https://www.amur.info/news/2013/07/19/2394

Героическому походу отряда Пояркова - 370 лет

19 июля 2013, 17:18

26 июля исполняется 370 лет со дня начала экспедиции Василия Пояркова.

Обратимся к истории. Территория Сибири и Дальнего Востока была освоена благодаря отважным землепроходцам. Путь на восток проложил отряд Ермака в 1581 году. Открытие Сибири вызвало большой интерес у торговых и промышленных людей, которым нужны были новые источники сырья и новые рынки сбыта. Именно они снаряжали дальнейшие экспедиции за Урал, которые постепенно дошли до берегов сибирской реки Лены. Якутский острог, построенный в 1632 году, стал опорным пунктом в продвижении исследователей к землям Приамурья.

В 1639 году отряд казака Ивана Москвитина совершает поход к Охотскому морю, где от местного населения (эвенков) узнают, что к югу протекает большая река, на берегах которой проживают люди, занимающиеся земледелием, охотой на пушных зверей, рыболовством, добычей серебра и золота. Это было первое известие об амурских землях.

Накануне Якутский острог царским указом был объявлен центром Якутского воеводства. Первый воевода Петр Петрович Головин с пониманием отнёсся к сообщениям первопроходцев: для поиска путей на Амур из Якутска были организованы отряды Максима Васильева и Епалия Бахтияра. Судьба последнего так и осталась неизвестной, а первый отряд вернулся, не достигнув Амура.

Спустя несколько лет один из отрядов, занимающийся сбором ясака (податей) в устье реки Алдан, узнаёт, что существует другой путь в Даурию, более удобный, чем витимский – по реке Алдану и его притокам.

(Из неопубликованной книги А.С. Завьялова и Э.П. Лакстигал)

«Новая экспедиция на Амур во главе с письменным головой (заместителем воеводы по общегосударственным вопросам) Василием Даниловичем Поярковым готовилась основательно. Воевода выделил 6 дощаников (сравнительно больших речных судов), продовольствие, снаряжение, боеприпасы. Отряд направлялся «на Зию и Шилку-реку для ясачного сбору и прииску вновь неясачных людей и для серебряной и медной и свинцовой руды и хлеба». Он насчитывал 132 человека, среди которых было 112 «служилых», 15 «охочих промышленных людей», 2 целовальника (заведующих казной и занимающихся учетом ясака, кузнец и 2 толмача (переводчика), один из которых в свое время был в отряде Москвитина. В экспедиции приняли участие и другие участники похода Москвитина, в частности, бывший десятник Юрий (Юшка) Петров, в отряде Пояркова имевший уже ранг пятидесятника.

Проводником по Амуру и Гонаму, как писал позднее Поярков, "послан был… тунгус с Алдана–реки Бутанского острогу лагирский князец Шамоев Томкони"».

Дополнительным наказом воеводы было построить на новых землях острожки и укрепить их.

26 июля (по новому стилю) 1643 года экспедиция вышла из Якутска. Спустились вниз по Лене на дощаниках, через три дня вышли на ее приток Алдан и направились вверх до устья реки Учур. Добрались туда только через месяц ввиду большой скорости течения Алдана, еще 10 дней шли по Учуру до устья Гонама.

«На Гонаме казакам пришлось преодолеть 42 порога и 22 шиверы (гряда камней, не полностью перекрывающих русло). На гонамских порогах Поярков потерял два из шести дощаников, которые разбились о камни и затонули, а с ними часть продовольствия и снаряжения, и 8 пудов свинца.

Пять недель понадобилось Пояркову, чтобы подняться до реки, которая в его «скасках» будет обозначена, как Нюемка. Наступил "замороз". Реки встали в том году рано, 29 сентября (10 октября по новому стилю). В устье Нюемки люди Пояркова поставили зимовье. Через две недели Поярков принял решение оставить на зимовку часть отряда (42 человека) во главе с Патрикием Мининым, а сам с отрядом в 90 человек, взяв оружие и небольшое количество хлеба, отправился к перевалу, перешел на южный склон Станового хребта и к 27 октября (7 ноября) достиг правого притока Зеи-Брянды-реки (современные поярковеды считают, что это – река Мульмуга). По ее льду 10 (21) ноября 1643 года отряд вышел к Зее. Здесь казакам встретились юрты эвенков-улагиров (Улагиры – древний эвенкийский род, кочевавший от Олёкмы и дальше на восток. Памятью об этом роде остались на современных картах названия рек, многочисленных улягиров, в долинах которых жили и охотились представители этого рода), от которых они узнали, что ниже по реке живут «пашенные» оседлые дауры.

В устье Уркана Поярков встретил скотоводов, тунгусов-баягиров. А спустя еще три дня близ устья реки, которая в "скасках" названа Умлеканом, поярковцы впервые увидели расчищенные от леса поляны, на которых из-под снега виднелись черные комья земли. Здесь жил даурский князек Дотыул со своим родом. Дауры – народ, говоривший на языке, близком к монгольскому, но с большой примесью тунгусо-маньчжурских элементов. Дауры занимались земледелием и животноводством, засевали поля ячменем, овсом, гречихой, коноплей, разводили лошадей, коров, овец, имели домашнюю птицу. Были формально независимы. Вели торговлю с маньчжурами. Позднее Поярков отмечал, что, в случае отказа дауров от грабительской "мены" с маньчжурскими купцами, из Маньчжурии посылались войска, "воюя годами, по дважды и по трижды".

Поначалу у Пояркова с даурами сложились вполне миролюбивые отношения. Поярков встал лагерем, взял Дотыула аманатом (заложником).

Запасенного даурами продовольствия было недостаточно, чтобы обеспечить большой отряд. Дотыул рассказал Пояркову, что ниже по течению, в устье реки Силимбы (Селемджи), находится укрепленный город Молдокидыч, и что в нем и вокруг него живет несколько сот человек, занимающихся земледелием и скотоводством. За продовольствием напросился идти пятидесятник Юшка Петров, с которым Поярков отправил 70 человек.

Как только отряд Петрова показался на виду у Молдокидычв, три даурских князца: Досий (Дози), Колпка и Доварь вышли навстречу и заявили о своей готовности платить ясак. Казаки задержали Досию и Колпку в качестве аманатов. По распоряжению Досия Петрову были предоставлены вне стен города три юрты для жилья, и для него "велено доставить сорок кузовов круп овсяных и десят скотин". Дауры Молдокидыча снабдили русских продовольствием в обмен на будущую помощь в борьбе дауров с солонами (эвенкийский род, обитавший в низовьях Зеи и на правом берегу Амура) и их князцом Балдачи, которых маньчжуры снабдили огнестрельным оружием и дали "право покорять" даурские роды. Городок Балдачи располагался ниже устья дальневосточной реки Томи, впадающей в Зею.

Такая миролюбивая встреча создала у Петрова неверное представление о слабости дауров, а жадность толкнула его на авантюру. Молдокидыч был достаточно укрепленным городом со стенами, башнями, рвом и подкопами. Дауры умели обороняться, чего не учел Петров, имевший опыт разгрома незащищенных юрт. При попытке взять Молдокидыч приступом казаки были разбиты, а десять из них – смертельно ранены. Во время боя за город Колпка был застрелен, а Досий убил караульного казака и бежал к своим. После боя дауры отогнали скот и забрали продовольствие.

Казаки отступили к своим юртам. Трое суток осаждали их дауры, затем отступили. Тогда казаки без продовольствия бежали обратно на Умлекан.

Отряд Пояркова остался без продуктов. В поселении начался голод. Казаки питались толченой корой, перемешивая ее с мукой. Вскоре не осталось и муки.

Узнав о тяжелом положении, дауры стали нападать на лагерь, но, вооруженные лишь копьями и луками, они не могли противостоять "огненному бою" казаков, и вскоре прекратили свои атаки. Когда начался голод, участники похода на Молдокидыч были лишены продовольствия вообще. Как писал в жалобе на Пояркова один из участников похода, Поярков предложил: "кому охота не помереть", выйти на луг, где лежат трупы убитых дауров, и «кормиться ими, если хотят». Голодные казаки, подобрав трупы, стали их есть. К весне в результате истощения и от ран умерло 40 человек. Зимовка отряда Пояркова 1643-1644 гг. была одним из наиболее трагических эпизодов в истории присоединения Приамурья к России.

Весной по Зее на выстроенных (по другой версии – перетащенных через перевал) судах к умлеканским зимовщикам пришла оставленная на Становом хребте часть отряда. Землепроходцы поплыли вниз по Зее, вскоре достигнув Амура. Ниже устья Зеи поярковцам встретился новый народ – дючеры (джучеры – от местного названия реки Зеи – Джи), говоривший на языке тунгусо-маньчжурской группы.

"Для разведки вниз по Амуру был отправлен десятник Илейка (Илья) Ермолин с двадцатью пятью человеками. Но, наслышанные о казаках, местные жители избегали встреч с русскими. Проплыв по Амуру трое суток и ничего не узнав, Ермолин повернул назад. Против течения лодки пришлось тянуть бечевой. Ночью на ермолинцев напали дючеры. Спастись удалось только двоим.

Поярков, не решаясь вернуться проторенным путем, направился вниз по Амуру, стараясь держаться подальше от прибрежных поселений. Осенью 1644 года ниже правого амурского притока реки Сунгари казаки встретили земли натков (нанайцев), а еще через несколько дней пути – земли гиляков (нивхов). В отличие от дауров и дючеров, эти племена не знали земледелия и жили рыбным промыслом и охотой. Поярков выяснил, что население нижнего Амура совершенно не зависимо и "ясаку никому не дают". Здесь, на гиляцкой земле, отряд поставил свое зимовье.

Собрав с нивхов ясак в количестве дюжины сороков соболей (480 штук), Поярков по окончании зимовки решил возвращаться в Якутск Охотским морем. 12 недель понадобилось казакам, чтобы на речных судах с нарощенными бортами вдоль береговой линии Охотского моря добраться до устья Ульи, где отряд остановился на третью зимовку.

В мае 1646 года, поручив двадцати своим людям сбор ясака с окрестных тунгусов, Поярков пошел вверх по Улье, до волока, а потом по Юдоме, Мае, Алдану и Лене вернулся в Якутский острог. С ним возвратились 33 человека.

По Верхнему Приамурью (территория почти совпадающая с территорией Амурской области) Поярков прошел 1524 километра. А общий путь отряда составил 7500 километров. В своей "отписке" о путешествии Поярков составил чертежи Алдана, Зеи и Амура с подробным их описанием».

Героический поход отряда Пояркова навечно вписан в историю русских географических открытий. Тяжёлый поход был совершен без компаса и карт. Ценные сведения, полученные якутскими воеводами от Пояркова, послужили толчком для дальнейшего продвижения русских на Амур.

После завершения экспедиции Поярков начал хлопотать о присоединении приамурских земель к России: «Там в походы ходить и пашенных хлебных сидячих людей под царскую... руку привесть можно, и ясак с них собирать,- в том государю будет многия прибыль, потому что те землицы людны, и хлебны, и собольны, и всякого зверя много, и хлеба родится много, и те реки рыбны...», разработал и подал якутскому воеводе проект освоения Приамурья. Несмотря на всю свою жесткость, это был человек целеустремлённый, храбрый и выносливый, мыслящий по-государственному. Он мог много раз повернуть назад, но прошёл свой путь до конца.

В честь Пояркова был назван один из районных центров Амурской области.

Звание «Первый почётный гражданин Зейского района» присвоено Василию Даниловичу Пояркову решением Зейского районного Совета народных депутатов от 10.09.2003 № 19/505 за услуги в изучении и освоении Приамурья в 1643–1646 г.г.

В селе Умлекан на берегу Зеи, на месте зимовки отряда Пояркова, стоит крест в память первопроходцам (фото разных лет).