потом на родительских собраниях, куда приходили и старшеклассники, и их родители, и даже младшеклассники. Это тоже своего рода отражение тех уроков, которые проводятся. И по тому, какие вопросы они задавали и как воспринимали эти постулаты гуманной педагогики, мне было ясно, что уроки гуманной педагогики приносят свои хорошие плоды.

- Ваши идеи, новые, современные, педагогические, и идеи педагогов Шаталова, Щетинина, Соловейчика очень активно обсуждались в 80-е годы. Но тогда революции в образовании не произошло. Тогда ничего радикально в системе образования не изменилось. Почему?

- Революции в образовании не может произойти никогда. Мы не сможем свершить революцию. И Луначарский пытался свершить революцию, но не получилось. Образование – это такой организм, который требует только эволюционного восхождения. И чем больше будем трясти образование и школу, тем больше разрушим эту школу. Чем больше хотим разом внести новизну в школу, тем больше помешаем школе. Образование восходит эволюционно, потому что это связано с сознанием учителя, с чувствознанием сердца. А этот так революционно не меняется. Нам нужно очень осторожно подходить к этому. Я лично этим и занят. Гуманная педагогика – не моя педагогика. Это классическая идея, а я просто носитель, распространитель этой идеи. И я вижу, что многие учителя постепенно примыкают к этому потоку, усиливают его, как притоки, скажем, Волги или Амура. И педагогика крепнет и крепнет. А ведь она была очень слабая при Советской власти.

- По-вашему, это набирает оборот?

- Обязательно.

- Педагог должен помогать раскрыться личности ребенка, видеть в нем его космичность и безграничность. Что это значит?

- Это значит, что каждый из нас является космической сущностью. Я допускаю, что есть высшее сознание, высший мир, который рождает нас, создает нас, направляет нас. И этот высший мир наделяет нас своей миссией. И то, что вы ведете эту работу, может быть, это есть ваш путь, путь вашего духовного становления. Я хочу смотреть на вас именно таким образом. Если так буду смотреть, значит, я буду искать именно такого общения с вами. И вы даже больше продвинетесь. Если я буду смотреть на ребенка как на носителя своей миссии, он больше откроет в себе и станет более интересным для нас всех.

- Таким образом мы поможем человеку продвинуться на своем пути?

- Конечно. Мое сознание меняет мои поступки, а в этих поступках меняетесь вы. Потом ваши изменения меняют меня самого, и мир так меняется.

Я хочу возродить эту классическую идею педагогики. Пусть учитель идет с сознанием того, что перед ним сидит ребенок – носитель своей миссии, величайшей энергии духа. Вот что я мыслю под космичностью человека и ребенка в частности.

- Вот сейчас сидит и слушает нас обыкновенный учитель, у которого небольшая зарплата, который и хотел бы любить всех детей, хотел бы видеть в каждом ребенке его космичность, но нет у него на это сил. Что можете сказать таким учителям?

- Это большая беда. Приведу такой пример. Я проводил семинар в одном крупнейшем городе России, и в зале сидело 700 учителей. Я им предложил: «Давайте проведем семинар после двух часов, чтобы вы уроки не пропускали». Они мне хором сказали: «Вы не беспокойтесь, мы сейчас бастуем». Спрашиваю: «Почему?». Отвечают, что шесть месяцев не получают зарплату. Это было несколько лет тому назад. Я тогда сделал вывод: шесть месяцев не получают зарплату, бастуют, но стоят не с транспарантами перед областным управлением, мэрией, а пришли на семинар. Видите менталитет российского учителя! Дело не в зарплате. Зарплата пока вот такая, но ты идешь в школу, а перед тобой уже сидит ребенок. Неужели он виновен в том, что государство не соображает, что тебе надо создать материальные блага. Дело в моем сознании. Я уже тут стою. Вот к этому я призываю учителей. В будущем, может быть, будут такие условия, что все будут получать зарплату и условия будут нормальными. Но если в голове и в сердце ничего нет, зарплата ничего не изменит. Моя любовь ни на йоту не продвинется в силу денег, если я не имею эту любовь, не взращиваю это в себе. Вот какое отношение мы должны иметь.

Учитель – это жертвенная профессия. Это не профессии, где человек пришел и начал баловаться, пробовать себя. Нет, я должен жертвовать собой. Я на каждом уроке оставляю частицу своей жизни. Это частица переходит к одному, второму и третьему. А потом они понесут другим. Так созидается середина этого столетия. С вами вместе я - художник жизни.

- Будете ли вы еще в Благовещенске? Есть ли у вас планы, чтобы дальше образовывать наших учителей?

- Я с радостью приехал бы в Благовещенск, потому что это город высокой культуры, учителя очень устремленные, одухотворенные. Я провожу с ними урок, смотрю в их глаза и думаю: «Какие прекрасные люди, как хорошо бы с ними сотрудничать!» Наверное, Бог даст, и эта мечта тоже осуществится.

- Огромное спасибо за разговор.
!Сегодня мы разговаривали о школе, о том, какой ей быть, об учителях и учениках. Мой гость – Шалва Амонашвили, доктор психологии, профессор, руководитель Международного центра гуманной педагогики, автор книг, академик Российской академии образования.

Просмотров всего: 18

распечатать

Фотогалерея