https://www.amur.info/news/2009/08/31/43921

Роман Кобызов: на Дальнем Востоке протестантов больше, чем православных

31 августа 2009, 18:40

Депутат Законодательного собрания Амурской области, религиовед Роман Кобызов считает, что протестантов на Дальнем Востоке больше, чем православных; ездит на «Оке», но считает борьбу с иномарками ошибкой властей, а также мечтает выяснить тайну единственного на Дальнем Востоке шамана. Он рассказал обо всем этом Павлу Савинкину в эфире «Авторадио–Благовещенск». Амур.инфо публикует текстовую версию беседы.

Павел Савинкин: – Всем привет! Перекрестившись, как я это всегда делаю перед выходом в эфир, и сказав «С Богом!», то есть пожелав себе удачи, я повторю то, что вы, друзья, уже не раз слышали по нашему радио. А слышали вы о том, что у нас в гостях ученый-религиовед, член фракции КПРФ заксобрания Роман Кобызов.

Роман Александрович, мы традиционно забрались в нашу автофорумную энциклопедию, чтобы озвучить, что же в ней про Вас говорится. А говорится много странного и не совсем понятного... Как раз у нас и повод будет всё странное и непонятное объяснить. Итак, вот то, что мы раскопали в досье на вас...

Кобызов Роман Александрович, доцент кафедры религиоведения АмГУ. Посвятить себя этой специальности решил, заинтересовавшись, почему католики крестятся слева направо, а православные справа налево. Сейчас пытается проникнуть в более сложные тайны и загадки, например, в чем смысл древних петроглифов... Нет, иероглифов... Ой, всё-таки петроглифов. Почему и зачем на освещение деятельности Законодательного собрания требуется так много миллионов рублей, а также почему его автомобиль «Ока» ездит. Загадка – и сама жизнь Романа Александровича, в частности, никто не понимает, почему он – религиовед – является кандидатом физико-математических наук.

– И вот одна из главных загадок: как называется ваша научная работа, ваша диссертация, в которой соединились такие совершенно разные науки – физика с математикой и религиоведение?

Роман Кобызов: – Сам хотел бы знать. Думаю, это просто опечатка на сайте нашего университета. Я всё-таки кандидат философских наук.

– Ну вот... Иногда думаешь, что наличие загадки значительно интереснее, значительно сладостнее, чем простая, лежащая на поверхности разгадка. Взять, к примеру, женщин...

– Интересно, интересно...

– Кхм... Я отвлекся. Вы знаете, меня, как и вас, интересовал вопрос: а почему, действительно, одни верующие крестятся справа налево, другие наоборот, и вообще, какая разница, как накладывать на себя крест – двуперстием, как завещал великий раскольник-мученик протопоп Аввакум, или троеперстием, как утвердил его оппонент патриарх Никон?

– Да никакой разницы. Хоть кулаком. Это просто культ, просто ритуал и не более того. В разных религиях, в разных направлениях сначала некто ритуал обосновывает, потом он возводится в ранг канона, становится незыблемым правилом... Ну и так далее.

– А у вас есть заочное отделение?

– Принципиальная позиция университета и кафедры: нет! Мы считаем, что очное образование – оно более... Да прямо скажем – качественное. При религиоведческой подготовке нужно проводить полевые исследования, постоянно встречаться с представителями различных конфессий, обязательны постоянные консультации с преподавателями, научная работа на кафедре и многое, многое другое... Поэтому вряд ли в ближайшем будущем у нас появятся заочники.

– Очень жаль, значит, мне не суждено стать вашим студентом; я, собственно, клонил именно к этому. А актуальна ли у нас в области профессия религиоведа? Так ли востребованы у нас столь узкопрофильные специалисты?

– Религиоведение – это гуманитарная специальность. И она позволяет будущему специалисту освоить не только историю религии, социологию религии, философию религии, но и многие другие очень востребованные сегодня дисциплины. Например, у нас уже в течение 4 лет преподается китайский язык, при этом, заметьте, качественно. И многие находят себя потом в изучении религий этой страны. Или, пусть это не покажется вам странным, в банковской деятельности, связанной с Китаем. Наши выпускники работают и в разного уровня администрациях, в отделах, связанных с общественными, с религиозными организациями. Они преподают в различных учебных заведениях, трудятся в учреждениях культуры, в музеях, занимаются социологией, работают в СМИ... У нас высокий уровень профессиональной подготовки, широкий спектр изучаемых наук, мы помогаем понять алгоритм получения знаний, прививаем культуру – общечеловеческую, профессиональную... Так что наш выпускник, получив диплом, по сути, нарасхват!

