15апреля
26 декабря 2017, 11:52 3

Единственного выжившего в ДТП под Углегорском суд признал виновным в аварии

Единственного выжившего в ДТП под Углегорском суд признал виновным в аварии
Фото: zona.media

Потерявший память московский менеджер Дмитрий Седов признан единственным виновником ДТП с тремя погибшими. Авария случилась в районе ЗАТО Циолковский – и командировка сотрудника строительной фирмы обернулась пятилетним сроком заключения, сообщает ИА «Медиазона».

Дмитрий Седов был заместителем гендиректора инжиниринговой компании «Мостком». В 2016 году эта фирма заключила договор субподряда на строительство комплекса очистных сооружений в ЗАТО Циолковский в Амурской области. В июле 2016-го 31-летний Седов отправился туда в командировку.

22 октября его матери Наталье позвонили коллеги сына. Они сообщили, что молодой человек попал в аварию и находится в благовещенской больнице в отделении реанимации. Из первого разговора, вспоминает она, было понятно лишь, что ДТП произошло на плохо освещенной трассе, а из второго выяснилось, что за рулем, вероятно, находился сам Седов. Женщина вылетела из Москвы в Благовещенск.

В больнице выяснилось, что сын впал в кому. Врачи диагностировали у него ушиб головного мозга тяжелой степени, гематому лобной и теменной области, перелом костей носа и двух ребер справа, множественные мелкие раны лица и правой кисти, периорбитальные отеки обоих глаз. Из разговора со следователем Наталья выяснила, что в этой аварии Дмитрию повезло — еще трое мужчин, находившихся вместе с ним в машине, не выжили.

Через 10 дней Дмитрия в тяжелом состоянии перевели из отделения реанимации в общую палату. Когда молодой человек пришел в себя, следователь попытался допросить его в качестве свидетеля, но из-за вызванной черепно-мозговой травмой амнезии Седов не смог ответить ни на один вопрос. По прошествии трех недель после аварии Дмитрий почувствовал себя лучше. «Врач больницы в Благовещенске нам сказал, что состояние остается тяжелым, что если не предпринять адекватное лечение, которое мы тут предоставить не можем, то память может не восстановиться, поэтому езжайте в Москву. Самолетом он не разрешил лететь, поэтому мы решили медленно на поезде как-то добраться. Собрались уже, стали выписываться, и в это время нас, как пытающихся избежать правосудия и скрыться от следствия, задержали», – вспоминает Наталья.

Из больницы молодого человека, у которого еще не срослись сломанные в аварии кости, увезли в ИВС. Через 48 часов следователь предъявил ему обвинение по части 6 статьи 264 — нарушение ПДД в пьяном виде, повлекшее смерть двух или более лиц (от четырех до девяти лет лишения свободы). Хотя мать Дмитрия успела снять квартиру в Благовещенске, суд отказался отправлять его под домашний арест и заключил под стражу.

В день аварии Дмитрий Седов, руководитель проекта по установке очистных сооружений в Циолковском Дмитрий Батов и начальник одного из подразделений ФГУП «Спецстройтехнологии» при «Дальспецстрое» Андрей Щипун договорились отметить завершение промежуточного этапа строительства в углегорском кафе «Восток». Посидев там, коллеги перешли в соседнее заведение «Амур».

Заказав три 200-граммовых бокала глинтвейна, они увидели за одним из столиков своих знакомых — начальников участков компании «Уралбурение» на строящихся объектах в Циолковском Василия Шишко и Дмитрия Рубцова. Те часто ездили в командировки на космодром Восточный и останавливались в корпоративных домах в селе Глухари; Щипун проживал там постоянно. Батов вспоминал, что Рубцов и Шишко к моменту встречи были уже изрядно пьяны — их слегка покачивало, языки заплетались.

Когда Седов с коллегами покинули «Амур», Шишко и Рубцов подогнали ко входу «Ниву» последнего. Видя их состояние, Дмитрий посоветовал вызвать такси. Рубцов возразил, что бросить машину не может, поэтому, вспоминал Батов в своих показаниях, Седов предложил подвезти всю компанию. Рубцов согласился и пересел на заднее пассажирское место вместе с Щипуном — справа и слева соответственно, а Шишко сел впереди. Битов пешком пошел в гостиницу, следует из протокола его допроса.

