16октября
Предыдущий материал Следующий материал
27 сентября 2004

Андрей Соколов - заслуженный артист России

Андрей Соколов

Как вы относитесь к званию секс-символа? Какая ваша работа переломила амплуа героя-любовника, героя – секс-символа? Почему вы стали режиссером? Это правда, что первую свою машину вы заработали на БАМе?

Ведущий: Сергей Логвинов

ВЕДУЩИЙ Сергей ЛОГВИНОВ:

- В те времена, когда говорили, что в Советском Союзе нет секса, этого актера называли самым первым секс-символом СССР. И этот любвеобильный актер Андрей СОКОЛОВ сегодня у нас в гостях.

- Эта приставка прилепилась к вам сразу после выхода фильма «Маленькая Вера». И вас часто спрашивают, как вы относитесь к этому «званию»?

- Я отношусь нормально. Поначалу это крайне нравилось, потому что профессия актера публичная и узнаваемость входит в правила игры. Затем, когда это стало надоедать, я стал избегать этих вопросов. Но могу сказать, что этой картине я благодарен и очень ее люблю, и рад, что многие из нас вышли из «Маленькой Веры». Кстати, недели две назад я видел этот фильм по телевизору, смотрел уже отстраненно, потому что прошло достаточно много времени. Очень хорошее кино.

- Я знаю, иногда говорили: что больше - эта «Маленькая Вера» или «Большой Сергей», что после этого Соколов проснулся знаменитым? В это время вы еще учились?

- Я снимался после первого курса, и вышла она в свет в январе 1988 года, когда я был на втором курсе Щукинского училища.

- Подобные предложения, когда нужно было уложить Соколова в койку, потом поступали?

- На самом деле у меня хватило мозгов и силы воли, чтобы понять, как не стать заложником одной роли. Потому что шквал предложений действительно был очень большой, и они один в один повторяли этого Сергея. Но поскольку я пришел в театральное училище после авиационно-технологического института и хоть как-то «стоял на ногах», у меня хватило силы воли отказываться от ролей. Это очень трудно отказываться от предложений, которые тебе поступают, все-таки актер - профессия зависимая, и ты должен быть постоянно в работе. Но мне не хотелось повторяться, и, не смотря на то, что «Маленькая Вера» был из последних фильмов, который посмотрели более 50 миллионов зрителей, мне удалось сниматься в тех картинах, которые не повторяют моего героя.

- Какая ваша работа переломила амплуа героя-любовника, героя – секс-символа?

- Я сознательно снимался у Астрахана в многосерийном «Зале ожидания». Но мне кажется, что только «Адвокат» смог сместить этот акцент. Слава Богу, картине «Маленькая Вера» уже 16 лет, и только сейчас я чувствую, что шлейф этот немножко отпускается.

- «Зал ожидания» - ансамблевая картина. Это первый на сегодня телефильм с несколькими сериями. Это он положил начало вашему желанию сниматься потом в большом телесериале? Почему вы пошли в эти многосерийные фильмы?

- В это время я учился на Высших режиссерских курсах и эти два года сознательно отказывался от любой работы вообще, будь то кино или спектакль. Я взял некий тайм-аут, чтобы окончить Высшие курсы. Но приехал Астрахан, сначала вручил мне сценарий, а потом чуть ли не силой увез, сказав, что такого шанса у меня не будет: он собрал практически несобираемых людей вместе, и меня подкупила эта команда.

- Вы не пожалели? Это был хороший телефильм?

- Хороший, но если говорить о моей роли, то на экране – одна пятая часть от того, что было в сценарии, к сожалению. Картина отличается от режиссуры, и режиссер сам видит общую концепцию.

- Что подвигло вас стать режиссером?

- Режиссура, с моей точки зрения, более мужская и жесткая профессия. Актер слишком зависим. Это даже аксиома, условие игры, когда человек обязан нравиться, чтобы его пригласил тот же режиссер, продюсер, а эта черта присуща женщинам. Мне более симпатична сама форма мышления. Актер – он передатчик, а можно посмотреть на экран, на режиссера и понять, какая это будет работа в итоге: то ли спектакль, то ли кино. Есть некое таинство, которое идет от одного человека. Владимир Яковлевич Мотыль сказал, что режиссура – это способность человека набрать под свой проект как можно больше талантливых людей и заставить работать на свою идею.

- Назовите пять театральных имен, которые вы поставили бы под номером один, два и так далее?

- Очень трудно. Как можно сравнить того же Марка Захарова и Эфроса? У меня был случай, когда я начинал сниматься в кино. До того как пошел съемочный процесс, у нас с режиссером были отношения нормальные, деловые, а после того как включалась камера, такое ощущение было, будто я у него жену увел или ограбил, или дом поджег, потому что большей ненависти от человека не исходило. Я к нему несколько раз подходил и говорил, что нельзя так, надо человека ободрить, чтобы все рождалось в любви. Ему такое отношение льстило, и в итоге мы расстались, не сработались.

- Ленком – «звездный» театр, тем не менее в репертуарном театре заложены свои аксиомы, и ты не имеешь право отказаться от роли. Но в последнее время рождается много антреприз, и вы в них много работаете. Казалось бы, востребованный театр и Марк Захаров, и Ленком не самый бедный театр, но говорят, что антреприза кормит, и поэтому многие убегают туда! Что толкает вас в антрепризу?

- Театр очень большой, а обеспечить всех работой трудно, тем более той работой, которая интересна актеру. Прецеденты есть, от работы отказываются, и я отказывался от ролей.

- Вы заявляли, что первую свою машину заработали на БАМе?

- В свое время в школе существовал УПК, так называемая практика. Отец у меня был главным инженером одной из передвижных механизированных колонн, с его помощью я окончил курсы сантехников и уехал к нему в Дипкун, что находится в 800 километрах от Тынды, строить БАМ. Меня поразило название гостиницы «Зея», потому что из Дипкуна мы ездили на Зейское море ловить рыбу. Вот там до сих пор стоят компенсаторы, сваренные моими руками. Замечательное было время. И я помню, что когда я приехал (а был там месяца четыре-пять), то смог заработать на подержанный автомобиль. Когда я приехал вначале, меня поразили жара, пыль и обилие мух. И я подумал, кто меня сюда затащил? А потом тяжело было уезжать. Он засасывает и очень здорово, и я вспоминаю то время с ностальгией.

- Пожелайте что-нибудь нашему зрителю и, прежде всего, амурским зрительницам из студии «Альфа-канала».

- Хочется пожелать всего самого доброго. Дорожка проложена, и теперь будем встречаться чаще. Приходите к нам на спектакли, встретимся в театре.

- Спасибо.

Просмотров всего: 17

распечатать

Фотогалерея