https://www.amur.info/news/2019/06/18/10098

Евгений Рогалев

18 июня, 20:32

Тема: золотодобытчики наносят ущерб природе Селемджинского района

Житель села Стойба записал видеообращение к правительству Амурской области с просьбой обратить внимание на экологические проблемы Селемджинского района. Евгений Рогалев рассказывает, что несколько лет организации-золотодобытчики регулярно сбрасывают отработанную породу в местные реки. Сегодня мы связались по видеосвязи с Евгением и спросим, что же сегодня происходит в районе. Здравствуйте, Евгений.

– Здравствуйте.

Что происходит? Что подвигло вас обратиться к правительству?

– Дело в том, что я уже 10 лет живу в Стойбе. В общем, родился в Селемджинском районе, но так получилось, что живу в Стойбе, и 10 лет уже наблюдаю, как уничтожаются наши реки. В реки сбрасывается вот эта отработанная порода. Но по технологиям должна эта порода отфильтровываться, и уже чистая вода должна попадать в речки. Это, по-видимому, не делается, и все спускается напрямую в речки. Уже много-много лет миллионы кубометров породы вливаются в речку. Речка мелеет, замывается, замываются зимовальные ямы, замывается фарватер, по речке невозможно ходить. В 60-е года пароходы ходили, а сейчас на речках уже невозможно на лодках передвигаться. Все это замывается, речка расплющивается как бы и подмывает берега. И дополнительно еще она смывает всю эту породу, и вся эта порода устремляется в речку и ниже по течению. А также она замывает Селемджу, Зею, Амур, гибнет рыба. Тут еще проверьте в законе, получается, проверки осуществляются один раз в три года. Соответственно, проверка прошла, она плановая, все подготовились, речку очистили, проехались, все вроде бы хорошо. Проверка уезжает, и дальше начинается загрязнение рек.

Скажите, пожалуйста, вы сказали, что в 50-60-е годы было по-другому?

– Тогда было по-другому, тогда еще природа была намного лучше, и следили за технологией добычи золота.

Добыча золота велась по-другому? Получается, не сбрасывали породу или вообще никто не добывал?

– Золотодобыча велась так же, только следили за технологией. Речку не загрязняли и не делали напрямую слив этой отмытой породы. Понимаете, мало кто понимает и сожалеет о природе, ее просто используют и не хотят лишний раз тратиться на ее восстановление. Они не видят смысла, они приезжие люди, они не берегут природу. Им лишь бы взять золото и уехать. Я обращался в природную прокуратуру, в хабаровское управление рыболовства и Росприроднадзор. Росприроднадзор приезжал, но у них какая система: только по обращению они приезжают и по факту. Нарушение нашли, составили протокол, сделали замер воды и уехали.

Почему вы считаете, что Росприроднадзор недостаточное внимание уделяет этой проблеме?

– Потому что, во-первых, у них не хватает специалистов, туда люди не заинтересованы идти, потому что очень маленькая заработная плата и нужно же вести постоянный контроль, быть на месте постоянно. А у них же контора в Благовещенске находится, а им нужно находиться постоянно, каждый день на страже речек именно в нашем Селемджинском районе. Чтобы как только пошло загрязнение, оперативно туда передвигаться и выявлять нарушения. Но пока их позовешь, пока они из Благовещенска приедут, уже им сообщили, кто загрязняет эти речки. Они быстренько перекрыли все, и уже не подкопаешься, что называется. Золотодобытчики у нас недобросовестный народ. И постоянно надо за ними следить, нужен постоянный контроль, чтобы постоянно был человек эколог или егерь. Он должен следить за всей этой работой и за сохранением среды обитания.

Как ведут себя золотодобытчики? Пускают ли они на свою территорию? Наверное, это частная территория. Ведь вы там живете, как вы пользуетесь благами лесными, речными?

– Пошла такая мода у золотодобытчиков: когда они заходят на участок, они ниже перекрывают дорогу, а здесь у нас рельеф рыхлый, и дорога всего лишь одна. Здесь дорог мало очень в связи с рельефом. Они перекрывают эту дорогу, а выше остается огромная территория, на которую мы не можем проехать, там у нас излюбленные места рыбалки, места сборов ягод, грибов. Охотники-промысловики, которые занимаются добычей именно соболя, тоже не могут проехать в определенные периоды. Даже элементарно заехать на участок или забрать вещи. Тут были такие инциденты. Я тоже сам один раз поехал на рыбалку и натолкнулся на шлагбаум. Испокон веков мой отец, дед там ездили, рыбачили, а тут шлагбаум – и все. Не разрешают. А там впереди огромный массив, огромная речка, они его полностью перекрывают. Не должно быть такого. Они должны огородить свой промприбор и все, а на остальной территории должны свободно люди передвигаться. А они нам здесь перегораживают все, это незаконно, нельзя такого делать.

Есть ли у вас в районе своя рыбоохрана?

– У нас нет ни егерей, ни охотоведов, ни рыбоохраны, ни экологов. Есть еще другая проблема – то, что у нас не проводится после отработки золота рекультиват. Рекультиват – это восстановление русла рек, это разравниваются отвалы. То, что нагребло это золотодобывающее предприятие, оно должно разровнять и нагрести туда чернозем, плодородный слой земли.

Восстановление почвенного покрова и лесного.

– Да, полностью восстановление. Еще по-хорошему должны деревья посадить, но этого не делается. Уже много-много лет. И у нас речки уже превратились в один сплошной лунный ландшафт – повсюду камни. Уничтожая леса в Селемджинском районе, мы теряем запасы воды. Почему это происходит? Лес, болото накапливают в себе воду и держат, образуя там ледники, вечную мерзлоту. И когда летом, к примеру, лед, мерзлота начинают таять, речки пополняются этой влагой. А когда собрали этот слой, вода стекает по этим камням, и она не задерживается. Уничтожаем мерзлоту, которая играет роль в поддержании полноты речек. Уничтожив весь этот покров и не восстанавливая, мы лишаем себя воды – источника жизни. В первую очередь это коснется людей, которые живут ниже по течению. Не только мы, Селемджинский, район должны об этом заботиться. Должны заботиться об этом все, потому что, я еще раз повторюсь, севера – это там, где копится вода, и она постепенно возвращается к людям. Если не будет речек северных, не будет этих ледников и вечной мерзлоты, то мы просто убьем, просушим речки и останемся без воды.

Много ли таких, как вы? Кто выступает против того, что происходит загрязнение рек? Либо вы один за всех? Поддерживают ли вас местные жители?

– Да, местные жители поддерживают. Все возмущены таким, как говорится, беспределом. Все понимают, что это вредно, что это нельзя делать. Но, конечно, кто-то обращался и до меня. Теперь я обращаюсь, и пока ответа нормального, действий каких-то не предпринимается. Как вели они открытым способом эту добычу, как загрязняли речки, так и загрязняют дальше.

Ваше видеообращение было записано, размещено, о нем написали средства массовой информации. Прошло уже несколько дней. К вам кто-нибудь обратился с вопросами от контролирующих органов? Либо тишина до сих пор?

– Да, я распространил видео по средствам массовой информации и лично – в директ в Инстаграм Орлову. Но пока ко мне никто не обращался, не было контакта с правительством Амурской области.

Что вы намерены делать дальше? Если к вам дальше никто и не обратится?

– Еще маленько, конечно, подождем. Но есть вариант обратиться 20 июня напрямую к Владимиру Владимировичу Путину. Если и дальше ничего не произойдет, я тогда уже и не знаю, что надо делать. Согласно Конституции Российской Федерации люди являются единственным источником власти. Они могут свое управление непосредственно организовывать или через органы местного самоуправления.

Это было, по сути, официальное обращение к контролирующим органам, еще одно, от Евгения Рогалева, жителя села Стойба Селемджинского района. Он стучит во все колокола о том, что организации-золотодобытчики регулярно сбрасывают отработанную породу в местные реки. И, по его словам, это наносит огромный ущерб природе и жителям, которые находятся, проживают на этой территории. Спасибо, Евгений. Будем следить за развитием событий.