https://www.amur.info/news/2007/02/16/31138

Тещины вечерки: Масленица напекла блины, надорвала животы

16 февраля 2007, 09:58

Тещины вечерки сегодня – пятый день масленой недели. Зятья должны приглашать своих тещ в гости и угощать их блинами. В старину званая теща обязана была с вечера прислать все необходимое для печения блинов: сковороды, половник, кадушку для опары. А тесть – мешок гречневой крупы и масло.

Являлся и бывший дружка, который играл ту же роль, как и на свадьбе, и получал за свои хлопоты подарок. А вот если зять пренебрег обычаем, значит, вызвал обиду и разжег «войну» между ним и тещей. Суббота — золовкины посиделки. Молодые невестки приглашали в гости к себе золовок, а новобрачная невестка должна была подарить им подарки. Начиная с пятницы, молодые обязаны жить у тещи. На них смотреть приезжали из соседних деревень. Гостей молодуха угощала пивом, женщин и девушек целовала. Потом к вышедшему на середину комнаты мужу подходила жена и целовала его. После этого гости поочередно целовали молодую, жали руки, говоря: «Спасибо на Масленице!» - затем уезжали к другим. В Прощеное или, как говорили, прощальное воскресенье провожали Масленицу, а заодно и зиму. В некоторых деревнях соломенную куклу, облаченную в рубашку, сарафан и платок, хоронили. Одна из женщин, участвующих в обряде, наряжалась в попа, другие брали куклу под руки и таким образом сопровождали попа из одного конца деревни в другой. Когда процессия пускалась в обратный путь, Масленицу клали на палки-носилки, накрывали пеленкой. Дойдя до места обряда, куклу раздевали и разрывали. Толпа шумела кто во что горазд: кто-то плакал, кто-то выл, кто-то хохотал. А когда Масленицу хоронили, пели песни: А мы Масленицу прокатали, В ямочку закопали. Лежи, Масленица, до налетья, А на лето раскопаем. Но чаще всего соломенную куклу сжигали. С утра надевали ее на кол и ходили под окнами каждого дома, напевая: Государыня ты, Масленица, Полизуха ты, Борисьевна, Полизала да уехала, А опять-то не приехала! Мы дождемся великого дня. В великий день нам яичко дадут. А яичко-то красненькое, А куличечка-то сдобненькая, Подавайте. Не ломайте По целому пирогу! А также: Масленка, Масленка, Какая ты малая! Кабы тебе семь недель, А посту – одная! Или: Прощай, Масленица-вертушка, Настает великий пост. На деревне все приели, Подают селедки хвост! Как на масляной неделе В потолок блины летели! Уж ты Масленица, ты обманщица, Говорила семь недель, а остался один день! Процессия с соломенным чучелом Масленицы с песнями и приговорами двигалась к околице. А там уже ребятишки и подростки сложили костер из дров, соломы из каждого двора. И Масленицу сжигали под песни: Масленица загорела, Всему миру надоела, Обманула, провела, Годика не дожила, До поста довела. Шла сторонкою к нам, По заулочкам, закоулочкам, Несла блинов чугуны, Надорвала животы! Блинов напекла, Сама все пожрала, А нам редьки хвост Дала на пост! Весело гуляла, Песни играла, Протянула до поста - Гори, сатана! У костра собиралось много народу. Люди пели песни, веселились, прощались с Масленицей и в шутку и всерьез. Подбрасывали в огонь солому, бросали блины: «Гори, блины, гори, Масленица!». А перемазанные сажей парни старались выпачкать других, и в первую очередь девушек, а с ними и тещ: «Теща, люли, поджаривай блины!» Солому, связанную в снопы, складывали в сани и корыта, поджигали ее, и всей гурьбой шли вслед за санями, вдоль деревни с песней: Подергалась, Подпоясалась – на весь мясоед, На всю Масленицу! Не отторну хвоста До Великого поста! Прощай Масленица-ерзовка! Оставила нас – на кислый квас, На постные щи, На холодные харчи! Праздничное веселье, обрядовые и необрядовые действия, игры и затеи продолжались только до вечера Прощеного воскресенья. Как только звонили к вечерне, веселье в толпе обрывалось и сменялось «постным» настроением. После вечерни начиналось прощение грехов друг другу. Старики заходили на могилы и там, поклонившись до земли, говорили: «Прости меня, грешного!» Потом шли к соседям и просили прощения у них. В это же прощальное воскресенье старались есть много и часто – наедались всего скоромного. Со стола после ужина оставшуюся пищу не убирали для того, чтобы ночью могли прийти и заговляться умершие родственники. Все готовились к Великому посту.