27октября
Предыдущая новость Следующая новость
17 сентября 2021, 19:55 1

«Как Раневская играла – я бы так же не смогла»

В Благовещенске показали спектакль, посвящённый Фаине Георгиевне Раневской

«Как Раневская играла – я бы так же не смогла»

В четверг, 16 сентября, на сцене благовещенского ОКЦ зрители увидели спектакль «Фаина. Птица, парящая в клетке» (16+). В этом году исполнилось 125 лет со дня рождения Фаины Георгиевны, поэтому очень символично, что в конкурсную программу «Амурской осени» включили эту работу. Обозреватель Амур.инфо побывал на спектакле и делится с читателями впечатлениями от увиденного в этот вечер.

С именем Раневской часто рядом по умолчанию ставят слова из разряда «великая», «гениальная». Этими характеристиками теперь столь часто злоупотребляют, что относиться к ним серьёзно уже как-то неудобно. Фаина Раневская была отмечена яркой и абсолютно неповторимой искрой таланта. Поколения зрителей и режиссёров сменяют друг друга, места героев и героинь занимают новые имена, но второй Раневской нет и быть не может точно.

Поэтому абсолютно верным режиссерским решением для авторов спектакля Стеллы Самохотовой и Софьи Лежневой было начать действие с эпиграфа, обращенного ко зрителям: «Мы не пытаемся повторить Раневскую, а только прикоснуться к памяти этой выдающейся актрисы».

Светлана Ивановна Коркошко, исполнительница главной роли, была, безусловно, очень близка к образу Фаины Георгиевны. Настолько, насколько это вообще возможно представить. Во время антракта только и были слышны разговоры примерно одного и того же толка: похожа, непохожа, «схватила», «не схватила» образ. Но магия пьесы и конкретно этой роли вовсе не в степени соответствия оригиналу. Через несколько минут после начала спектакля ты перестаёшь вообще оценивать и сравнивать, ты просто веришь этой женщине на сцене, горюешь и смеёшься вместе с ней. Актриса Коркошко столь убедительно живёт в этой роли, что даже если бы её героине дали другое имя, спектакль не потерял бы своего обаяния.

«Фаина» – спектакль о каждом из нас, без преувеличения. Он о тех, кто ждёт звонка, о тех, кто сомневается и ищет. О тех, кто нуждается в поддержке и внимании. О тех, кто на данном отрезке жизни не находит своего места, и тех, кому есть что сказать. О тех, кто ждёт этой возможности, не зная другого способа жить.

В какой-то момент казалось, что спектакль рассыпался – минут через пять после начала второго акта «Фаина Георгиевна» обратилась к зрителям: «Извините, я пропустила сцену, мы начнём заново». Не представляю, что чувствуют актёры в такую минуту, но автор этой статьи забыл, как дышать. Наверное, чуть меньше минуты понадобилось Светлане Ивановне, чтобы, что называется, войти в колею – но она сумела. Позже за кулисами Коркошко будет облегченно, но с легкой досадой повторять: «Я вернулась, я вернулась». И потом добавит: «Каждый раз всё по-разному, каждый раз новый спектакль». Важно: вновь придя к тому месту, которое по ошибке уже отыграли раньше времени, актёры прожили его совершенно по-новому. Зрители поддержали артистов аплодисментами, после чего второй акт прошёл, как мне кажется, даже еще ярче, чем первый, – досадная ошибка столь органично вписалась в происходящее на сцене, что добавила какой-то особый эмоциональный оттенок героям, который они сохранили до конца спектакля.

После одного их первых спектаклей «Амурской осени» некоторые благовещенцы выразили мнение, мол, талантливо играют артисты, но плоские шутки с использованием вульгаризмов типа слова на букву «ж» – не к месту. Автор публикации разделяет такую позицию зрителей, но говоря о Раневской, представить её стерильной и прилизанной – невозможно. Или возможно, но это будет не Раневская. Хватит того, что с некоторых пор на сцене нельзя курить – постановщики вышли из ситуации, «вручив» на несколько мгновений «Фаине Георгиевне» папиросу, которую она бросила. Спектакль был богат на остроты, несколько раз со сцены прозвучало даже известное площадное слово, обозначающее гулящую женщину. Но это было абсолютно естественно для образа, не плоско, к месту и не резало слух. Примечательно, что все так называемые афоризмы Раневской, вплетенные в текст пьесы, подавались Светланой Ивановной так, что, даже будучи достаточно избитыми, все равно вызывали хохот в зале, будто родились только что на сцене.

Зал не был полным, и дело даже не в ограничениях. Возможно, по «звёздности» состава постановка и уступала первым спектаклям – зритель в основной массе своей хочет видеть любимые лица, веселиться. Плакать и загружаться зритель не хочет совсем: а именно до такой степени многих тронул спектакль. Осознавая бесконечную субъективность своей оценки, автор статьи считает, что показанная вчера на сцене ОКЦ пьеса – одна из лучших театральных работ, привезенных в Благовещенск за современную историю фестиваля. Не имеет никакого значения, как оценят спектакль судьи, главная оценка состоялась сразу, как только в зале включили свет. Зрители стоя благодарили артистов долгими овациями, несколько раз вызывая их на поклоны. В какой-то момент аплодисменты прервала сама Светлана Коркошко, обратившись к залу:

— Думаете, я от старости забыла текст? Нет, это от любви к вам. И к этой актрисе, – Светлана Ивановна указала рукой на портрет Раневской.

Большая благодарность актёрам Марине Куделинской, Марии Кресиной и Сергею Рубеко, участвовавшим в пьесе, актрисе Екатерине Семёновой, которая заменила Евдокию Германову в роли Любови Орловой, постановщикам и дирекции фестиваля «Амурская осень» за возможность увидеть «Фаину» на благовещенской сцене.

Просмотров всего: 2686

#Фестиваль «Амурская осень» #лонгрид #культура #отдых

распечатать


Комментарии
  • Nifashev

    Nifashev
    1 месяц назад

    Прочитал с удовольствием! Конечно, о Раневской можно было написать и более ...разносторонне, что ли. Но, наверное, автор такой задачи перед собой не ставил. Один момент (возможно, автор не в курсе). Я читал воспоминания о Раневской Сергея Юрского. Большое, многоплановое повествование. Интересующихся, отсылаю к интернету (там всё это есть). Помимо прочего, Юрский пишет и о том, что в последние годы свои Раневская забывала текст роли. Спасали спектакль по-разному - в том числе, и через отсебятину. И партнёры по сцене наводили Раневскую на мысль. Суфлёров не было в принципе (такой театр), и Раневская, по воспоминаниям Юрского, очень этим возмущалась. Словом, можно было, наверное, как=то обыграть забывчивость - мол, и с Раневской такое случалось. ...Ещё раз: отсылаю к воспоминаниям Сергея Юрского о Фаине Раневской (про случаи забывчивости текста роли).

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь