19июня
Предыдущая новость Следующая новость
6 мая 2021, 13:10 1

Орденоносец Великой Отечественной

Амур.инфо продолжает публиковать рассказы о ветеранах Великой Отечественной войны

Орденоносец Великой Отечественной

Вы тоже можете прислать нам рассказ о своих дедушках и бабушках, воевавших или трудившихся в тылу в те грозные времена.

Рассказ от нашего читателя Павла Жирнова.

«Фотография моего деда Клинкова Ильи Ивановича хранится в нашем семейном альбоме на почетном месте – на первой странице. Он наша гордость – единственный в семье участник Великой Отечественной войны, орденоносец и при этом всеми любимый отец, дедушка и прадедушка.

Фотография 1945 года, с неё он в объектив фотоаппарата смотрит совсем юным, с лукавой улыбкой, небрежно держа сигарету в руке. А почему не радоваться, почему не улыбаться?! Ему 21 год, война только что кончилась, руки-ноги целы, на груди орден Красной Звезды. Весь мир перед тобой, поезжай в любой уголок страны, ведь везде нужны крепкие мужские руки, изреженные войной, везде тебе будут рады. Семьи еще нет, все девушки твои. Тяжелые фронтовые реалии остались в прошлом. Однако эта беззаботная фотография еще и напоминает о том, что ему пришлось пережить, прежде чем зайти в эту безымянную фотостудию.

Илья Иванович 1924 года рождения, коренной благовещенец, по окончании средней школы был призван в действующую армию в августе 1942 года и сразу был направлен в хабаровскую учебную часть. По его рассказам, у всех прибывших новобранцев сразу проверяли музыкальный слух. Если слух у солдата находили, то направляли на обучение радистскому делу. Тогда радиостанции в основном работали на принципе передачи сигнала по азбуке Морзе, и радист непременно должен был обладать хорошим слухом, чтобы различать, что передают: «ти или та» (точка или тире).

Голодно, рассказывает, было в учебке. Парни молодые, есть очень хочется, а пайки, как и по всей стране, скудные. Рассказывает, что как-то пришлось стоять в карауле зимой рядом с бывшим капустным полем. Так вот, штыком, говорит, подковырнешь промерзшую землю, выкорчуешь кочерыжку, оставшуюся от срубленной капусты, и ешь ее, когда оттает. Илья Иванович успешно прошел курсы радистов и был направлен в действующую армию. Боевое крещение Ильи Ивановича состоялось в июле 1943 года во время Курской битвы. Причем находился он со своей радиостанцией непосредственно рядом с деревней Прохоровка, где проходило величайшее танковое сражение Второй мировой войны. Тогда с обеих сторон одновременно сражались до 1 500 советских и немецких танков. Затем Илья Иванович участвовал в сражениях по освобождению Белгорода, Харькова, Полтавы, Кременчуга, Кировограда, а также таких стран, как Польша, Чехословакия, Румыния, и добивал врага уже в самой Германии.

Несмотря на то, что пришлось ему участвовать в реальных боях, фактически за всю войну у него была только одна контузия от взрыва вражеского снаряда, да один раз в Румынии потрепала малярия. Редкое везение с учетом того, что ему часто приходилось находиться на передовой, обеспечивая радиосвязь, иногда ходить в разведку в тыл врага. Закончил он войну в Чехословакии, в освобожденной 12 мая 1945 года Советской армией Праге, в чине старшины пехоты. Дед неохотно вспоминал тяжелые моменты войны и рассказывал о них только после очень настойчивых уговоров. С гораздо большей охотой он описывал забавные моменты, которые с ним и с солдатами его подразделения случались на фронте. Некоторые эти истории, которые мне особенно запомнились, я и приведу здесь.

Когда советские войска вошли в Румынию, солдаты быстро прознали местный секрет, где хозяева в своих дворах прячут на длительное хранение бочонки с самодельным вином. Румыния – страна виноградников, вино изготовляется повсеместно. Местными жителями соблюдался обычай – по некоторым знаменательным поводам, например, при рождении ребенка закапывать бочонок молодого вина, чтобы затем этим вином отпраздновать, например, уже 18-летие новорожденного. После занятия очередного румынского села освободители тайком от начальства тут же начинали с помощью шомполов или антенн от радиостанции «разминировать» брошенные крестьянские дворы, выуживая на свет заветные бочонки. Дед по молодости не пил, однако помогал однополчанам в их изысканиях.

В Румынии деду приходилось участвовать в поиске разбежавшихся и попрятавшихся солдат и офицеров румынской армии – союзницы гитлеровской Германии. Сейчас это называется термином «зачистка». Одного офицера, спрятавшегося в стоге сена, Илья Иванович поймал самолично и сдал в свою часть. Сопротивления тот не оказал.

Когда советские войска вошли в Германию, многие рядовые бюргеры, наслушавшись пропаганды властей про зверства, которые советские солдаты будут в отношении их совершать, мстя за разоренную родину, бросали свои дома со всем содержимым и уходили с отступающей армией. При этом такого понятия, как «немецкий партизан», просто не существовало в природе. У немцев все было упорядоченно: армия воюет – население не вмешивается. Если нестроевых и бросали в бой, то только в составе «Фольксштурма» (с нем. – «народная атака»), фактически организованных воинских соединений. Обычные, не мобилизованные в «Фольксштурм» бюргеры драпали, не оказывая никакого сопротивления.

Случались, конечно, иногда неприятные моменты, когда съестное, оставленное хозяевами в брошенном доме, было специально ими отравлено, но солдаты это знали и оставленную демонстративно пищу старались не трогать. На эту тему тогда ходил анекдот. Апрель 1945 года. Заняли советские солдаты немецкое село. Хозяин одного из дворов – немец радушно встретил русского солдата, оставшегося у него на постой, накормил до отвала, угостил шнапсом, в общем, все как полагается. Однако в шнапс добавил серной кислоты, а всю еду отравил. Когда утром проснулся, с ужасом увидел, что русский ходит по двору, как ни в чем не бывало, и даже помог поколоть дрова. Тут немец расчувствовался, повалился на колени перед солдатом и во всем сознался, что вечером натворил. А солдат говорит: «Ах вот, оказывается, в чем дело, а то я рано утром пошел по малой нужде и чуть обрызгал сапоги, глядь, а сапоги-то и разлезлись! С чего, думаю, ведь были совсем новые?!».

Что касается вещей, то можно было зайти в любой дом и взять то, что понравится. Советское командование, осознавая бедственное положение в тылу, в конце войны разрешило солдатам отправлять на родину небольшие посылки с трофейным имуществом. Воспользовавшись этой «акцией», объявленной командованием, дед отправил своему отцу на родину в Благовещенск добытые им в одном из брошенных домов полосатые бюргерские брюки, которые тот после войны щеголевато носил по праздникам. Своих-то ведь таких нарядных не было, хотя он и работал до войны и всю войну мастером на мельзаводе. Бедно тогда жил народ. Себе дед с фронта привез небольшие часы, снятые со сбитого немецкого самолета, и гордо с ними ходил по возвращении с фронта в родной Благовещенск, правда, всего только одну неделю, пока их незаметно у него не умыкнули местные карманные воришки.

Сражался Илья Иванович на фронте, как и его боевые товарищи, не только с фашистами, но и с армией насекомых. Ведь с армии пришло выражение: «Что ты смотришь на меня, как солдат на вошь?». Боролись с вшами методом прожарки вещей. В банный день, перед мытьем, собирали со служивых всю одежду, включая исподнее, и отправляли ее в специальные бочки для прожарки, где при температуре градусов в 200 пакостные насекомые погибали. Но так как прожарка вещей проходила массово, то шансы получить именно свою гимнастерку или шаровары обратно были минимальны. Обратно вещи возвращались просто по подходящему размеру. Бери, как говорится, что осталось, а то и этого скоро не будет. С явным удовольствием солдаты вытряхивали из термообработанной формы погибших насекомых, облачались в нее и возвращались обратно в окопы и блиндажи с ожидавшими их там уцелевшими насекомыми.

Один раз дед на войне горел, правда, не в танке, как бывает, а в крестьянской избе, в собственном ватнике и во сне. А произошло это следующим образом. Его подразделение остановилось на постой в крестьянской избе, солдат было так много, что они заняли все свободное пространство даже на полу. Илье Ивановичу досталось вакантное место возле печи, аккурат под ее дверцей. Ночью он проснулся от крика: «Илья горит!». Оказалось, что угольки от печки попали ему на спину ватника и прожгли преизрядную дыру. С большим трудом ему удалось найти еще один ватник, так как в прожженном воевать не было никакой возможности, иначе голая спина освободителя попала бы на всеобщее обозрение.

Когда в 1945 году наши войска уже вошли в Германию, с его слов, продвижение войск было так стремительно, что тыловые части, обозы с обмундированием просто не успевали за боевыми порядками. Со смехом рассказывал он, что в его части солдатам приходилось в апреле в Германии, где в это время стояла уже почти летняя жара, воевать в зимних ватных штанах и полушубках. Если полушубки они просто сбросили, то штаны-то не сбросишь. В ватных штанах пришлось прорезать дыры и оттуда выщипать всю вату, чтобы хоть как-то можно было в них двигаться. Выглядели освободители в выщипанных ватных штанах очень экзотично.

Когда эшелоны с победителями возвращались из Германии через Польшу на родину, некрасиво повели себя поляки. Они специально распускали в воинских эшелонах слухи, что на границе с СССР все солдаты будут обыскиваться и все трофейные вещи, не предусмотренные воинским уставом в имуществе бойца, будут конфисковываться. Солдаты за бесценок стали сбывать полякам на железнодорожных станциях дорогие трофейные вещи в обмен на продукты питания. А на границе никого так и не обыскали и ничего не забрали.

Боевым орденом Красной Звезды Илья Иванович был награжден во время операции по форсированию Одера – последнего крупного водного рубежа на пути к Берлину. Гитлеровская пропаганда назвала тогда Одер «рекой германской судьбы». Одер являлся серьезной преградой для танков, так как ширина его достигает 80-100 метров, а глубина – 2,5-3,5 метра. Западный берег реки, где заняли оборону гитлеровские войска, выше восточного и круто обрывается. Сложность предстоящего форсирования состояла еще в том, что по реке в январе 1945 года шла плотная шуга. Кроме того, по западному берегу противник подготовил оборонительный рубеж с системой траншей, дотов и дзотов.

Из описания боевого подвига в наградном листе на Клинкова И. И.: (все наградные листы на бойцов Красной армии периода Великой Отечественной в свободном доступе размещены в интернете на сайте «Подвиг народа» – www.podvig-naroda.ru) «8 февраля 1945 года во время контратаки противника в районе села Поршвиц, в районе р. Одер, радиостанция на которой работал тов. Клинков, подверглась интенсивному артиллерийскому обстрелу. Пренебрегая опасностью, несмотря на разрывы снарядов в непосредственной близости от рации, тов. Клинков продолжал выполнять боевую задачу и ни на минуту не прервал связи командования корпуса с вышестоящим штабом. Когда осколками вражеских снарядов была пробита машина и ранен начальник станции лейтенант Прусов, тов. Клинков, не покидая своего поста, продолжал работу. Радиосвязь с вышестоящим штабом на всем протяжении боя работала бесперебойно…». Илья Иванович продолжил героическую традицию своей семьи. Брат его отца – Клинков Алексей Степанович – герой гражданской войны на Дальнем Востоке – погиб в бою с белогвардейцами 19 декабря 1921 года у станицы Казакевичево Хабаровского края и похоронен в братской могиле павших в гражданской войне в городе Благовещенске.

К сожалению, а может, и к счастью, Илье Ивановичу не пришлось участвовать в штурме Берлина. Его часть вместо Берлина в апреле бросили на освобождение Чехословакии, где только к 12 мая 1945 года было сломлено сопротивление гитлеровцев. После войны Илья Иванович вернулся в родной Благовещенск, отвергнув все предложения остаться жить и работать в западных районах нашей страны. Имея математический склад ума, решил пойти по бухгалтерской стезе, ей и остался верен и вышел в 1986 году на пенсию в должности главного бухгалтера Благовещенского Горпромторга – очень солидной тогда организации, регулировавшей торговлю промышленными товарами в городе Благовещенске. Воспитал двоих детей, вынянчил 4 внуков, 1 правнука. Я, можно сказать, вырос на фронтовых рассказах деда. Будучи у него частенько в гостях, постоянно просил рассказать о чем-нибудь из фронтовой жизни, пусть даже эти истории были рассказаны много раз, но все равно вновь и вновь их было очень интересно слушать. В 2013 году он ушел от нас, однако оставил добрую память о себе и о своем славном фронтовом пути».

Просмотров всего: 574

#память #праздники

распечатать


Комментарии
  • Дмитрий фил

    Дмитрий фил
    1 месяц назад

    Дед герой, чувствую гордость, что являюсь его земляком!

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь