4июля
31 июля 2015, 17:19 13

Результаты работы археологов в амурском Албазине войдут в историю России

Результаты работы археологов в амурском Албазине войдут в историю России

В амурском селе Албазино пятый год подряд проходят археологические раскопки. Работы ведутся на том месте, где в XVII веке появилось первое поселение русских на Дальнем Востоке. Постепенно перед археологами открывается история. Уже удалось обнаружить сооружения, утварь и другие предметы быта жителей острога. Но самое главное, найдены захоронения людей. Исследования этих и других находок отразятся в учебниках по истории России, которая началась на амурских берегах не с графа Муравьёва-Амурского в XIX веке, а на 150 лет раньше. Подробности о ходе раскопок и о поднятых из забвения – материал на Амур.инфо. 

Профессор кафедры религиоведения Амурского госуниверситета, доктор философских наук Андрей Забияко: «Албазино, безусловно, входит в число тех памятников, которые представляют огромный интерес, причём не только для Амурской области, но и для России. А в более широком масштабе – и для Китая, и для всей евразийской истории».

Младший научный сотрудник НИИ археологии юго-востока Руси Курского государственного университета Сергей Головин: «По сути, весь острог является одним большим кладбищем. Во время осады здесь были убиты больше 700 человек – защитников острога».

Руководитель Албазинской археологической экспедиции, учёный секретарь фонда «Петропавловск» Андрей Черкасов: «Памятник в какой-то степени эталонный, очень важный. Этот период очень плохо исследован. Албазино и тогда был на передовом крае Российского государства. И сейчас он на передовом крае российской археологии, российской науки».

В XVII веке на месте, где расположилось нынешнее Албазино, возникло первое русское поселение на Дальнем Востоке. История русских в Приамурье начинается с места Албазинского острога. Вообще, русские приходили на эти земли не однажды, и задержаться здесь у них получилось не с первой попытки. А беды приходили с низовьев реки Амур – оттуда нападали маньчжуры. В первый раз атаку казаки отбили, но позиции всё-таки сдали. Пришлось уйти. Вернулись через пару лет и отстроили более укреплённый острог. В нём они смогли выдержать очередную многолетнюю осаду маньчжуров. Это было в 1686 году. 800 албазинцев держались больше года. Погибли почти все, но врагу не сдались и острог не отдали. Эти земли русские покинули только через два года после осады, когда был подписан Нерчинский договор, установивший границу между Китаем и Россией. По договору, русские сожгли постройки и ушли. Но в XIX веке был уже Айгуньский договор, и Россия вернулась на эти берега.

Археологические раскопки в Албазине начались ещё в прошлом веке. В 1992 году перезахоронили останки 57 защитников острога. После работы здесь практически не велись до 2011 года, до первой албазинской экспедиции. На места захоронений искателям указал гвоздь, который был вбит в гроб. Археологи нежданно-негаданно вышли на четыре захоронения. Значит, к концу сезона будут новые открытия. «Расчищаю пока неизвестное нам бревно. Очень аккуратно, с краю ближе к бревну и вокруг него. Неизвестно ведь, куда оно пойдёт. Может быть, тут будет ещё несколько бревён, а может, какие-то ценные предметы рядом. Только что с него сняли развал керамического горшка», – рассказывает участница Албазинской археологической экспедиции Александра Махалина. Очищенные от вековой грязи осколки горшков и кувшинов, 100-граммовые ядра и свинцовые пули, почерневшие серебряные монеты и поржавевшие ножи – бóльшая часть находок уникальна. «Это солнечные часы. Удивительно то, что они сохранились практически полностью. Они не подверглись окислению, даже подвижные части до сих пор работают. Часы проверяли, работают: на север направляется стрелочка и тень показывает время», – объясняет художник-реставратор Варвара Хоменкер.

Находки пока хранятся в картонных коробках. Рядом с останками тех, кто пользовался этими вещами. «Здесь костный тлен, не пугайтесь, – предупреждает Варвара. – Можно оценить сохранность костей: крошатся, такое чувство, будто держишь в руках печенье. Давить никак нельзя. И, конечно, каждая кость, как бы она ни была разрушена, сохраняет все общие контуры. Поэтому человек опытный, знающий анатомию, археолог, а уж тем более антрополог, скажет вам, что это фрагмент черепа. А если будет выход на более характерные детали – глазницы, нос, подбородок, – они дадут ещё какие-то характеристики: пол, отношение к антропологическому типу или расе». Останки были подняты из скудельни. В прошлом году археологи вышли на землянку, в которой были сложены тела 64 человек. «На первом раскопе были не гробы, там была земляночная конструкция, в которую складывали людей. Многие были сложены без проведения погребального обряда. В этой постройке было обнаружено всего два гроба. И, вероятно, в них располагались дети людей высокого ранга», – предполагает младший научный сотрудник НИИ археологии юго-востока Руси Курского государственного университета Сергей Головин.

Из 64 человек было 13 детей. И этот факт очень важен для историков: значит, Албазино было не просто воинским гарнизоном – это был полноценный город, в котором жили, работали, рожали детей. Кстати, некоторые дети – метисы, то есть казаки брали в жёны девушек из коренных народов Приамурья. «Албазино – это единственный археологический памятник XVII века, освоения Сибири и Дальнего Востока, с человеческими останками. Больше за Уралом таких памятников не исследуется. XVII век очень важен для изучения заселения этой огромной территории – откуда приходили люди, как они выглядели. Опять же, XVII век – это время формирования русского этноса. И это важно для изучения демографических популяционных процессов», – говорит руководитель Албазинской экспедиции, учёный секретарь фонда «Петропавловск» Андрей Черкасов.

Помимо демографии, найденные останки помогут рассказать и о моде. Археологи нашли окисленные пуговицы, что считается большой редкостью. «Костяки находят без фрагментов одежды. Одежда полностью истлевает, у нас практически нет образцов ткани. Кожа какая-то доходит, доходят фрагменты покроя обуви или кожаные ремешки. А ткани нет. А за счёт окиси она консервируется – окись от пуговиц консервирует ткань, которая прилипала, и получается, что мы имеем образцы какой-то хлопковой ткани, предположим, нижней рубахи. И шерстяной ткани – от одежды, которая надевалась сверху. По этим маленьким кускам мы можем понять, к чему эти пуговицы были пришиты», – рассказывает Варвара Хоменкер.

По маленьким кусочкам, по маленьким движениям кисти перед археологами вырисовывается XVII век. А заодно и очертания дорусской истории Приамурья. Благодаря работе албазинской экспедиции в районе открыли несколько более древних археологических памятников. А в двух километрах от острога нашли захоронение.

Буквально за несколько дней раскопок неприметное для обычного человека, а для археолога сразу видное заброшенное жилище превратилось в погребальную яму. В ней обнаружили останки четырёх человек. По артефактам – пряжкам, кольцам, ножам и бусинам – можно сделать вывод, что это коренные обитатели здешних мест. Теперь осталось установить, кто именно – дауры, дючеры или мохэ. «Их одежда была расшита – на шапочке, воротнике цацку какую-то прикрепили. Вообще, похоже что это местные ребята – какие-то дауры, дючеры или ещё кто-нибудь. А тут очень мало копано, очень много найти можно, но нужно искать. А нас слишком мало, чтобы закрыть всю территорию», – сожалеет кандидат исторических наук, член экспертной группы при отделе полевых исследований института археологии РАН (Москва) Сергей Вальчак.

«Приамурье – огромный регион с огромной историей. С историей очень разносторонней, – подчёркивает доктор философских наук, профессор кафедры религиоведения АмГУ Андрей Забияко. – И хотя сейчас известно около 2 000 памятников, но это лишь малая часть от тех, которые существуют. Потому что, по крайней мере, на протяжении 25–30 000 лет мы можем уверенно говорить о том, что здесь жили люди. И почти постоянно они здесь жили. У нас остаются большие белые пятна в истории».

Заполняют пятна пока в других науках – например, в дендохронологии. Это дисциплина о датировании древности по древесине. Благодаря экспедиции Приамурье обзавелось дендохронологической шкалой. Её, кстати, на всём Дальнем Востоке до сих пор нет. Шкала теперь позволит датировать деревянные находки.

Приезжают в Албазино и антропологи, и одонтологи (это специалисты, изучающие эволюцию зубов), и специалисты по коже, и многие другие. Экспедиция получила грант от Русского географического общества. «Археология со стороны истории доказывает некоторые факты, доказывает, вернее, показывает, как жили раньше те же казаки, которые находились в албазинском остроге. География, в свою очередь, тоже изучает народы, их бытность. То есть это две параллельно идущие науки», – рассуждает член Русского географического общества, председатель Амурского отделения ассоциации учителей географии России Олег Дементьев.

В текущем году на раскопе работают маркшейдеры. Впервые составляется топоплан села и трёхмерная модель острога. Это облегчит не только повседневную работу, но и позволит строить планы на будущее. Рельеф виден в мельчайших деталях, поэтому для создания модели пришлось скосить всю растительность на остроге. Ведь на карте и трава хорошо видна. Сквозь скошенную траву проглядывает лишь верхушка укреплений XVII века. Толщина вала в то время была почти девять метров, высота – более трёх метров. А на гребне – боевые позиции. «На валу острога было его укрепление. Но здесь же люди не жили, они жили вокруг острога. По письменным свидетельствам мы знаем, что жили на 10 километров по этой территории. И нам на самом деле нужно искать свидетельства колонизациии, освоения этих территорий русским населением в XVII веке. Пока мы только находим по огородам какие-то горшки, ядра, пули. А хотелось бы найти избы, более интересные комплексы», – признаётся руководитель Албазинской экспедиции Андрей Черкасов.

