26января
Предыдущий материал Следующий материал
17 ноября 2004

Алексей Пак - главный врач медицинского лечебно-диагностического центра «Евгения»

Алексей Пак

Самым главным недостатком советского здравоохранения считалась унизительно низкая зарплата медицинских работников. Не в этом ли основная причина резкого роста частной медицины? Почему самые лучшие специалисты муниципальных больниц совмещают работу в них с приемом пациентов на частной основе? Замечает ли вас городская власть, или ее внимание вам не нужно?

Ведущий: Сергей Логвинов

ВЕДУЩИЙ Сергей ЛОГВИНОВ:

- Легальная частная медицина имеет очень большую историю. Это неправда, что реформы последних лет привели к организации частных медкабинетов или целых центров. Подтолкнули, напомнили о временах профессора Преображенского – это да. О плюсах и минусах частной медицины в Благовещенске сегодня разговор с главным врачом медицинского лечебно-диагностического центра «Евгения» Алексеем Паком.

- Самый главный недостаток советского здравоохранения – это унизительно низкая зарплата медработников. Не является ли это главным моментом роста частной медицины в сегодняшней России?

- Я думаю, что это не самый главный аргумент. Потому что на сегодняшний день многие врачи работают в муниципальных структурах и получают мизерную зарплату. И само время толкает развивать частную медицину. Вы видите, в каком плачевном состоянии у нас находится муниципальная структура. Нет оборудования, специалисты не повышают свою квалификацию вследствие отсутствия средств. Поэтому и возникают вопросы, и открываются частные медицинские центры, кабинеты, для того чтобы люди могли оказывать ту квалифицированную помощь, которую они должны оказывать. Но в муниципальных структурах они не могут этого сделать в силу сложившихся обстоятельств.

- По понятным причинам вы развиваетесь лучше, и те специалисты, которые работают в муниципальных больницах, приходят к вам. Они, конечно же, заинтересованы, чтобы было как можно больше пациентов. И тогда они заинтересованы в притоке денег, чтобы получать лучшую зарплату. Получается такой парадокс: они там не заинтересованы, потому что не платят, а здесь они готовы работать.

- Я могу сказать, что большинство врачей, конечно, не альтруисты, но фанатики своего дела. И если будут созданы условия для работы, невзирая на зарплату, они будут работать в месте, где, может быть, не платят высокую зарплату, но созданы условия для работы. Есть, конечно, категория людей, которая пойдет работать только из-за денег. Я не могу за всех отвечать, но могу сказать, что тот круг, с которым я общаюсь, в большей степени фанатики своего дела. Их не интересует высокая зарплата, им нужны условия. Но зарплата уже на втором месте.

- У вас есть врачи, совмещающие работу в центре с работой в муниципальных больницах, и врачи, которые работают только у вас. Они чем-то отличаются?

- Они не отличаются. Были подобраны специалисты высокого класса. К их квалификации, специальности претензий нет. Брались лучшие специалисты. В нашем городе очень много хороших специалистов. К сожалению, я не могу всех забрать, потому что не позволяют наши объемы и площади.

- А желающих очень много?

- Очень много желающих работать и у нас, и в других частных центрах. Но мы всех не можем взять. Мы не можем заменить государственную структуру.

- Вы имеете лучшее оснащение. Результатом этого стало более ускоренное обследование пациента, более качественное обследование и выявление диагноза. Что пациенту делать дальше? Вы не имеете стационара для лечения. С вашим заключением ему все равно надо идти в муниципальную больницу и там лечиться. С этим есть проблемы?

- С этим есть проблемы. И проблема заключается даже не в нас, а в муниципальных структурах. В нашем городе существуют четыре (если не ошибаюсь) крупных медицинских центров, с которыми мы взаимодействуем. Но взаимодействия с муниципальными структурами вообще никакого. То есть пациента с нашим направлением не принимают, если ему нужна госпитализация. Ни у одного из частных кабинетов, центров нет договора с муниципальными больницами. В этом вина, я считаю, муниципального здравоохранения. Они вроде ратуют за развитие частной медицины. И это написано в законе, что муниципальные структуры должны осуществлять контроль качества и помогать развитию частной медицины.

- Это продекларировано открыто или это тихий сговор?

- Открыто нам никто не говорит, это все тихо. Я могу сказать, что главврачи больниц нашего города дают устные приказы своим подчиненным, чтобы они не принимали пациентов с нашими заключениями и направлениями. То есть происходит дубляж. Пациента с нашим заключением они направляют на повторное обследование, причем платное. Не беря во внимание наше заключение. Хотя мы (и государственная структура, и частная структура) получаем лицензию в одном органе.

- Почему так происходит?

- Я считаю, что это вина муниципальных структур, непосредственно городского здравотдела. Если бы он пошел нам навстречу, то проблем не было бы. Но они, к сожалению, не идут. Мы посылаем запросы, устно говорим, но все как в пропасть.

- Сидит сейчас человек, который входит в группу самого незащищенного слоя населения Благовещенска, и рассуждает: «Сидит частный медик, который заинтересован в моих деньгах, а их у меня нет. В муниципальной больнице меня худо-бедно вылечат. А сюда со своим тонким кошельком я никогда не приду». Что вы ему ответите?

- Это не вина нашей частной медицины, а это вина государства, что этот человек не может пройти квалифицированную помощь, гарантированную Конституцией. Законом Российской Федерации утверждено: за плату гражданам могут быть оказаны исключительно дополнительные медицинские услуги. Но у нас муниципальные структуры также оказывают платные медицинские услуги. И порой оказывают не дополнительные, а то, что должны люди получить бесплатно. Вот и получается парадокс: вроде бы государственная структура должна оказывать бесплатную помощь, а дополнительную – на платной основе. Но она проводит и то, что включено в государственную программу, за плату. Это нарушение закона.

- И человеку в сегодняшней суматохе не разобраться, за что надо платить, а за что необязательно?

- Конечно. Единственное, я могу сказать, что мы стараемся, и у нас есть методы обследования дешевле, чем в муниципальных структурах.

- Такой быстрый рост частной медицины не приведет к тому, что государственные лечебные учреждения вообще исчезнут и тот слой, о котором мы говорим, будет совершенно незащищенным?

- Этот вопрос я направил бы органам управления здравоохранения.

- А проблема существования муниципальных больниц вас беспокоит?

- Да. Я за их существование. Я за планомерное развитие частного здравоохранения, государственного. У нас существуют три системы здравоохранения: государственная, муниципальная и самая молодая – частная. Казалось бы, со стороны частника я должен быть заинтересован в развитии только частной медицины. Но я очень заинтересован, чтобы у нас развивалось все три сферы здравоохранения. Потому что мы, частники, все объять не можем в силу того, что у нас нет гарантированных государственных доплат. Все, что заработали, то и получили, и вложили в развитие. Нам приходится работать и надеяться только на себя. Я очень рад, что в нашем городе медики, которые работают и в частных, и государственных структурах, контактируют друг с другом, помогают друг другу на уровне простых врачей.

- Частной медицине Благовещенска нужно внимание городской власти?

- Частной медицине нужно очень большое внимание государственной власти. Медицинское оборудование очень дорогое, и на поддержание этого оборудования нужно выделять очень большие деньги. В США на поддержание и развитие медицины выделяется 20 процентов бюджета страны, что соизмеримо с затратами на военные нужды. Но это наша всеобщая проблема советского здравоохранения. Я думаю, что муниципальные органы здравоохранения должны обратить на частников внимание. Но не в карательных мерах, а вспомогательных. Нам нужно помочь, потому что действительно очень много проблем. У нас стоит одна задача – помочь человеку решить его проблемы со здоровьем.

- Спасибо за беседу.

Просмотров всего: 7

распечатать

Фотогалерея