https://www.amur.info/news/2019/01/06/5621

Памяти Натальи Завальнюк. Муза Мастера

6 января, 15:39

30 декабря в Москве на 82-м году жизни скончалась Наталья Марковна Завальнюк. В память об этой удивительной женщине Амур.инфо повторяет интервью, взятое у нее в 2015 году, когда Наталья Марковна приезжала в Благовещенск.

Она познакомилась с приехавшим из Благовещенска поэтом Леонидом Завальнюком в начале 60-х. В 1964-м они поженились... Леонид Андреевич умер 7 декабря 2010 года, супруга пережила его на 8 лет. До последнего она сохраняла трепетные чувства к мужу и мастеру, которые были скреплены великой женской мудростью. Вся жизнь этой пары настолько удивительна, что достойна отдельной биографической повести, имя которой –любовь.

Эта встреча проходила в мае 2015 года в уютном местечке Благовещенска под названием «Бельэтаж». Позади была большая часть памятной недели «Возвращения»: открытие выставки картин, передача личных вещей поэта в музей, открытие мемориальной доски, прогулки Натальи Марковны и друга семьи Варвары Арбузовой по городу. Гостей ждал накрытый стол со вкуснейшими пирожными и горячим чаем – так у Завальнюков всегда принимали дорогих гостей. А из Благовещенска они были всегда дорогими. Но за час к угощению так никто и не притронулся – слишком увлекательным был рассказ Натальи Марковны о своём талантливом супруге – Леониде Завальнюке. О каждой его ипостаси – поэта, писателя, художника и просто человека – с интересом расспрашивали амурские журналисты. В этой паре сошлось многое: талант, любовь, верность и высокие отношения, а также невероятная привязанность Леонида Андреевича к амурским местам. Благовещенск он называл городом, где к нему приходит Вдохновение.

Он никогда не стеснялся далёкой провинции – он её боготворил. Казалось, что в них такого, в благовещенских улочках и людях – вполне обычные, каких много и здесь, и во всей России не сосчитать. Но среди них нашёлся и Родька-трудный человек, и памятные места, описанные с такой живостью, что сам читающий благовещенец по-новому взглянет на привычный городской пейзаж:

  1. У города хороший вкус,
  2. Он не гигант, сказать по чести.
  3. Но каждый дом и каждый куст
  4. В нём удивительно на месте.

Но родился Леонид Андреевич на Украине, в городе Умань. Как утверждает официальная биография – в 1931 году. Но Завальнюк всегда отмахивался от биографов, говорил, что не помнит даты. На самом деле он родился в 1930-м, говорит его супруга. И эта дата, указанная на мемориальной доске на здании Благовещенского педуниверситета, не является ошибкой.

– Дело в том, что, когда он пошёл учиться в ремесленное училище, его не захотели брать по возрасту. Тогда он отнял год, и его взяли, – рассказала Наталья Марковна.

Потом Леонид Завальнюк работал откатчиком на шахте Донбасса, фрезеровщиком на заводе. Военную службу проходил на Дальнем Востоке. Позже окончил Литературный институт имени Горького. Но эта сухая биография достойна подробного пояснения, ибо расцвечена красками жизни и весьма поучительна.

Я сразу поняла: это мой будущий муж

В 1960 году, находясь в командировке в Москве, Леонид Завальнюк познакомился с будущей женой – Натальей. Сошлись вместе математик и поэт, «физика» и «лирика». О знакомстве Наталья Марковна вспоминает с особой теплотой.

– Мы встретились у одного мультипликатора. Я Лёню в первый раз увидела и поняла – это мой муж. И сразу подумала – боже, какие у него широкие брюки! Это нехорошо. Это была моя первая реакция, – рассмеялась супруга поэта. – Я очень захотела ему понравиться. Сказала, что занимаюсь акробатикой, а была такая полненькая. Он оценил мою шутку, ему это очень понравилось. Потом мы гуляли. Помню, остановились возле дуба с большим дуплом. И Лёня в него молча смотрел минут пятнадцать! От Лёни шли токи добра и таланта. И я подумала, что могу возле него простоять всю жизнь.

После знакомства они друг друга уже не отпускали. Наталья Марковна, следуя выбранной тактике, даже на танцах подскакивала раньше, чем Леонид Андреевич её пригласит. И он приглашал.

Женившись, Леонид Андреевич переехал в столицу. Здесь он целиком посвятил себя литературе. Начал печататься в журналах «Юность» и «Новый мир». В 1962 году его приняли в Союз писателей. Москва дала возможность по-настоящему развернуться творческому дарованию поэта.

Я летал во сне, я буду писать стихи!

Эта тема стала главной в их жизни. Вдохновение было самым ожидаемым гостем в доме. И Леонид Андреевич старался не упустить его, улавливая самые ранние проявления.

– Утром с ним разговаривать было нельзя, потому что он был в каком-то другом мире. Если было скверное настроение, не писалось, то он читал стихи Шевченко, поэму «Мастера» Кедрина или пел «Думы мои, думы». Потом проходило какое-то время. Он работал каждый день, считал, что, когда придёт вдохновение, он должен быть в форме. Профессионализм Леонид Андреевич нарабатывал каждый день. А когда ему снился сон, что он летает, то просыпался счастливым, и начинался период вдохновения.

– Он вставал и писал в 4 часа утра, в семь часов. Потом звонил Марку (Марк Гофман, друг поэта – Прим. ред.) и читал ему стихи. Тот или был доволен, или рекомендовал что-то подправить. Тут иногда вступала я и говорила, что ничего не нужно. У Лёни даже есть такие слова: «Только ты видишь, моя хорошая, мёртвый стих или живой», – рассказала Наталья Марковна.

Варвара Арбузова вспомнила, что Леонид Андреевич всегда писал стихи в уединении. А Наталья Марковна видела в этом особое таинство. И, вообще, в стихах должна быть тайна. А её признак – новизна, непохожесть ни на что другое, что было прежде. Если просто подражать Пушкину, например, это будет хороший стих, но лишь копия.

Он очень любил стихи Беллы Ахмадуллиной, особенно «Дождь».

Свои стихи Завальнюк публиковал как во взрослых литературных журналах, так и в детском – «Мурзилке». Выпустил около двадцати поэтических сборников. По его сценариям «Союзмультфильм» снимал «Рассказы старого моряка», «Колю, Олю и Архимеда», «Волшебную палочку». По его повести «Дневник Родьки Муромцева – "трудного" человека» снят фильм «Человек, которого я люблю» с Георгием Жжёновым в главной роли.

Город, где приходит Вдохновение

Разговор с журналистами продолжался в размеренном русле. Многих интересовало, почему, по мнению Натальи Марковны, Леонид Андреевич так стремился в Благовещенск, из которого, казалось бы, многие стремятся уехать поближе к столице.

– Он говорил: я могу работать только в Благовещенске! Здесь к нему приходило Вдохновение. У кого-то муза – женщина, а у него – город, – рассказала супруга поэта. – И я его понимаю – здесь такое внимание к Лёне, я покорена.

– Благовещенск у меня навяз на ушах, – рассмеялась Варвара Арбузова. – То Лёня едет в Благовещенск, то он скучает. Марка нет здесь, надо ехать в Благовещенск, то у него там встреча, заявлял он. Какие-то важные события у нас в Москве, а он туда едет. Один Благовещенск.

Варвара Арбузова ради интереса приехала в Благовещенск в 2008 году в рамках «Амурской осени» и призналась, что поняла, почему Леонид Андреевич так сюда стремился: у города есть особое очарование.

Без Благовещенска он не мог. Здесь жил его главный друг и товарищ – Марк Гофман, первый редактор Амурского книжного издательства, «крёстный отец» Родьки и самого Леонида Андреевича. В амурских краях Леонид Андреевич бывал почти каждый год и жил, упоённый вдохновением. Об этой глубочайшей привязанности Наталья Марковна рассказывала с той теплотой, с которой говорил бы сам супруг.

– Я чувствую его всё время рядом. Что бы я ни делала, я спрашиваю себя – а что бы сказал на это Лёня, – поделилась супруга поэта. А если он был в Москве, почти каждый день звонил своему другу Марку Гофману в Благовещенск.

Наталья Марковна даже помнит код амурского города – «416»…

Мы разговаривали о пустоте, о бесконечности, о масках…

Этот союз – пример невероятно глубоких и высоких отношений. Супруга поэта рассказала, что в быту Леонид Завальнюк был неприхотлив. Часто готовил сам и называл это «блюда». Гостей привечал, но, если начинались разговоры о мещанском, то тихонько уходил в свой кабинет, объясняя: работать.

И даже споров по поводу частых выездов в Благовещенск у них не было. Ни одного.

– Мы вообще, редко что обсуждали, – рассказала Наталья Марковна. – Мы говорили о пустоте, о бесконечности, о масках людских. Что такое старчество, что такое старчество для Лёни. Он считал, что в Москве все люди неестественные, а в Благовещенские – такие, какие есть.

Со стороны Натальи Марковны в этом союзе ревности не было. Она считает, что при той верности в душе, которую человек несёт к подруге и городу, он не способен изменить. А вот Леонид Завальнюк, по словам супруги, ревновал сильно.

– Он был сумасшедший! – воскликнула Наталья Марковна. – Помню, Фазиль Искандер и я пошли в клуб искусств, ещё были другие люди. И я пошла с одним человеком смотреть картину. Когда вернулась – Фазиль держал Лёню за руку, чтобы он меня не убил!

За 48 лет супружества Леонид Завальнюк бывал в Благовещенске раз 25. И всё это время каждый день звонил жене домой. Покупал талончики и разговаривал.

– Мы не считались, кто больше друг другу звонит. Мы не считали затраты на телефонные переговоры чем-то обременительным в денежном смысле, – рассказала Наталья Марковна.

Дневники души

Картины Леонида Завальнюка – самое удивительное открытие для почитателей его литературного таланта. Леонид Андреевич начал рисовать в детстве. Это были картинки, которые в голодное время он менял на мёд, яйца и хлеб. Творчество прекратилось, когда он работал на шахте в Донбассе – сил на него не оставалось.

Когда Леонид Завальнюк жил в Благовещенске, он рисовал в примитивном стиле. А в акварели начал работать ради Натальи Марковны. У неё после смерти матери развилась депрессия, и супруг «лечил» её картинками. Это была особая форма творчества, которая нашла его сама – техника монотипии. Леонид Андреевич смешивал краски, и рождалось нечто новое, уникальное. Работы Леонида Андреевича имеют особый характер – многие называли это космическим присутствием.

– Тогда мы не знали, что это искусство. Но однажды к нам пришла одна американка и, увидев эти картины, сказала, что хочет купить их, – рассказала Наталья Марковна. – Она сказала, что знает им цену: сейчас купит дёшево, но потом они будут стоить большие деньги.

Картины были проданы, а в знак благодарности покупательница прислала красный джемпер. Он до сих пор хранится в доме Завальнюков. Как выяснилось, картины попали в музей Рериха, и Леонида Андреевича пригласили открыть персональную выставку.

Сам поэт рисовал под стихи. Подобрать верные сочетания попытались составители книги «Слово и цвет. Сто стихов – сто картин». Она увидела свет в прошлом году.

38 оригинальных картин и 15 репродукций в рамках «Недели» выставлены в Амурском областном краеведческом музее. Книги с подписью поэта, краски и пиджак Леонида Завальнюка из Москвы привезла супруга Наталья Марковна. Лично расставила их по своим местам, как было у них дома, в его кабинете.

– В музее всё очень верно развешено. Картины Лёни обладают огромной энергетикой. Их нельзя вешать близко друг от друга. Стихи тоже верно подобраны, я довольна, – поделилась Наталья Марковна.

Выставка картин Леонида Завальнюка будет работать в краеведческом музее до конца июля.

Благовещенск. Возвращение

Свою супругу Леонид Завальнюк привозил в любимый город в 1963 и 1964 годах. В общей сложности, в городе на Амуре она пробыла всего 4 месяца. И сейчас, после недельного пребывания здесь, воспоминания нахлынули с новой силой.

– На меня опять произвели впечатление реки, – рассказала Наталья Марковна. – Но больше всего меня тронуло посещение квартиры № 6 в Милицейском переулке (сейчас переулок Волошина – Прим. ред.). Там остался шкаф, в котором лежали наши вещи. На том же месте стоит диван, на котором мы спали.

Глаза её повлажнели, но она рассказывала спокойно, словно переворачивала пожелтевшие листы увлекательной книги.

– Если вы спросите, когда я была больше счастлива, я отвечу: в последние годы с Леонидом Завальнюком и в Благовещенске. Здесь всё точно так, как это любил мой муж….