– И может даже, как и вы, стать кандидатом физико-математических наук...

– Конечно! Да хоть ветеринаром!

– Ваша специализация в религиоведении – в какой плоскости лежат ваши интересы, какие научные загадки вы пытаетесь разгадать?

– Тут несколько плоскостей. Это этнорелигиозные контакты – как меняются религии под фактором различных этнических влияний, например, китайцев на русских, русских на китайцев – это один из пластов, один из векторов моего интереса. И второй – это полевые исследования, посвященные изучению древних наскальных изображений, которых на территории Дальнего Востока и Амурской области, в частности, большое количество. Их изучение, их религиоведческое, философское осмысление, осмысление того, что написано, какое значение оно принимает, их истолкование, их находки, их интерпретация – это, пожалуй, основной вектор моей работы.

– Роман Александрович, вы участник различных экспедиций на север области, вы постоянно встречаетесь с представителями коренного населения, вы пытаетесь проникнуть в глубь веков, в древние страницы нашей истории,- можете ли вы, ваши коллеги сегодня сказать – кто мы на этой земле, кто вообще исторически истинный ее хозяин?

– Русские пришли сюда в XVII веке, это верхнее Приамурье, это эпоха Албазина... Потом был перерыв и русских тут – в институциональном статусе – здесь не было. Это то, что касается договоров, соглашений относительно территорий. Потом, при Муравьеве-Амурском...

– Это понятно. То есть мы здесь люди пришлые. А истинных родовичей... Ну, пожалуй, что и нет. Я прав?

– Раннее средневековье – это время так называемых прототунгусских, точнее прототунгусо-маньчжурских племен. Вот они-то – мохэ, чжурджени – и есть прямые потомки наших северных коренных народов, конкретно – эвенков.

– Безусловно, интереснейшие находки – петроглифы, свидетельства культуры древних людей... Где они найдены, а главное, что вы прочитали в посланиях из прошлого?

– Они встречаются от северных границ нашей области до южных. Например, самый северо-западный петроглиф – возле бамовского поселка Мостовой, на Олекме. А самый южный... Точнее, юго-восточный – на Архаре. Он, к сожалению, не в очень хорошей сохранности: близко от реки, понятно – рыбаки, туристы...

– Надписи: «Здесь был Вася»...

– Ну да, плюс стрельба из ружей и винтовок. Картечь, свинец... Чисто российская дурь.

А что прочитать в этих посланиях? Понимаете, это многослойный памятник, нам важно понять, какой был культ у древних людей, как они совершали обряды, что, какие предметы считали священными... Поэтому проводятся раскопки, зачистки, осмотр расщелин скал с изображениями. На рисунках много абстрактного, например, каких-то точечек, палочек, черточек... И их современный человек не способен интерпретировать в силу своей ментальности. Ну, например, что может означать изображение взявшихся за руки людей? Любовь? Символ семьи? Ритуальный танец? Вопросов много, гипотез еще больше...

– Экспедиции – это всегда новые открытия, новые сказания, новые легенды... С чем-то необычным встречались, пусть не этим летом, пусть в прошлых походах?

– Ну конечно, мы же говорим о сакральных вещах. Те памятники культуры прошлого, те петроглифы – это же религиозные памятники, поэтому их всегда окружают различные мифологические сюжеты. Они передаются из уст в уста, нарративно (при слове «нарративно» ведущий понимающе кивнул головой), из поколения в поколение... А вот именно в последней экспедиции... В Усть-Уркиме недавно побывал единственный на Дальнем Востоке в истинном понимании этого слова шаман. Его зовут Савей, проживает он не на нашей территории, в Якутии... Но, сами понимаете, для того народа не существует границ, есть единое пространство... Он специально приезжал на праздник оленеводов... Камлал, играл... Тот есть выполнял свои обряды. Целил. Вытащил из языка одного эвенка чудом попавшую туда иголку; как она туда попала – загадка.

Из тела другого эвенка он вынул шерстинки сохатого – они причиняли ему массу неудобств, вызывали недомогания... Савей – очень сильный шаман, и мы очень сильно хотим к нему, скажу так, «подобраться». Он многое нам уже поведал, рассказал много историй, на многое непонятное нам открыл глаза.

О нём много написано в различной литературе, к сожалению, не научной, а околонаучной... Например, можно прочесть, что он среди зимы, в мороз из Лены (имеется в виду река), сквозь толщу льда (а она достигает метра и более) доставал со дна камни. И от этих камней шел пар, так как он накалял их своей энергией! Правда это или красивый вымысел? В чем истинность шаманства? Все это нам необходимо понять! Вот он – живой человек, не мифологический герой. И в следующих экспедициях мы продолжим работу с ним.

– А раскрытие тайн грозит карой тому, кто нарушил запреты предков? Я вот к чему: в прошлом году мне посчастливилось попутешествовать по югу Забайкалья. И бурят, показывавший нам предполагаемое место рождения Чингисхана, сам отвернулся и попросил нас только взглянуть – и больше не осквернять простым любопытством это место. Нельзя поднимать камни, нельзя сломать веточку – всё должно оставаться так, как было на протяжении веков.

– Понятная ситуация, она, конечно, имеет продолжение и в наших поездках. Понятно, это священные места, священная, сакральная информация... И не всегда эвенки готовы ею делиться. Но когда они чувствуют, что это не праздный интерес, когда они считают нас уже своими – а ведь мы проводим с ними долгое время, не раз бывали с ними в лодке, в тайге, у костра, то есть вместе кормили комаров... Когда они видят, что мы понимаем и уважаем их обряды и ритуалы, когда они осознают, что знания о них добываются ради них самих – тогда идут навстречу...

Видно, что они к своему прошлому относятся трепетно. Они же с этим выросли, это у них в крови, это их корни, их прошлое. По сути –это они сами...

И еще они понимают те социальные проблемы, которые над ними нависли, апокалиптически понимают, что приходят трудные времена для выживания этноса, и поэтому популяризацию своего этноса воспринимают в большинстве позитивно.

– А эти самые эвенки – они язычники, или их всё-таки стараются обратить в христианство? Или церковь на них не обращает внимания?

– Обращает, миссионерство есть и со стороны РПЦ, и со стороны протестантов... Долгое время в Усть-Нюкже проживал миссионер Рик Вьерес, сейчас он в Нерюнгри. Он распространил среди эвенков книжку с евангельскими сюжетами на эвенкийском языке. Книга по западному стандарту, красочная, яркая...

– Этакие комиксы...

– Комиксы! При этом Рик выбрал для издания те картинки, где Иисус Христос изображен не анфас, а в других ракурсах, чтобы особо не был виден разрез глаз, чтобы эвенки принимали его «за своего»... Но эвенка не обманешь: они же видят, что на нем нет унтов, лыж, что рядом нет оленей...

– Немного сменим тему. Почему, на ваш взгляд, власти сегодня согласуют свои действия с церковью? И почему церковь стала столь влиятельна в решении государственных вопросов, хотя официально она от государства отделена? И вообще, почему на территории нашего храма – того, что на Релочном – развевается российский флаг?

– Ну, развевается потому, что его там поставила епархия. Можно – и поставила.

Связка, спайка властей с церковью – это уже данность. Вопрос в другом – в том, что идет ущемление прав других конфессий. У нас, к примеру, протестантов на Дальнем Востоке больше, чем православных – и в количественном и, можно сказать так, в организационном смысле.

– Наши друзья с форума Амур.инфо интересуются вашим отношением к тому, что в школах вот-вот начнут преподавать – не ручаюсь за точность названия предмета, но что-то типа «Основ религии»...

– Это лучше, чем «Основы православной культуры», которые хотели ввести в школах в недавнем прошлом. Более того, в отдельных регионах, в частности, в Белгородской области, ввели, что вызвало громкие протесты. Сейчас идут разговоры о введении «Основ истории религии» или «Основ религиоведения». Кто не хочет изучать эти предметы – для того «Основы светской этики». Повторяю, это лучше, чем основы только православной культуры. Потому, что у нас полиэтническое, поликонфессиональное государство, и всем нужно давать равные права.