По версии следствия, сев за руль около часу ночи 22 октября, Седов направился на трассу Углегорск — Промышленная-1. Однако по какой-то причине он выехал на строящийся и еще не введенный в эксплуатацию участок трассы, по документам проходивший как «Выезд на автомобильную дорогу Углегорск – Промышленная–1». Перед въездом на этот участок, говорится в обвинительном заключении, стояли бетонные блоки и запрещающие знаки.

«Водитель Седов, находясь в состоянии алкогольного опьянения, в нарушение требований ПДД проигнорировал требование (установленных знаков), осознавая опасность своих действий, выехал на строящуюся автодорогу, в результате чего допустил наезд на стоящий (самосвал) Iveco, принадлежащий ФГУП "Дальспецстрой" при Спецстрое России"», – говорится в документе.

В результате сидевший впереди Шишко и находившийся на правом пассажирском сиденье сзади Рубцов скончались на месте, а водитель Седов и оказавшийся позади него Щипун выжили. Однако последний от многочисленных травм скончался позже в автомобиле скорой помощи.

Расследование несчастного случая продвигалось неспешно, пишет «Медиазона». Экспертные заключения по трупам были готовы через три недели. У всех погибших нашли в крови алкоголь: у Шишко и Рубцова концентрация этилового спирта составляла по 3,5 %, что соответствовало состоянию алкогольного отравления, у Щипуна — 2,13 %, то есть средней степени опьянения.

В марте следующего года была завершена единственная автотехническая экспертиза по делу. Эксперт, проводивший ее на основании второго протокола с места происшествия, постановил, что «с технической точки зрения» водитель «Нивы» нарушил ПДД, миновав запрещающие знаки, а водитель Iveco, бросивший машину на ночной дороге без аварийного сигнала, напротив, этого не сделал, поскольку формально она не была сдана в эксплуатацию, а значит, обычные правила на ней не действовали.

Месяцем позже к делу приобщили заключение комиссии экспертов, подтвердивших, что «в период инкриминируемого ему деяния Седов находился в состоянии простого алкогольного опьянения». Спирт в его крови был обнаружен в концентрации 0,92 грамма на литр – минимально допустимой для обнаружения.

Сам Дмитрий на протяжении следствия повторял, что, хоть он и не помнит обстоятельств аварии, но неоднократно ездил по этой дороге, знаков на ней никогда не видел, а пьяным за руль еще ни разу в жизни не садился. Однако следователь его показания расценил как способ защиты, постановив, что ретроградная амнезия мешает Седову воспроизвести в памяти события, предшествовавшие ДТП. В результате в мае 2017 года дело в отношении молодого человека передали в суд.

Защита заказала экспертизу в Московском автомобильно-дорожном государственном техническом университете (МАДИ). Автор исследования указал, что наиболее безопасным местом в «Ниве» было заднее левое пассажирское сиденье, на котором, вероятнее всего, и находился единственный выживший в этой аварии – Седов. Таким образом, обвиняемый, возможно, даже не сидел за рулем в момент аварии.

Эксперты центра медико-криминалистических исследований также пояснили, что повреждения, выявленные у Седова, не характерны для водителя. Но характерные «водительские» травмы присутствуют у Щипуна, который, если верить материалам дела, находился в машине на самом безопасном месте — за водительским креслом.

Суд приобщил эти экспертизы к делу, но не учел их в приговоре. Отказал судья и в генно-молекулярном исследовании крови, о котором просила защита. 19 сентября 2017 года Седов был признан виновным, ему назначили наказание в виде пяти лет колонии общего режима.

Защита надеялась, что в апелляционной инстанции суд исключит из квалификации отягчающее обстоятельство – нахождение обвиняемого в состоянии алкогольного опьянения. Однако не произошло и этого.

Просмотров всего: 5833

#ДТП #космодром #происшествия #транспорт

распечатать


Комментарии
  • Алгебра

    Алгебра
    3 года назад

    Неужели водка стоит стольких разбитых жизней?! Никогда не пойму тех, кто пьёт, да нще и за руль лезет.

  • Мартовская Зима

    Мартовская Зима
    3 года назад

    Была бы лучше благодарна за то, что наши врачи с того света ее сына вытащили. А то и адекватного лечения мы не можем предложить, и местечковое содружество, Хабаровск же - соседнее село.

  • Mainer

    Mainer
    3 года назад

    Алгебра

    Неужели водка стоит стольких разбитых жизней?!



    Причём здесь водка?

    В заметке четко сказано, что не водку пили, а глинтвейн кушали.



    Никогда не пойму тех, кто пьёт, да нще и за руль лезет.



    Судя по экспертизе, осуждённый был практически трезв.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь