29января
Предыдущий материал Следующий материал
25 ноября 2004

Владимир Демченко - один из создателей альбома «Великое таинство» художник-искусствовед

Владимир Демченко

Амурскому отделению Союза художников России уже 40 лет. Почему только сейчас возникла идея издания подобного альбома? По какому принципу отбирались работы для этого издания? Планируются ли выпуски книг, посвященные творчеству отдельных художников?

Ведущий: Павел Савинкин

ВЕДУЩИЙ Павел САВИНКИН:

- Хоть и говорят, что завидовать грех, все равно я завидую белой завистью художникам – людям, в чьих руках оживают карандаши, кисти, перо и краски. Это все-таки божий дар, и поэтому, наверное, таких людей не так много. У нас в гостях один из создателей альбома «Великое таинство» художник Владимир Иванович Демченко.

- Прекрасное издание, но у него очень маленький тираж, и оно не предназначено для продажи. Почему так получилось?

- Тираж не маленький. Но он несоразмерен с тем временем, в течение которого не было такой книги. Это не ведомственное издание и не циркулярное пособие, это то, к чему есть интерес у каждого человека. Человек ведь жив, наверное, не богатством материальным, не деньгами в кармане, не красивой квартирой и богатой дачей, а тем, что называется духовным, что подчас бывает самым главным. И он часто бывает безотчетен, чувствует, что ему хорошо. И вот искусство, пожалуй, один из краеугольных философских камней, вокруг которого люди танцуют тысячелетиями. И эти танцы будут продолжаться, пока человечество живо. Профессиональное изобразительное искусство на Амуре насчитывает 84 года. С 20-го года, когда сюда приехали два выпускника императорской Академии художеств Евстафьев и Белащенко. И не только у нас, но и в целом на Дальнем Востоке изобразительному искусству 84 года. Ни в Хабаровске, ни во Владивостоке ничего подобного не было, и долгое время еще после этого не будет. А в Благовещенске уже было. И с того времени (почти сто лет прошло) не было ни одного подобного издания. Были небольшие буклеты, но они не делали погоды. Это впервые такое издание, которое интересно любому зрителю, любому человеку настолько, насколько он человек. А любые люди, естественно, интересуются искусством.

- А кому пришла идея и потом ее воплощение в жизнь?

- Если конкретно - Амурскому отделению Союза художников не так давно исполнилось 20 лет. Мы подумали, что к этому времени необходимо было попробовать сделать. Вопрос - в другом. Были мысли и раньше, но где взять деньги. 17 лет назад впервые у нас была такая попытка. Мы нашли и деньги, и материал, от которого плясать можно было. Жизнь оказалась превыше. Деньги сгорели, трубы сгнили. Подняли на отопление цены, и денег у нас не стало. И еще одна попытка у нас была, и то же самое случилось в начале 90-х годов.

- А как получилось, что сейчас удалось?

- Я думаю, что, наверное, большое спасибо нужно сказать и Леониду Викторовичу, который проявил понимание и тонкое отношение к этому вопросу. На том простом основании, что это должно быть на всех уровнях. Не будет у нас этого понимания, не будем воспринимать искусство как первоначальное, первостатейное в жизни человека, начнем откладывать на потом, как часто в России мы делаем - не будет жизни у нас. Тем и богата наше сознание, наша душа. Наша дальневосточная земля не нуждается в самоутверждении, если здесь живут такие мастера. Не надо подчас лишних храмов строить. Вернее, они лишними не будут, но это уж больно дорого будет, наверное. А если видим, что русская культура и русская живопись живы на амурской земле - и китайцам доказывать ничего не надо.

- А по какому принципу шел отбор и художников, и работ для этой книги?

- Мы тоже сидели и долго думали, как же все сделать, если за 84 года открылись сотни и сотни имен. Получается резиновый труд и сотни страниц. Не получается этого всего у нас. И так огромные деньги вылетели, не в трубу, конечно. А с другой стороны мы применили способ такой: членство в Союзе художников. Если сделать иначе – и так не получается, и сяк. Пусть не обидятся на меня другие художники, про которых сказать не удалось, или где-то краем звучит мысль. Вся проблема заключается в том, что это крайне редкое издание. Раз в десять лет надо, чтобы каждое новое поколение получало своих героев.

- Планируются ли такие издания в будущем?

- Планируются. О художниках надо писать в отличие от музыкантов, от актеров. Потому как там, наверное, тело автора всегда на виду. Здесь тело мастера живописи сокрыто от зрителей. Оно – в тиши мастерской, в пыли, красках, в холстах, хаосе каком-то. Зритель этого подчас не понимает, не видит и не чувствует, как это все творится. Художнику поэтому очень трудно стать национальным героем в отличие от других сфер творческой деятельности. Даже от литературной деятельности, там тиражирование идет, а у нас нет, у нас все оригинально. Поэтому о художнике, и в первую очередь о художнике, может быть, надо писать. И не потому, что я сам художник. И особенно трепетно вот по этим причинам.

- Вы сказали, что о художниках нужно писать. А здесь небольшие аннотации. Возможно ли какие-то издания, в которых были бы какие-то искусствоведческие разбор работ и более полные биографические данные?

- Возможны, но все упирается в деньги. И если обо всех писать, это вообще тогда будут сумасшедшие деньги. К тому же роль и значение искусствоведа очень тонкие. Если я буду писать больше, скажу больше, то возникает конкуренция с самими картинами, которые показываю и о которых рассказываю. То есть такое чувство такта – не заговорить. Вот и вступительная статья написана как эссе. Она написана небольшими мыслями, которые даются не более чем на одну страницу. Больше говорить не надо было, иначе возникала бы конкуренция между словесами искусствоведа и картинами художника, которого я представляю.

- Какие-то недостатки вы видите в книге?

- Вопрос коварный. Позвольте свое мнение мне сохранить при себе. Конечно же, я хотел бы сделать иначе, может быть, как-то лучше. Но если вы считаете, что это произведение достаточно для того, чтобы быть в руках у читателей, то я буду рад этому.

- Есть надежда, что широкие массы наших любителей живописи увидят эту книгу?

- Человек жив надеждами, а надежда умирает последней. Пока нет. Мы это издание направляем в общеобразовательные, музыкальные, художественные школы области, в другие учебные заведения; в сельские и районные библиотеки, областные научную и детскую библиотеки. Если еще останется, то, может быть, только часть - авторам, чьи работы представлены там. Я не думаю, что что-то останется, чтобы пустить в свободную продажу. Если бы был тираж шире, было бы хорошо.

- Всего самого доброго.

Просмотров всего: 40

распечатать

Фотогалерея