https://www.amur.info/news/2017/12/26/133279

Итоги 2017 года подвели в приемной бизнес-омбудсмена

26 декабря 2017, 11:56

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Приамурья Оксана Степанова подвела итоги работы в уходящем году. За 12 месяцев помощь бизнес-омбудсмена потребовалась в 564 случаях.

Предприниматель Голиусов Сергей занимается торговлей автомобильными запчастями, ежегодно Сергей Васильевич в сроки сдает налоговые декларации, оплачивает все положенные отчисления и до конца 2014 года не имел проблем с налоговой инспекцией.

«Произошла какая-то бумажная несостыковка между Пенсионным фондом и налоговой, и я внезапно получил штраф за неподачу налоговой декларации за 2014 год – 134 тысячи рублей. Причем узнал я об этом совершенно случайно, зайдя на сайт судебных приставов. Хорошо, что я не собирался выезжать за границу, а то бы не смог выехать и узнал бы об этом только на таможне. Плюс мне ещё начислили издержки судебных приставов – 9 000 рублей. Я начал бегать, искать справедливость: в налоговую, в Пенсионный, в партии разные. Переписка длилась месяцами, налоговая утверждала, что всё хорошо, есть декларация, а в Пенсионном говорили, что декларации нет. Штрафные санкции с меня не снимали, – рассказал предприниматель, – поэтому я решил попробовать обратиться к уполномоченному по защите прав предпринимателей. Оксана Викторовна собрала селекторное совещание по этой проблеме, выяснилось, что я не один такой, около 200 предпринимателей тоже оказались в заложниках неразберихи».

В результате вмешательства омбудсмена в ситуацию штрафы с предпринимателей сняли, но до сих пор судебные приставы держат фамилии бизнесменов в черном списке, а на счета многих наложен арест.

Вынуждены были прибегнуть к экстренной помощи омбудсмена в 2017 году и предприниматели, занимающиеся продажей шуб. «Поводом для конфликта предпринимателей с полицией послужили ошибки при маркировке контрольно-идентификационными знаками (КИЗ) меховых изделий. Ошибки были, но КИЗы были читаемы и верно отображались в программе. В торговую точку ИП Мурзак пришли представители правоохранительных органов, провели осмотр шуб и попытались изъять товар на сумму 8 миллионов рублей. Предприниматель отстояла свой товар, и после этого мы обратились к Оксане Степановой, чтобы нас элементарно защитили от произвольных действий полиции, – рассказала юрист Ирина Разина. – Оксана Викторовна буквально за пару дней организовала совещание, на котором присутствовали и предприниматели, и полиция, и прокуратура. Мы составили жалобу на действия сотрудников правоохранительных органов, прокуратура подтвердила – полицейские нарушили нормы Уголовно-процессуального кодекса».

В итоге уголовное дело, которое открыла полиция, при вмешательстве прокуратуры и уполномоченного по защите прав предпринимателей в Амурской области было закрыто.

В декабре представители амурских предприятий побывали на бизнес-экскурсии, организованной компанией «НИПИГАЗ» и министерством внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства Приамурья. Конкурентным способностям амурского бизнеса была дана нелестная оценка.

О том, почему местным предприятиям сложно попасть в список предприятий, участвующих в строительстве ГПЗ, рассказала уполномоченный по защите прав предпринимателей Приамурья Оксана Степанова:

– Уже в течение двух лет, пока строится ГПЗ, я работаю с предпринимателями и руководителями тех фирм, которые готовы зайти на подряды строительства газоперерабатывающего комплекса. Я возглавляю совет предпринимателей на протяжении 9 лет и знаю работу предприятий, которые заходят на генподряд в НИПИГАЗ. Более того, я оказываю всяческую помощь и содействие, в том числе и по участию в конкурсных процедурах.

Нам всем известно, что произошло с нашими компаниями при работе на космодроме Восточный в качестве субсубподрядчика. Этих предприятий либо не стало – обанкротились, либо они работают, но им нанесли большой финансовый урон.