А ведь ещё вокруг острога стояло многотысячное маньчжурское войско. Найти его следы археологи тоже мечтают. Но в первую очередь надо разведать всё у склона. За сто лет берег обрушился, и вместе с ним в воду ушла и часть острога. А это история, причём не местечковая, как может показаться. Это то, о чём будут писать в учебниках истории России. Она началась на амурских берегах не с графа Муравьёва-Амурского в XIX веке, а на 150 лет раньше.

Просмотров всего: 1528

#история #культура

распечатать

Фотогалерея

Комментарии
  • ffffu

    ffffu
    4 года назад

    Молодцы ребята

  • mnbv199

    mnbv199
    4 года назад

    Статья отличная и очень подробная. По чаще нужно публиковать такие статьи о истории нашего Приамурья.

  • Генрих VI

    Генрих VI
    4 года назад

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.

  • Ростик

    Ростик
    4 года назад

    Радостно, что хоть кто-то там копает, а то в основном народ там водку пьет. Хотя... Это, видимо, допинг, с которым еще кучу открытий можно сделать))))

  • Владимир 5

    Владимир 5
    4 года назад

    мой предок шел с Хабаровым 

  • Генрих VI

    Генрих VI
    4 года назад

    Ростик

    Радостно, что хоть кто-то там копает, а то в основном народ там водку пьет. Хотя... Это, видимо, допинг, с которым еще кучу открытий можно сделать))))

    Особой радости по поводу того, что копает "хоть кто-то" не испытываю. Памятник археологии можно раскопать только единожды и делать это должны не любители, а профессионалы. В противном случае историческая ценность памятника будет безвозвратно утрачена. То что погублено, второй раз уже не раскопаешь.

  • full

    full
    4 года назад

    Генрих VI

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.



      Ну, у Забияко истфак за плечами, археология у них в программе была.

  • Генрих VI

    Генрих VI
    4 года назад

    full

    Генрих VI

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.



      Ну, у Забияко истфак за плечами, археология у них в программе была.



    Ну, это примерно то же самое, если поручить хирургическую операцию выпускнику медицинской академии, получившему на выпуске специализацию "лечебное дело". Безусловно, общие понятия о хирургии у него есть, но не более того.

  • OT

    OT
    4 года назад

    Получается историю приамурья надо отодвинуть на 150 лет назад и всякие там графы со всеми своим иннокентиями  - это постфактум, а не первооснователи.

  • full

    full
    4 года назад

    Генрих VI

    full

    Генрих VI

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.



      Ну, у Забияко истфак за плечами, археология у них в программе была.



    Ну, это примерно то же самое, если поручить хирургическую операцию выпускнику медицинской академии, получившему на выпуске специализацию "лечебное дело". Безусловно, общие понятия о хирургии у него есть, но не более того.



     Генрих, да хоть это делается, деньги выделили. А могла быть одна камералка без полей, как ранее.

  • Генрих VI

    Генрих VI
    4 года назад

    full

    Генрих VI

    full

    Генрих VI

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.



      Ну, у Забияко истфак за плечами, археология у них в программе была.



    Ну, это примерно то же самое, если поручить хирургическую операцию выпускнику медицинской академии, получившему на выпуске специализацию "лечебное дело". Безусловно, общие понятия о хирургии у него есть, но не более того.



     Генрих, да хоть это делается, деньги выделили. А могла быть одна камералка без полей, как ранее.



    Да не правильно это!! Лучше законсервировать, чем вести такой раскоп. Неужели непонятно? Впрочем, делайте как хотите. Мне давно уже на всё начхать, в том числе и на деляг от археологии.

  • romaks

    romaks
    4 года назад

    участница экспедиции: антрополог-одонтолог Центра физической антропологии Института этнологии и антропологии РАН Наталья Лейбова. Генрих VI, по-моему это говорит о высоком уровне исследования.

  • Liverpool

    Liverpool
    4 года назад

    Генрих VI

    Руководят археологической экспедицией секретарь фонда Петропавловск, какой-то не имеющий никакого отношения к археологии Забияко... Странно, что нет там представителей института археологии Сибирского отделения Академии наук, которые проводили первые раскопки в 70-х годах. Много непонятного. Такое ощущение, что на раскопках правят бал любители: те, кто финансирует экспедицию и те, кто сумел об этом договориться.



    А как же сотрудники Института археологии Юго-Востока Руси пр КГУ? Они, как специалисты и руководят раскопками. Плюс привлеченные специалисты: антрополог, дендрохронолог, специалист по керамике и пр. А административной работой может заниматься любой достаточно разумный человек, в том числе секретарь Фонда. То, что Черкасов руководит экспедицией ни в коем случае не значит, что он в раскопе с лопатой стоит и деньги получает. Не путайте начальника экспедиции с начальником раскопок! 

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь