https://www.amur.info/news/2016/11/22/118213

Житель Томска нашёл палачей, расстрелявших 78 лет назад его прадеда-амурчанина

22 ноября 2016, 14:21

Житель Томска раскрыл убийство своего родственника. 56-летний крестьянин Степан Иванович Карагодин был расстрелян в 1938 году. Правнук Денис в 2012 году задался целью узнать о его судьбе. Он смог выяснить, кто способствовал его задержанию и расстрелу в 1938 году, а также кто именно расстрелял Степана Карагодина. После Денис получил письмо от внучки сотрудника НКВД, который расстрел осуществил.

Степан Иванович Карагодин родился в 1881 году в деревне Дровосечное Орловской губернии. В начале 20 века вместе с семьёй из-за нехватки земли переселились под Благовещенск, их зачислили в Волковский хутор.

В 1928 году, когда он был председателем сельсовета в селе Волково Амурской области, его арестовали за контрреволюционный саботаж (отказывался раскулачивать односельчан) и выслали на три года в Сибирь. В 1937 году Карагодина снова арестовали. Он был расстрелян НКВД в начале 1938 года после приговора по «делу шпионско-диверсионной группы "харбинцев и высланных из ДВК”» как «резидент японской военной разведки». Жена и дети не знали о расстреле и надеялись, что Степан Иванович жив. В конце 50-х они получили справку о реабилитации, в которой говорилось, что он «умер в заключении».

34-летнему выпускнику философского факультета Томского университета удалось раздобыть множество документов, свидетельствующих о том, как работала машина сталинских репрессий, убивавшая ни в чем не повинных людей, пишет Радио Свобода. Денис Карагодин в 2012 году создал сайт, где с тех пор публикует все становившиеся известными ему факты и документы.

В июне 2016 года Денис Карагодин рассказал о надежде завершить расследование настоящим судебным процессом. Сейчас все материалы, необходимые для подготовки этого процесса, собраны. В ноябре Денис получил последний ключевой документ – акт о приведении Томским горотделом НКВД в исполнение приговора в отношении 36 человек, в том числе Степана Ивановича Карагодина и шестерых его «подельников».

Самое главное то, что в документе от управления ФСБ по Новосибирской области указаны имена непосредственных палачей. Это помощник начальника Томской тюрьмы Зырянов, комендант горотдела НКВД Денисов и инспектор Носкова.

«Историки и специалисты, с которыми я успел поговорить, не могут поверить в то, что мне это удалось. Некоторые были просто в шоке от того, что такие документы все же существуют и добиться их реально. Не исключено, что вообще впервые в истории России человеку был выдан такой документ. Но, я конечно же, этого достоверно не знаю», – признался в беседе Денис Карагодин.

В беседе с Радио Свобода Денис подробно рассказал о своём расследовании – о том, как ему удалось установить всех соучастников расправы с прадедом, вплоть до водителей «черных воронков» НКВД и машинисток, печатавших документы. Его цель – привлечь к уголовной ответственности всю цепочку, во главе которой стоял Сталин, по статье «Убийство по предварительному сговору группой лиц».

Денис говорит, что теперь знает о палачах всё: «Но, главное – это не они, а та расстрельная команда, за которой я охотился. Я их достал! Всех. Прошедшие выходные я провел за расшифровкой полученных документов и дорабатыванием профилей убийц; и вдруг неожиданно понял, что мое расследование завершено. Это очень странное чувство, знаете. Представьте, что вы разработали операцию дня "Д" по высадке в Нормандии и начали движение, как вдруг вам сообщают, что Гитлер пошел в ванную комнату, там, случайно поскользнувшись, ударился головой о раковину и умер».

Денис Карагодин после публикаций своего расследования получает много писем. «Да, многие писали, что я молодец. Это, конечно же, было приятно. Но в каждом таком письме была семейная трагедия и искалеченные судьбы. Думаю, люди хотели мести. И видя, что вот хоть у кого-то получается, желали мне сил. Даже предлагали деньги; я, конечно же, отказывался… Также меня часто спрашивали о том, как именно составить запрос и куда его направить, как добраться до тех или иных документов. Я подсказывал, как что лучше сделать, но давалось мне это с большим трудом – это очень тяжело. Но и не отвечать порой нельзя, так как письмо – это крик из сердца человека, возможно, самый последний отчаянный шанс что-то узнать. Искренне говорю вам: я очень хочу снять с себя это гуманитарное бремя», – признаётся житель Томска.

На снимке Денис Карагодин с актами о расстрелах на Каштачной горе в Томске, где тайно хоронили тела казненных в застенках НКВД

Денис Карагодин рассказал, что впереди вторая часть расследования – это привлечение к уголовной ответственности всех лиц, виновных в убийстве Степана Ивановича Карагодина. Сценарии юридической процедуры уже разработаны.

«Абсолютно всю цепочку: от организаторов этого конкретного убийства – членов Политбюро в Москве (во главе с гражданином Джугашвили Иосифом Виссарионовичем, 1878 года рождения, более известного под псевдонимами Коба, Сталин) до конкретных палачей в городе Томске (граждан: Зырянова Николая Ивановича, 1912 года рождения; Денисова Сергея Тимофеевича, 1892 года рождения и Носковой Екатерины Михайловны, 1903 года рождения). Цепочка убийц достаточно длинная – более 20 человек: организаторы, руководители, исполнители, соучастники – все. Включая и водителя "черного воронка" – он пойдет как соучастник. Обвинение: группа лиц по предварительному сговору совершила массовое убийство», – перечислил он.

Как отмечает правнук расстрелянного председателя совета амурского села: «Никто никогда в истории России не подавал подобного иска, ни у кого не было идеи дойти до конца».

Недавно семья получила письмо от внучки одного из обвиняемых Денисом людей – палача Томского городского отдела НКВД Николая Зырянова. Под заголовком «Акт согласия и примирения» Карагодин опубликовал отрывки из него. В своём письме Юлия сообщила, что узнала о том, кто был её дед, на самом деле только из публикации Дениса, повергшей её в глубочайший шок.

«Отца моей бабушки (маминой мамы), моего прадеда, забрали из дома по доносу, в те же годы, что и вашего прадедушку, и домой он больше не вернулся, а дома остались 4 дочки, моя бабушка была младшей... Вот так сейчас и выяснилось, что в одной семье и жертвы, и палачи... Очень горько это осознавать, очень больно... Но я никогда не стану открещиваться от истории своей семьи, какой бы она ни была. Мне поможет всё это пережить сознание того, что ни я, ни все мои родственники, которых я знаю, помню и люблю, никак не причастны к этим зверствам, которые происходили в те годы...» – написала Юлия.

«Но у нас ничего в обществе никогда не изменится, если не открыть всю правду. Неспроста сейчас опять возникли сталинисты, памятники Сталину. Это просто в голове не укладывается, не поддаётся никому осмыслению», – считает Юлия. Она приложила к письму, адресованному Денису Карагодину, фотографию своего деда Николая Зырянова, его паспорт и профсоюзный билет НКВД СССР.