– Помните известное полотно художника Иогансона «Допрос коммунистов»? Сейчас нас сфотографируют мои коллеги и на форуме Амур.инфо будет выложено полотно «Допрос коммуниста Кобызова». В частности, меня интересует вопрос: ваша фракция была против назначения губернатором Олега Кожемяко, о чем вы ему и сказали. Как складываются отношения сейчас, по прошествии нескольких месяцев? Не пересмотрели ль вы своего отношения к назначениям главных администраторов вообще, и к его – в том числе?

– Нет, конечно, мы ведь всегда выступали против назначения губернаторов. Их нужно выбирать. А отношения с Олегом Николаевичем? Они, скажу так, удаленные...

– Равноудаленные...

– Равноудаленные. После того, как мы встречались, когда его утверждали – больше встреч не было. Понятно, приходится решать вопросы. Решаем... В общем, всё сугубо по делу.

– Какие главные, принципиальные вопросы решались на прошедшей только-только сессии заксобрания? Я слышал, фракция КПРФ опять против чего-то голосовала... Против чего? И почему?

– Мы голосовали против того, как распределяли оставшиеся до конца года 600 миллионов рублей. 27 миллиона 502 тысячи рублей правительство области желает потратить на освещение своей деятельности в СМИ, на публикации в газетах и телеэфир, на организацию какой-то очередной телесети... Мы считаем, что это огромные суммы. На них можно много эфира купить для пиара.

Или есть такая строчка, где предлагается профинансировать экспертизу некоего молодежного проекта. Или пустить деньги на представительство Амурской области при правительстве в Москве – на дополнительного шофера там требуют почти полмиллиона рублей, это на оставшиеся-то до конца года месяцы... Вот мы против таких вещей и голосуем. Они просто противоречат здравому смыслу – вот и всё...

– А вы на что предлагали потратить?

– На ремонт школ, на дороги, на возможность понижения транспортного налога – кстати, именно этот вопрос мы поднимали уже 4-й раз, понимая, что ставки у нас сильно завышены. Но нам говорят – нет средств. А народ при этом перестает налог платить, идет на всякие ухищрения, вплоть до того, что ставит автомобили на учет в Читинской области и в Хабаровском крае, где ставки ниже. В общем, средства, как вы видите, есть, вот только как их распределяют...

– А почему вы всегда против решений властей? Вот и против повышения пошлин на ввоз подержанных автомобилей выступали... Ведь эта мера, согласно заявлениям тех же властей, направлена на оздоровлениё нашей экономики... То есть, вы, как государственный человек, должны были поддерживать!

– Да эта мера направлена на то, чтобы экономику Дальнего Востока еще более расшатать. Эта мера бьет по карману нас, дальневосточников. Вы же видите, какие сейчас сложились цены и как по большому счету недоволен народ... Опять же, и здесь голь на выдумку хитра, и автомобили все равно попадают на наш рынок – просто в обход кордонов... Просто деньги уже идут не в казну, а... Ну, тут всё понятно.

– А что вы так вдруг насупились?

– Да тема больная!

– Ну, уж коль скоро заговорили о транспортных средствах, завершу нашу беседу вопросом форумчанина «мумрика»: почему у вас такой автомобиль? Речь идет об автомобиле «Ока»...

– Почему-то все думают, что депутат получает баснословные суммы. Ну, если и получают, то только те, кто работает на постоянной основе, таких в Законодательном собрании семеро, и получают они зарплату более 100 тысяч рублей. И, соответственно, они имеют и джипы, которые их возят, и другие привилегии. А что касается тех депутатов, которые не в партии власти, тех, что в оппозиции – ну откуда у них средства?

А «Ока»? Ну, так получилось, что езжу на ней. Вообще она принадлежит моему деду, которому 91 год. Он заслуженный человек, ветеран боевых действий, инвалид и не может системно ездить, вот я ему и помогаю...

– Ну и как «Ока»?

– Так ведь уступает, конечно, японским автомобилям! Как тут поддерживать повышение таможенных пошлин на иномарки?!

***

На этом в беседе была поставлена точка и, поблагодарив хозяев студии за вкусный чай, Роман Александрович сел в свою машину, которая вскоре скрылась за изгибом дороги, ведущей к «Авторадио».

На город опускались сумерки...