https://www.amur.info/news/2003/10/29/15272

Мэрская доля

29 октября 2003, 10:43

Предлагаем вниманию читателей подробности "хождений по мукам" семьи Кирилловых из Белогорска (см. сообщения на сайте 13, 27 и 28 октября). Материал предоставлен коллегами белогорской газеты "ТВС-анонс".

ДОЛЯ - 1.Участь, судьба. 2. То, что приходится на каждого участника при делении чего-л. на части или то, что вносится каждым участником в общее дело; пай. (Из словаря русского языка). Как видно, русский язык очень богат. Богат на сравнения, на впечатления, которые с его помощью можно выразить. Богата и насыщена и наша жизнь. Участь и доля одних - отстаивать свое право на жизнь, участь других - руководить или состоять в долях какого-нибудь прибыльного дела. Хорошо, если одни не мешают другим, хуже, если их интересы пересекаются. И совсем плохо, когда большие доли не считаются с маленькой, пытаясь приумножить свою. Появившаяся 11 октября на центральной площади Белогорска палатка и снующие вокруг нее люди вызывали удивление у спешащих мимо горожан. Полотнище четырехугольного сооружения с трудом просматривалось между наклеенными исписанными листами бумаги. Бросалась в глаза крупная надпись: «А.Ходунов, уберите от нас свои длинные руки!» Белогорцы останавливались, читали обращения, задумчиво качали головами, высказывали свои замечания и шли дальше, то и дело оглядываясь на не вписывающуюся в окружающую обстановку четырехугольную палатку. О судьбе единственного в городе семейного подряда Кирилловых «ТВС-анонс» писал уже не раз. Вот уже на протяжении двух с половиной лет мать четверых детей, коренная жительница Белогорска и предприниматель Зоя Кириллова, воюет с городской администрацией и чиновниками различных уровней и рангов, отстаивая право на жизнь и кусок хлеба. Взятый девять лет назад в аренду павильон в центре города стал эпицентром борьбы за право обладать этим куском земли. Напомним, что закусочная «Золушка» была открыта в одном из нескольких, построенных в 1994 году на улице Садовой павильонов, рассчитанных на предпринимателей, ведущих небольшой бизнес. У кого-то дела шли потихоньку, кто-то перепродал свой «домишко» спустя некоторое время, но у Зои Васильевны дела шли нормально. Беляши и чебуреки стали любимым «перекусом» многих белогорцев. Однако все хорошее когда-то кончается. Проблемы у семейного подряда начались в мае 2001 года, когда двое частных предпринимателей, близких к главе администрации Александру Ходунову, решили на паях (в доле) построить в центре города трехэтажный торговый центр для того, чтобы сдавать его площади в аренду. Они, как настоящие предприниматели, понимали, что сдача торговых площадей в аренду - очень выгодный бизнес. Поэтому, владея (опять же на паях, в доле) двумя торговыми центрами, они решили построить еще один, для тех же целей. То, что бизнес выгодный, понимал и глава администрации Александр Ходунов, подписывая разрешение на выделение земельного участка под новое строительство. Естественно, его доля в строительстве торгового центра ограничивалась собственной подписью на документе. Вопрос только в том, сколько она стоит... После этих формальностей дело осталось за малым - устранить лишних. А ими оказались владельцы павильонов. По разным причинам менее приближенные к главе предприниматели были вынуждены продать свое имущество либо вообще бросить его. Но Зоя Кириллова, владелец закусочной «Золушка», приобретенной к тому времени семьей в собственность, оказалась крепким орешком. И, в соответствии с жанром детектива, к ней стали применяться самые различные методы. Сначала это была бумажная война между ней, городской администрацией и отделом по управлению городским хозяйством, строительством и архитектурой. Затем подключилась СЭС. В один из дней выгребная яма закусочной была «случайно» завалена. И центр Госсанэпиднадзора не замедлил отреагировать - «Золушку» закрыли. Доказывая, что все было сделано специально, что она ранее работала в соответствии со всеми требованиями и нормами, что злополучный выгреб всегда был на месте, Зоя Васильевна добралась до Москвы. Выслушав заплаканную, измученную и отчаявшуюся женщину, которая трясущимися руками раскладывала на столе в комитете по антимонопольной политике бумаги, один из высоких чинов заверил Зою Васильевну, что ей нечего бояться, она может возвращаться домой и спокойно работать, никто не имеет права ей мешать. Однако местные чиновники были совершенно иного мнения. И, чтобы добить несчастную женщину, к ней применили другой метод. Прекрасно сознавая, что реализация собственноручно изготовленной продукции является единственным доходом матери четверых детей, предпринимательницу стали периодически «навещать» представители различных «дружественных» органов, мотивируя тем, что к ним поступают жалобы на ее выпечку. Утверждения, что она занимается продажей беляшей и чебуреков незаконно, Зоя Васильевна не принимает и не понимает. Она уверена в том, что все подобные проверки провоцируют специально и проведение контрольных закупов ее продукции является развитием конфликта между ней и городской администрацией. Пока за Кирилловой шла «гонка преследования», долевая собственность - торговый центр - ширился и рос. Кирпич, действительно, очень качественный, если верить Александру Ходунову, привозился то ли из Новосибирска, то ли еще откуда. Причем кирпичики были в целлофане, о чем глава с удовольствием сообщал горожанам в эфире одной из местных телекомпаний. При этом все время хотелось у него спросить: «Вам все предприниматели докладывают, откуда они что привозят? Такая осведомленность, будто вы эти кирпичи для себя заказывали!» Попутно выяснилось, что вместо запрошенных 783 кв. метров под строительство торгового центра, было отведено в три раза больше. На этом участке земли по стечению обстоятельств как раз и стояла закусочная Кирилловых. То есть большая доля поглотила маленькую. В один из наших разговоров Зоя Васильевна сквозь слезы сказала: «Если ничто не поможет, то выйду на площадь, оболью себя бензином и подожгу!» И глядя в ее отчаявшиеся, не верившие в справедливость глаза, чувствовалось, что довели. Но, слава Богу, до этого не дошло, отговорили. Тогда семья Кирилловых решила выразить протест другим способом. 11 октября женщина, мужчина и четверо детей объявили бессрочную голодовку и установили на площади палатку, в которой намеревались жить до тех пор, пока у власти наконец не заговорит совесть. Привезя самое необходимое (два матраца, одеяла, раскладной столик, дрова для костра и чайник с водой), Кирилловы стали обустраиваться. До самого вечера внимания к ним никто из властей не проявлял. Лишь горожане подходили, сочувствовали, сопереживали, оставляли свои подписи в поддержку требований семьи и спешили домой, в тепло. А на улице как раз похолодало, дул пронизывающий ветер. И, глядя, как кутаются в пальтишки дочери Зои Кирилловой, спросили: «А вдруг замерзнут, простынут и заболеют?» Ведь даже пологи палатки не доставали до земли, свободно пропуская ветер. «Дети решили быть со мной. Они специально из Благовещенска, где сейчас учатся, приехали, чтобы поддержать меня. Это ведь и их будущее, они тоже работали в закусочной, пекли, жарили». Шмыгающая покрасневшим на холоде носом девчоночка кивает, подтверждая слова матери. «Мы ведь вместе все делали, - говорит она, - работали, помогали маме. А теперь нас, как не нужных никому людей, хотят затоптать в грязь, лишить возможности честно работать не только для себя, но и для людей, простых горожан». Стояли мы и думали, почему же так получается? И все рассуждения почему-то упирались в слово «доля». Такое оно емкое оказалось. Оглядевшись по сторонам, оценили смысл происходящего. С чего это вдруг так активно площадь начали готовить к реконструкции, в смысле покрытия ее плиткой? Не потому ли, что надо одновременно ввести в эксплуатацию торговый центр и сделать подходы к нему? Ведь так приятно стоять и смотреть из окна, как в красивый магазин, построенный в доле, идут избиратели и оставляют свои кровные, приумножая обеспеченность всех участников стройки. Ведь вот как удачно пересеклись интересы власти и крупного бизнеса: все при делах и в доле. Ну подумаешь, выжили какую-то женщину с четырьмя детьми, зато какой еще один торговый центр построили! И общими усилиями, ведь каждый участник стройки внес в нее свою, определенную долю. Но вернемся к голодовке. Первая реакция на протест семьи Кирилловых проявилась через несколько часов. Приехавший на площадь исполняющий обязанности начальника милиции Анатолий Варгачев сказал Зое Васильевне, что она нарушила статью 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, запрещающую несанкционированные пикеты и митинги. Оказалось, что для проведения пикета, необходимо уведомить об этом главу администрации. Милиция по-хорошему предложила Кирилловым покинуть площадь и сделать все по закону. Правда, протокол о нарушении все-таки составила. Поздно вечером семья приняла решение свернуть палатку и приостановить голодовку, а в понедельник, как положено, сообщить городской администрации о том, что она уведомляет о своем намерении повторить акцию протеста. Не удивительно, что в регистрации заявления ей было отказано. Секретарь как отрезала: «Не буду регистрировать, и все!». Тогда Кириллова попыталась обратить внимание городской прокуратуры на то, как вольно в администрации Белогорска обращаются с заявлениями граждан: хотят - регистрируют, хотят - нет. Но пока прокурорские работники объясняли ей, что такова ее доля, площадь, где сутки назад стояла палатка, фактически оцепила милиция. Уведомление о том, что голодовка на площади будет продолжена, Зоя Кириллова отправила главе администрации заказным письмом.Как-то на заседании горсовета один депутат сказал, что доля Александра Ходунова в доле муниципальной собственности настолько велика, что ему «уже стоит заказывать фуфайку и кирзовые сапоги». И это тоже их, глав администраций, доля... Елена Гладышева, Вячеслав Шилов «ТВС-анонс» №48, г.Белогорск