3августа
Предыдущая новость Следующая новость
10 мая 2021, 08:06 1

Белый лист

О том, почему в Амурской области важно и интересно заниматься археологией, Амур.инфо рассказал Андрей Черкасов

Белый лист

В парке «Патриот» под Благовещенском открылась реконструкция Албазинского острога. В преддверии этого знаменательного события в редакции Амур.инфо побывал руководитель Албазинской экспедиции, учёный секретарь Фонда «Петропавловск», археолог Андрей Черкасов.

Андрей рассказал о подвижках в поиске Спасского монастыря, почему так важно захоронить останки защитников острога и об археологическом потенциале нашего региона.

Об археологическом потенциале Амурской области…

— Амурская область по-прежнему остаётся белым пятном на археологической карте. В своё время серьёзное развитие науке дали академики Окладников и Деревянко, сейчас ведут свои работы ученые из самого Благовещенска, Новосибирска, Владивостока, но наша область настолько огромна и обладает таким серьезным археологическим потенциалам, что все это капля в море. Кстати, поэтому особый интерес проявляют к нам зарубежные археологи – из Японии, Кореи, Китая. Ведь в археологии Амурской области находятся ключи к решению многих исторических проблем – происхождения японцев, корейцев, тунгусских народов. Ну и изучение заселения Дальнего Востока русскими – то, чем занимается Албазинская экспедиция. Работы достаточно много, и Амурская область продолжает оставаться белым листом, на котором нам еще предстоит писать историю.

Десять лет назад серьёзной подвижкой стала Албазинская экспедиция, к счастью, мы продолжим раскопки в Албазине уже этим летом. Нужно понимать, а об этом мало кто знает, что Приамурье имеет огромную археологическую, этнографическую, историческую ценность. Кроме большого пласта освоения Дальнего Востока в семнадцатом веке, есть и более древние вехи для исследований. Есть подтверждения того, что первые начала цивилизации пришли в Амурскую область даже раньше, чем в Западную Европу. Ведь что является одним из признаков возникновения предцивилизации, перехода на новый культурный уровень народа? Появление керамики. Появление глиняных сосудов означает появление оседлости, ведь кочевой охотник не будет таскать с собой горшки в больших количествах, это становление высокопроизводящего хозяйства – ведь сосуды нужны, чтобы хранить в них большие запасы еды – будь то рыба или зерно. И это высокий технологический уровень. Ведь надо подобрать правильную глину, правильно из нее сформировать сосуд, а потом правильно его обжечь, чтобы он не растрескался, чтобы держал в себе воду. И Приамурье – это одно из мест появления самой древней керамики в мире. Она появляется, если мне не изменяет память, за 15 тысяч лет до нашей эры. Обнаружена на реке Громатухе, притоке Зеи. Другие древние находки глиняных сосудов были сделаны в Китае и Японии. В европейской части России первая керамика появляется в 7 тысячелетии до нашей эры. Это один из фактов очень интересной истории Амурской области. Ну а работа Албазинской экспедиции очень важна не только для всего Дальнего Востока, потому что Албазинская крепость – это уникальное место, но для истории России. Раньше мало уделяли внимания археологии 17 века, это считалось недостаточно интересным, то ли дело эпоха Древней Руси или время Петра I. Теперь все больше археологов и историков обращается к этому периоду, потому что он очень важен для изучения формирования российского государства, скажем так, Московского периода, и для исследования развития русского этноса. И Албазинская экспедиция была одной из первых, кто сделал акцент именно на этом периоде русской истории.

Об объёмах работы в изучении Албазина…

— Скажу честно, работы там не на один десяток лет. Кроме самого острога, где ещё много чего предстоит сделать, есть собственно поиск Спасского монастыря, с которого начиналась экспедиция. Есть поиск и изучение маньчжурских укреплений, которыми был окружен острог. В последний раз я «шурфил» на одном из этих мест, нашёл элемент, который похож на элемент колчана для стрел. В конце концов, ещё не обнаружены все останки защитников Албазинского острога, которые нужно захоронить.

О том, почему важно захоронить останки защитников острога…

— Как говорил Суворов, война не закончилась, пока не похоронен последний погибший солдат. Для этого сегодня многие организации, отряды занимаются поиском и перезахоронением павших в Великой Отечественной войне. Бойцов, павших во Второй мировой войне, ищут и амурские археологи. Так, сотрудники Центра по сохранению историко-культурного наследия Амурской области вместе с китайскими коллегами на территории Китая нашли наших погибших солдат, и их погребли с соответствующими почестями.

А тут у нас непогребённые защитники Албазина, которые лежат более трехсот лет. Мы знаем, что тела погибших во время Албазинского сидения складывали в землянках, потому что не могли похоронить. Не было ни священника, чтобы отпеть, ни просто физических возможностей. Без отпевания же Афанасий Бейтон (командующий Албазинским гарнизоном после смерти Алексея Толбузина – Прим. ред.) не брался хоронить их по православному обычаю. О чём и писал в донесениях.

Цитата: «И те умершие люди похоронены в городе в зимовьях поверх земли без отпеву до твоего рассмотрения, а вовсе похоронить без твоей милости и приказу дерзнуть не хочу, чтобы, государь, в погрешении не быть. А хотя, государь, и ныне благоволишь похоронить, да некем подумать и невозможно никакими мерами…».

Таким образом, с моральной точки зрения, нужно провести отпевание останков по православному обычаю, так как защитники крепости были православными. А с гражданской – обеспечить должное захоронение защитников русской земли, коими они и были.

О поиске Спасского монастыря…

— Поиски первого в Амурской области православного монастыря продолжаются. К сожалению, мы ограничены в источниках, которые позволяют нам определить место и даже признаки места, где он располагался. По большому счёту – это был даже не монастырь, а небольшое поселение монахов, он и носил название Спасская пустынь. Есть только косвенные признаки, по которым мы можем вести поиск. Известно, что у монастыря была мельница, где мололи муку. И именно найденные элементы мельницы или кузницы помогли бы нам в работе. Скажу, что сегодня есть новая информация, которая должна нам помочь в поисках, если она подтвердится, мы об этом расскажем.

Как появились упоминания Спасского монастыря…

— Семнадцатый век. До Москвы донеслись слухи, что иеромонах Гермоген основал монастырь, что на него работают крестьяне и у него есть пахотные земли. Это был период реформирования православной церкви, государство усиливало контроль за церковной организацией, а особенно за теми владениями, которыми они обладали. Поэтому к таким вещам относились очень серьёзно. Началось расследование. Благодаря этому расследованию появились донесения казаков, которые сохранили для нас архивы. В них сообщалось, что Гермогеном вблизи села Албазино в версте вверх по Амуру на «брусинном» камне основал Спасскую пустынь. От этих донесений мы и отталкивались.

Почему важно найти монастырь…

— Это будет очень важное открытие. Настоящая православная святыня, с которой связывают появление Албазинской иконы Божией Матери «Слово. Плоть. Бысть». С религиозной точки зрения, это ещё и очень важно в вопросе канонизации Гермогена. Для этого сегодня создана специальная комиссия Благовещенской епархии.

О том, почему мало найти монастырь, нужно его возродить…

— Это понесёт не только религиозный, но и большой культурно-исторический смысл. Ведь Спасский монастырь – первый православный монастырь в Амурской области. Кроме того, есть и его инфраструктурная ценность (улыбается). Главная проблема, связанная с Албазино, – это его транспортная доступность. Сегодня, чтобы добраться до места, нужно ехать на поезде до Сковородина, дальше на автобусе, который ходит три раза в неделю, или на машине по грунтовке, на которой можно проколоть все четыре колеса.

Появившийся монастырь, во-первых, оправдал бы все эти дорожные страдания, с точки зрения паломничества (смеётся). Ну и привлёк бы собственно паломников, а значит, появилось бы место, где могли бы остановиться туристы, желающие посетить Албазино. Ведь при монастырях всегда строят специальные гостиницы для приезжих. Там и сейчас есть гостевой дом, но, чтобы туда попасть, нужно заблаговременно созвониться, договориться, не очень удобно, скажем так. Можно, конечно, попроситься к археологам, но у нас фейсконтроль (смеётся). Всех подряд к себе не пускаем.

О том, что дал поиск Спасского монастыря…

— Несмотря на то, что мы серьёзно не продвинулись в поисках монастыря, изыскательские работы позволили сделать нам ряд серьёзных открытий. В частности, мы нашли многослойное поселение Ульдугичи от эпохи неолита до Средневековья. Это значит от 3 тысячелетия до нашей эры до Средневековья жили местные народы. Предположительно, это были мохэ. Там мы нашли землянку, орудия труда и элементы быта. Также обнаружили Ангайский могильник. Он уже даурский.

О том, чего не хватает амурской археологии…

— Я бы сказал, что здесь должна быть серьёзная научная база, нужны десятки археологов и несколько организаций. Сейчас же наукой занимается только Центр по сохранению наследия, Амурский государственный университет и Благовещенский государственный педагогический университет. Я думаю, этого недостаточно. Тем более что многие амурские археологи часто уезжают – во Владивосток, Новосибирск, Москву. Например, академик Деревянко, один из столпов российской исторической науки, занимается наукой в Новосибирске. А ведь это выходец из Амурской области.

Нужно поддерживать археологию, науку. Должны быть эксперты, а также энтузиасты, студенты, которые захотят связать свою жизнь с наукой. А, с точки зрения органов власти, всё это должно правильно и чётко курироваться и координироваться.

А ещё об археологии и её достижениях нужно больше рассказывать. Археологи, как правило, не любят пускать в свою работу посторонних, не любят представителей СМИ. Когда-то я и сам был таким. Но опыт Албазинской экспедиции показал, насколько важно делиться результатами своей работы, говорить о планах. Чтобы люди понимали, а зачем вообще заниматься археологией, за что мы платим деньги археологам, чтобы они там что-то откопали-закопали? Ведь для многих археология – это Индиана Джонс и египетские пирамиды. А ведь это не так. Археология – это не только знания о прошлом, но и огромные культурные ценности, которые хранятся в земле и которые должны принадлежать народу.

Так что нужно больше работать с общественностью, с прессой, это способно поднять необходимый резонанс, как в случае с Албазинским острогом, который поможет привлечь людей, средства и вызвать настоящий культурный и научный интерес.

Спасибо за беседу.

Просмотров всего: 807

#история

распечатать


Комментарии
  • full

    full
    2 месяца назад

    Господи, что он городит? Этот человек называет себя археологом? Ппц...

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь