22сентября
Предыдущий материал Следующий материал
25 мая 2004

Лия Ахеджакова - народная артистка России, актриса театра «Современник»

Лия Ахеджакова

Насколько автобиографична для актрисы пьеса Николая Коляды «Персидская сирень»? Чем провинциальный зритель отличается от московского? Почему актриса приехала в Благовещенск на празднование провинциального журналистского проекта?

Ведущий: Сергей Логвинов

Сергей ЛОГВИНОВ:

- Проект «С любимыми не расставайтесь!» отметил свое 5-летие. В связи с этим в Благовещенске был большой праздник. Но для нас, авторов этого проекта, праздником был приезд в наш город московских актеров. Сегодня у нас в гостях народная артистка России, актриса театра «Современник» Лия АХЕДЖАКОВА. Лия Меджидовна, вы любите дарить праздник?

- Я бы любила, если б могла.

- Я думаю, что можете. Когда вы выходите на сцену Благовещенска уже не в первый раз с «Персидской сиренью», вы дарите праздник. Да, люди задумываются, люди плачут, люди смеются. Но это - праздник. Праздник от встречи с вами. «Персидская сирень», с этого начну наш разговор, – спектакль антрепризный. Сейчас очень многие говорят, что слово антреприза равно слову халтура...

- И в государственном театре есть халтура. И жестокая. История антрепризы такова. Вера Федоровна Комиссаржевская, которая не сработалась ни с Мейерхольдом, ни с другими прекрасными режиссерами в Александринке, ушла в антрепризу и создала свой антрепризный театр, в котором она и стала великой Комиссаржевской. Дальше. Анна Павлова - в Мариинке ей не давали танцевать. Она мечтала сыграть Лебедя в «Лебедином озере». Но ей не удавалось, потому что там была Кшесинская.

- Дягилевские антрепризы…

- Да, и дягилевские антрепризы, и антрепризы Синельникова, через которые прошла почти вся русская провинция, все великие российские актеры. Смотря, в какую антрепризу попадешь, с какой целью она создается. Антреприза, в которой я участвую, - это антреприза Ефима Спектора. Она создается не ради зарабатывания денег, а ради того, чтобы открыть актеров, сделать такой театральный проект, который мог бы порадовать по всему миру людей, говорящих по-русски.

- Вы говорите - открыть актера. А что, актриса Ахеджакова в своем театре не открыта?

- Ну конечно, нет. Не открыта. Потому что «замыливается» человек в одном и том же репертуаре. Интересные работы редки, ждешь их годами. А вот лежит рядом – бери!

- Скажите, а в «Современнике» давали то, что вам хотелось?

- Редко. Бывал простой помногу лет. Но в это время я снималась в кино.

- Я со столькими хорошими актрисами беседовал, и у всех такая же беда.

- Не у всех.

- Ну, у многих.

- Есть разные амплуа. И характерным актрисам приходится ждать у моря погоды. А если героиня молодая, талантливая, одаренная, ее стиль, манера вписываются в сегодняшний день, в сегодняшнюю драматургию, стиль театра, она будет завалена работой. И таких много.

- Когда Фима Спектор позвонил и сказал, что вас снова зовут в Благовещенск, первое чувство, которое вас посетило? Что вы подумали? Вы сразу сказали да, или нет?

- Конечно. Но есть одна вещь Я говорю нет только на одно: когда Фима в июле делает Сочи или Израиль, Тель-Авив.

- Где плюс 48…

- Да, а кондиционеры такие, что сразу ангина.

- Поездили по всему миру и знаете, где какие кондиционеры?

- Да, в Америке можно работать при кондиционерах. В Израиле нельзя. Но в принципе Фима знает, что мы любим.

- Любите - что?

- Он знает, где актеры, с которыми он работает, будут рады работать и хотят работать. Мы же заодно.

- Мы знакомы давно. Но в каждом городе встречаются новые люди, появляются новые знакомые, и сегодня нельзя провести спектакль без помощи спонсоров. Так?

- К сожалению, да.

- Нам помог Александр Николаевич Синьков. Вы были с ним на Мухинке и приехали через полтора часа после назначенного мной времени. Вам не хотелось оттуда уезжать?

- Нет, не хотелось совершенно. Это была такая красота, такие люди очаровательные. И сам Александр Николаевич для меня открытие. Это такой тип русского Терминатора, я бы сказала. Они даже очень похожи.

- Со Шварценеггером?

- Со Шварценеггером (смеется). Но только их Шварценеггер какой-то картинный, такой выставочный вариант. А Александр Николаевич – скрытый. Тип, который открывать надо. Чем больше его открываешь, тем интереснее. Это особый тип русского человека.

- Вы подарили нам свое присутствие на нашем юбилейном вечере. Скажите, что вас больше всего тронуло? Были моменты, которые задели актрису Ахеджакову за живое?

- Во-первых, то, что было столько народа. Я видела столько доброжелательности! Ни зависти, ни равнодушия, ни желания просто посмотреть, как говорится, «вас в живую увидеть». Только неподдельный интерес, внимание и беспредельную доброжелательность. К актерам, к тем, кто на экране, к вам, как к ведущим – все равно вы артисты. И, во-вторых, то, что сейчас называется эксклюзив – этого никогда нигде не было и уже не будет. Вот это – остановись мгновенье.

- Спасибо за дружбу, которую вы нам дарите, за то, что вы такая правдолюбка, талантливая актриса, красивая и любимая народом. Спасибо вам. Хороших вам ролей, зрительской любви, хороших антреприз и – возвращения в наш город. Спасибо огромное.

- И вам спасибо.

Просмотров всего: 22

распечатать