https://www.amur.info/news/2017/03/01/121684

Отец Дмитрия Пономаренко: мы с сыном за оружие не брались

1 марта 2017, 11:35

В редакцию ИА «Амур.инфо» обратился отец Дмитрия Пономаренко, которого обвиняют в том, что он 23 февраля выстрелил в человека у бара в селе Белогорье. По словам Евгения Пономаренко, ни он, ни его сын ни в какой перестрелке не участвовали. Более того, по мнению благовещенца, возможно, стрелять собирались именно в него самого. Об этом он узнал на другой день. После выхода на сайте Амур.инфо материала о происшествии Евгений дал свою версию событий (стилистика рассказчика сохранена – Прим. ред.).

«Расскажу, как оно было на самом деле. Мы приехали из Белогорья, были до этого в Благовещенске. Одноклассники приезжали ко мне в гости 23 февраля, и мы их повезли домой. Сын мой находился за рулём в автомобиле, соответственно, представляете – трезвый. Пьяный он не мог бы ехать, никто бы его не посадил таким, я бы никогда не позволил.

Приехав в Белогорье, перед тем как высадить друзей, подъехали к бару – он принадлежит моему брату, увидели его. Стояли, разговаривали, решили зайти в бар, выпить по полкружки, по кружке пива и разъехаться. Когда стали заходить в бар, перед входом стал вот этот Слава. Он является нашим родственником далёким и другом Максима Мараева, который пострадал в "Швейке".

Можете себе представить: 120 килограммов и 26 лет, и мне 42 года – он начинает кидаться, выражаться нецензурной бранью (по поводу инцидента у ночного бара, в ходе которого Максим Мараев погиб – Прим. ред.). Я говорю – какое отношение я к этому имею? Его отвели, убрали, всё. Он давай там названивать своим друзьям, одному, второму – он занимается тут в зале спорта, а вообще, он сотрудник МЧС. И после этого мы собрались оттуда уехать, завезти моих товарищей», – рассказал Амур.инфо Евгений Пономаренко.

Затем, по его словам, Слава встал перед машиной, вокруг были люди, ещё несколько авто: «Он нам сказал – а что, вы собрались уезжать? Сейчас люди приедут, будут с вами разговаривать. Я его оттолкнул от машины своей. Вот что я самое большое сделал – толкнул двумя руками. Всё, он назад отошёл, после этого мы сели в машину, довезли моих товарищей и уехали.

О произошедшем, о перестрелке, я узнал на следующий день. До меня дошли слухи, что в Славу кто-то стрелял. Я не могу так сказать на 100 %, но, насколько я наслышан, и, проведя своё собственное расследование, стреляли его же друзья, и стреляли по мне. А попали просто в него, так как я его оттолкнул. Вот такое стечение обстоятельств…»

Евгений говорит, что ни у него, ни у его сына Дмитрия нет травматического оружия. «У нас имеется нарезное, гладкоствольное, то есть всякое, оно нужно для охоты, – рассказал он. – Но травматического никогда у нас в жизни не было, не покупали. Поэтому если бы что-то и было, то было бы как минимум с применением боевого оружия, если даже на то пошло. А эти голословные факты…

Вы представляете, какой резонанс по городу ходит! Все пишут – с ума сойти! Мне сейчас сына – куда, что? Оступился один раз – да, ситуация с ним случалась. Но в ситуации у бара (с Максимом Мараевым – Прим. ред.) не он же был виноват. И следствие доказывает, что есть виновный человек, он сидит по этому делу.

Сейчас опять – стрельнули, кто-то куда-то попал, а мы были там – никто этого не скрывает. Но мы завели машину, спокойно уехали, завезли людей, развернулись, поехали спокойно домой. Домой приехали, машину поставили и спокойно легли спать. На следующий день узнали об инциденте – какой лихо закрученный сюжет!» – говорит благовещенец.

«Мы, возможно, будем обращаться в правоохранительные органы. И за тот раз, когда на сына выложили ориентировку – и адрес его, и телефон. Как сейчас ребёнку жить? И в институт пришли. Оказалось, это не он. А представляете, если бы его задержали? Как бы из него выбивали показания? Сейчас мне остаётся только его прятать, а самому идти в милицию, звонить вам, разбираться, решать.

Надо – я напишу тоже заявление, что, оказывается, на меня, выходит, покушались. Мне так сказали, никто не пойдёт в милицию, но я наслышан об этом, знаю.

Вот после первой ситуации у бара никто перед нами не извинился, хотя написали везде и ориентировки выложили. Все перекладывали, от кого пошла ориентировка – по круговой поруке друг на друга. Вы представляете, мне люди звонили, спрашивали – с Австралии, с Германии! А ребёнку 20 лет, ну какая репутация, какой ажиотаж! Это мне что, брать два ружья и сидеть в засаде, пока ко мне кто-то приедет?» – высказался Евгений Пономаренко.

Как сообщало ИА «Амур.инфо», в «Амурскую правду» обратились жители Белогорья. Они сообщили, что Дмитрий Пономаренко, который проходит свидетелем по делу об убийстве контрактника в центре Благовещенска, устроил пальбу из травматического пистолета в селе Белогорье. По словам обратившихся, он выстрелил в 28-летнего сотрудника одной из ведомственных организаций, которого знал с детства. Свидетели говорили изданию, что боятся мести. Пострадавший получил огнестрельное (травматическое) непроникающее ранение передней брюшной стенки, а также ранение в бедро без повреждения сосудисто-нервного пучка.

По словам очевидцев, спровоцировал конфликт отец Дмитрия.

«Я даже не мог предположить такого, что Дмитрий вдруг начнет в меня стрелять! Мы ведь с ним знаем друг друга с самого детства. И между нами никогда конфликтов не было. А тут смотрит мне прямо в глаза и стреляет в упор…» – сказал пострадавший.

Полиция проводит доследственную проверку по делу о стрельбе. Комментариев пока нет.