В конкурсах на строительство ГПЗ также участвуют наши амурские предприятия, продолжаются конкурсные процедуры на обслуживание временных зданий и сооружений, на протяжении 9 месяцев по таким видам деятельности, как поставки дизельного топлива, обслуживание объектов, территории, зданий и сооружений для персонала строящегося завода. С двумя участниками уже заключены договоры прямого выбора, в этом мы благодарны и признательны компании «НИПИГАЗ», но в некоторых конкурсных процедурах до сих пор нет результатов, более того, уже в десятый раз компании участвуют в переторжках по конкурсам! Переторжка – это вторичные торги, которые могут изменить условия сделки и её цену. То есть компании хотят и могут оказывать услуги и поставлять товар, но сталкиваются с проблемами в конкурсных процедурах. Я проверяю те компании из других городов, которые выставляют цены дешевле, чем наши. Как может компания поставлять в Амурскую область дизтопливо, когда у нее нет здесь базы, и элементарно, нет цистерн? Вот такая компания снижает конкурсную цену до минимума. И наши предприниматели, чтобы составить конкуренцию, в итоге либо будут работать себе в убыток, либо вынуждены будут уйти вовсе из этих конкурсных процедур.

– Зачем же тогда предприятиям из других регионов России работать по таким низким и заведомо невыгодным ценам?

– Вот тут вопрос. Каким образом они будут работать, в чем заключается выгода работы в другом субъекте, какие льготные условия будут для них? С такими вопросами амурские компании обращаются ко мне, и мы вместе пытаемся найти ответы.

– Зачем эта вся ситуация, по вашему мнению, нужна руководству строящегося завода?

– Здесь тоже вопрос, почему так происходит? С одной стороны, руководители НИПИГАЗа говорят, что местные предприниматели неактивны и неконкурентны. С другой стороны – наши предприятия работают на строительстве и обслуживании объектов ГПЗ, но только на субподряде. И некоторые из них на грани банкротства, потому что те компании, которые их наняли,– вот эти «прекрасные» генеральные подрядчики из других регионов, они просто не платят.

– Можете конкретный пример привести?

– Амурская компания, которая занимается поставкой и сборкой металлоконструкций и бытовых вагончиков. Вышли на субподряд компании, которая на генеральном подряде у «НИПИгаза». Проделала фирма амурская работу и она не одна такая, но вот уже несколько месяцев ждет оплату, её нет. И мы видим, что точно такая же ситуация выходит, как и при строительстве космодрома Восточный: предприниматели работу сделали, но остались без денег. Именно поэтому я добиваюсь, чтобы наши предприятия выходили на генеральный подряд и не было повторения негативного опыта – это моя главная цель и задача. Я понимаю, что цены должны быть оптимально снижены, поэтому всегда и рассматриваем, есть ли у компании такие возможности, реально ли соблюсти такие условия подряда. К примеру, мы помогали амурской компании по поставке бытовой техники НИПИГАЗу: они работают с заказчиком по контракту уже давно, нет никаких нареканий, всё хорошо. Значит, способны всё-таки это делать и конкурировать, несмотря на то, что сказала Оксана Князева-Богданова (представитель НИПИГАЗа). Я досконально изучаю все условия контрактов, и знаю, что если какая-то фирма предложила поставить технику по ещё более низкой цене, значит, что-то с техникой не так.

– Логично предположить, что НИПИГАЗ заинтересован в том, чтобы им всё-таки качественно выполняли подряд и поставляли качественную технику…

– Конечно, логично, и оно так и должно быть: оказана качественная услуга или выполнена работа, но я не понимаю, почему наши компании не могут выиграть конкурсные процедуры. И два года длятся различные выездные совещания, меняются руководители подразделений НИПИГАЗа, но наши предприниматели остаются без контрактов. Я вижу, что у заказчиков, которые проводят конкурсные процедуры, нет желания работать с нашими компаниями, особенно когда суммы контрактов достаточно весомые.

По поводу вот этой бизнес-миссии в Свободном. Там присутствовали начальники строительства ГПЗ, министр внешнеэкономических связей туризма и предпринимательства Сергей Дмитриенко и наши предприниматели. Я не понимаю, почему министерство не озвучило проблему сложности захождения наших предпринимателей на подряды перед руководством НИПИГАЗа. Нужно выяснять, что это за переторжки, неоплаты и затягивание конкурсных процедур.

До настоящего времени конкретики никакой, поэтому имеет место недовольство и негодование. Понимаю, не было бы у нас предыдущих строек крупномасштабных и негативных примеров, я могла бы понять, но когда то же самое повторяется, то думаешь, как это можно предотвратить. Хотелось бы в новом году дальнейшей конструктивной работы по строительству газоперерабатывающего завода и оказанию работ и услуг именно амурскими компаниями.