https://www.amur.info/news/2020/12/09/182156

Жители амурского севера требуют ужесточить наказание за загрязнение рек варварской золотодобычей

9 декабря 2020, 12:00

Ситуация с недобросовестными амурскими золотодобытчиками обрастает всё большими подробностями. Министерские проверки, вылившиеся в серьёзные санкции для нарушителей, оказалось, инициировали жители северных районов Приамурья. В сентябре соответствующее обращение губернатору подписали больше тысячи двухсот амурчан.

«Мы устали просить. Мы требуем…»

Обращение губернатору Амурской области, которое в сентябре этого года подписали 1 243 жителя севера Приамурья, оказалось в распоряжении редакции Амур.инфо. Стоит сказать, что в документе большинство подписей жителей Селемджинского района. Если учесть, что, по актуальным данным, в районе проживает чуть больше 9 800 человек, то получается, что обращение подписали около 12 % его жителей.

«В последние годы реки нашего района, в том числе и Селемджа, наша гордость и источник пропитания, быстро превращаются в сточные канавы, где не осталось ни воды, ни рыбы. И виной тому деятельность многочисленных компаний, которые активно занялись добычей золота на территории района», — пишут амурчане.

В конце письма люди отметили, что больше не могут просить, они вынуждены требовать действий от власти.

«Мы устали просить. Мы требуем…» — такой формулировкой северяне предваряют целый список своих требований. Среди них есть такие, как ужесточить меры наказания за нарушения природоохранного законодательства — многократно увеличив размер штрафов за загрязнение рек, прекращать действие лицензии за повторное нарушение, а также провести оценку территорий, ранее нарушенных золотодобычей, и рекультивировать их.

фото: @rogalev1977

Жадность и жажда наживы

Упоминание о том, что реки для жителей севера Приамурья источник пропитания, — не громкие слова. Во многом и сегодня люди там живут рыбалкой, охотой и лесозаготовками.

— Для примера: ракообразные мальки, что обитают у берегов рек, — это корм для хариуса и тайменя. Из-за добычи берега заиливаются, рачок пропадает. Если раньше можно было прийти с удочкой к реке и вытащить с десяток хариусов, то сегодня даже одну рыбу поймать проблема, — рассказывает один из инициаторов обращения, охотовед из Стойбы Евгений Рогалев.

В Селемджинском районе Евгений живёт 12 лет и лично наблюдает за тем, как прозрачные северные реки превращаются в грязные лужи.

— Три года назад я начал общественную работу. Собираю фотографии и видео загрязнённых рек. Стараюсь объединить жителей района, чтобы вместе обратить внимание власти на эту беду. Реки не просто грязные, в них снизился уровень воды, если раньше по ним ходили теплоходы, то теперь и моторная лодка не везде пройдёт, — продолжает охотовед.

Нежелание золотодобытчиков заботиться о природе Евгений связывает с банальной жадностью.

— На очистку воды и рекультивацию они (золотодобытчики) должны тратить свои деньги, а их, видимо, жалко. По моим наблюдениям, рекультивацией они вообще не занимаются, — отметил Евгений Рогалев.

А ещё жажда обогащения приводит к спешке, в которой не остаётся времени на «какую-то там заботу о природе». По словам местных, золотодобытчики, которых с каждым годом ставится всё больше, стараются заполучить участок, а дальше выкачать из него всё, что можно, пока погода позволяет. Не всё так хорошо и с рабочими местами, которые получают северные территории от этих фирм.

— Наших, местных, там работает мало. Всё больше приезжих со всей России. Да и специалистов у нас мало своих осталось — разъезжается народ, — объяснил Евгений Рогалев.

Ущерб на 135 миллионов

И само обращение, и те письма, что поступали в органы власти до него, послужили отправной точкой в череде проверок. Так, осенью грязная вода Малого Караурака послужила поводом для визитов к золотодобытчикам Селемджинского района природоохранной прокуратуры. А после свою проверку провели и в министерстве природных ресурсов области.

— Мы сделали заборы проб вверх по течению реки и вниз по течению 23 и 25 сентября 2020 года. Но даже визуально вода в реке была загрязнена. Лабораторный анализ показал превышение в воде взвешенных веществ в два раза, — рассказали Амур.инфо специалисты министерства.

В отделе геологии и природопользования Департамента недропользования по ДФО сообщили, что указанные участки находятся в зоне разработок золотодобывающего предприятия «ТРИ П» Пилоса Манукяна. При этом права использовать реку у компании не было.

— У предприятия отсутствовала лицензия на право пользования водным объектом. Рассчитанный нами с 23 по 25 сентября ущерб природе составил 135 миллионов 344 тысячи 115 рублей, — объяснили в министерстве природных ресурсов Амурской области.

Следом за министерством свою проверку провели в Росприроднадзоре. И по сведениям ведомства, уже после 25 сентября Малый Караурак на указанных участках остался грязным. А в начале ноября фотографии и видеоматериалы с грязной водой Караурака присылал в надзорные органы Евгений Рогалев.

— Реки грязные всё время. Все те годы, что я живу на севере, вижу грязную воду, идущую вниз от золотодобывающих предприятий. Это не беда – это катастрофа, — заключает охотовед.

Судебная тяжба

После необходимых процедур, разбирательств и прений золотодобытчиков оштрафовали. Ответственность должны понести как юридическое лицо, так и должностное. Но тут нужно обратить внимание на суммы штрафов. В первом случае — это 200 тысяч рублей. Во втором — 50 тысяч. Есть ещё минимальная сумма ущерба в шесть миллионов рублей, определённая нормативно-правовыми актами Российской Федерации.

— Если не брать во внимание сумму ущерба, то штрафы таковы, что золотодобытчикам проще их заплатить, чем делать всё, как положено, — отмечают в министерстве природных ресурсов.

Однако и сумму ущерба, и штрафы то же «ТРИ П» оспорит в Селемджинском районном суде.

— Тяжбы могут затянуться на год. Селемджинский суд — это только суд первой инстанции. Вот, например, с ЗДП «Витязь» мы прошли девять арбитражей. А с тем же «Хэргу» судились с весны 2019-го до октября 2020-го, — объясняют в региональном министерстве.

Но пока будет идти суд, золотодобытчики продолжат свою работу: никто не может лишить их лицензии.

— Есть ещё одна серьёзная проблема. Часто такие компании берут лицензию на разведку. В таком случае предполагается только бурение, но по факту по этой лицензии они незаконно добывают золото. Чтобы проверить их той же прокуратуре, требуется уведомление. Но тогда нарушители будут знать, когда приедут проверяющие, и смогут замести следы. В их распоряжении вертолёты, техника, собственные охранные предприятия. К ним даже на территорию по закону просто так не попадёшь, — говорят в амурском минприроды.

А ведь всё это – и вертолёты, и техника, и охранные предприятия – содержится, получается, на незаконно добытое золото. Замкнутый круг, который, и по мнению жителей, и по мнению специалистов, смогут разорвать только жёсткие законодательные меры.

Кстати

Об ужесточении наказания за загрязнение рек золотодобытчиками ещё в августе этого года Сергей Маху говорил с прежним главой федерального Министерства природных ресурсов и экологии Дмитрием Кобылкиным.

Тогда Дмитрий Кобылкин призвал не жалеть нарушителей природоохранного законодательства и наладить систему мониторинга за водами региона.