16июня
23 июля 2014, 18:10 1

Спустя десятилетия рассекречиваются подробности уникальной контрразведывательной операции «Маки-Мираж» на Дальнем Востоке

Спустя десятилетия рассекречиваются подробности уникальной контрразведывательной операции «Маки-Мираж» на Дальнем Востоке

На сегодняшний день большая часть дел, проводимых амурскими чекистами, засекречена. Но есть одна операция, о которой уже можно говорить – она проходила под названием «Маки-Мираж». Практически все её участники попали под репрессии в 1937 году. Выжил только один, но и он ничего не рассказывал даже своим родственникам. Лишь спустя десятилетия после его смерти внук узнал историю деда.

С Эдуардом Георгиевичем Башелашвили, внуком агента Летова, корреспондент благовещенской телекомпании «Альфа-канал» Марина Евсеева встретилась в Москве. Именно там живёт потомок контрразведчика. В столице же хранится и большая часть архивов крупномасштабной дальневосточной операции «Маки-Мираж». Она изменила ход мировой истории. В течение 13 лет чекисты водили за нос японцев. Армия Страны восходящего солнца готовилась к нападению на Дальний Восток, но благодаря «Маки-Мираж» так и не решилась на войну. В операции были задействованы сотни дальневосточных чекистов. Но весь ход «Маки-Мираж» продумывали трое: Борис Богданов, Владимир Нейман и Николай Шилов. Ключевой же фигурой все 13 лет был Леонид Островский, он же агент Летов.

…Внук агента Летова, Эдуард Георгиевич, листает книгу «Маки-Мираж». Пару лет назад хабаровское издание дополнили частью «Летов – рыцарь контрразведки». Своего деда внук помнит хорошо. Будучи подростком, Эдуард Георгиевич и подумать не мог, кто его дедушка. О прошлом узнал лишь спустя десятилетия. При устройстве на работу в одно министерство его попросили разъяснить, почему мать родилась в Китае. Мама в двух словах рассказала о своём отце и про жизнь в приграничном городе Благовещенске. «Может быть, я и другого бы никогда не узнал. Но, когда уже моих родителей не было в живых, где-то в 2004 году я нашёл совершенно затёртую такую справочку об освобождении Островского, который отбывал наказание по статье 58, и вот так прямо написано: "за шпионаж". Я был потрясён! И с этого момента начал исследовать это дело», – рассказывает Эдуард Башелашвили.

В начале 20-х годов прошлого века советская власть только начала укреплять свои позиции на Дальнем Востоке. А Япония уже вплотную подобралась к границе, образовав марионеточное государство Маньчжоу-Го. Нападение на Советский Союз планировалось на ноябрь 1941 года.

Вооружённых сил на Дальнем Востоке почти не было. И если бы японцы напали, то их успех был бы неминуем. Поэтому чекисты решили пустить врагу пыль в глаза. В ОГПУ разработали многоходовую операцию «Маки-Мираж». Игра началась в 1924 году в Благовещенске и Сахаляне (нынешний Хэйхэ). Именно там располагалась японская резидентура во главе с Кумадзавой. Садаитиро Кумадзава – офицер Генштаба Японии, резидент японской разведки. Всем он был известен как владелец гостиницы «Сибирь» в городе Сахалян.

До Кумадзавы дошли слухи, что в Сахаляне появилась интересная личность – разъездной агент Дальгосторга Леонид Островский. Человек с бородой, сутулый, лет сорока, юркий, как угорь. Через пару месяцев Кумадзава лично завербовал Островского.

Леонидом Ефимовичем Островским он был для японцев. В советских документах проходит как агент Летов. Настоящее же имя – Лазарь Хаимович Израилевский. С 1922 года являлся негласным сотрудником ГПУ-ОГПУ. С 1924 года – активный участник оперативной игры «Маки-Мираж». После 1930 года в документах японской разведки проходит как агент Старик, завербованный Кумадзавой.

Японцам нужна была информация о воинских гарнизонах Благовещенска и Хабаровска. И в 1930 году Островский рассказал Кумадзаве, что есть некий Иван Горелов – штабист Красной армии, который прокутил с женщинами несколько тысяч казённых денег. Так у японцев появился агент «Большой корреспондент». «Был легендирован "Большой корреспондент" – так и назывался он. Это крупный советский военачальник, который якобы работал в штабе ОК2 – Особой Краснознамённой Дальневосточной армии», – рассказывает председатель ветеранской организации управления ФСБ России по Хабаровскому краю Николай Лукьянченко.

«Большой корреспондент» работал только через Островского – таково было условие сотрудничества. На самом же деле Ивана Горелова – или, как называли его японцы, «Большого корреспондента» – никогда не существовало. Всю информацию от него готовили чекисты. Кульминацией деятельности «Большого корреспондента» стал доклад от 1934 года «О структуре и численности стрелкового батальона Дальневосточной армии». Японцы, получив данные, умножили численный состав и вооружения батальона на их количество. Эту информацию также предоставил «Большой корреспондент». Полученный результат был ошеломляющим и заставил японский штаб пересмотреть планы широкомасштабной войны против СССР. В итоге они не выполнили условие Берлинского договора с гитлеровской Германией о нападении на Советский Союз. «Они не решились даже в то тяжёлое время, когда Москва в опасности, впоследствии Сталинград. Они даже в это тяжёлое время для Советского Союза не рискнули напасть. И вот эта вот идея – что здесь такая сильная армия на Дальнем Востоке – она у японцев до самого конца войны была», – продолжает рассказ Николай Лукьянченко.

Всю свою военную мощь вместо Дальнего Востока японцы бросили на другого противника. Но первоначальный триумф над вооружёнными силами США в Перл Харборе обернулся для Японии трагедией. Последовали атомные бомбардировки японских городов Хиросима и Нагасаки.

Разгром Страны восходящего солнца, атомные бомбы и военный суд над японскими военачальниками, на котором они были абсолютно уверены, что «Большой корреспондент» – это реальный человек, а Островский никакой не Летов, а их агент, были гораздо позже. К концу войны в живых из оперативных разработчиков и агентов «Маки-Мираж» остался только Летов. В 1937 году операция была завершена в связи с начавшимися в СССР репрессиями. Ключевые разработчики уникальной операции Николай Шилов, Борис Богданов и Владимир Нейман расстреляны в 1938 как японские шпионы, Летов арестован. «Его принуждали дать признательные показания, что он был японским шпионом. Он отказывался, причём, очень убедительно и мотивированно. Потому что я все допросы прочитал», – говорит Эдуард Башелашвили.

Допросы длились в течение года. В 1939 году начальником Хабаровского ОГПУ назначили Никишова. Пересмотрев дело Лазаря Израилевского – агента Летова,– он дал распоряжение отпустить его за неимением состава преступления. Израилевский решил, что наверху взялись за ум и предложил возобновить операцию «Маки-Мираж», написав письмо в центральный аппарат. «В котором написал, что он знает о неизбежности войны с японцами и не может сидеть в Москве, имея огромный опыт работы и знание китайского языка. И он попросил его использовать в Маньчжурии по всем этим вопросам снова», – сообщает подполковник запаса ФСБ России, ветеран органов безопасности Владимир Галуза. От услуг агента Летова вежливо отказались. А 22 ноября 1939 года на особом совещании НКВД Израилевского признали изменником Родины и отправили на восемь лет в Канский крайлаг. «В лагерях во время войны – это общеизвестно – было много политических. Это, конечно, был кошмар... Но они выжили. Он вернулся из заключения совершенно больной, разбитый, с палочкой, болезнями. Но сохранял оптимизм, мягкий юмор. Про эти события или вообще про что-то, связанное с прошлым, он не рассказывал. Я узнал только потом», – вздыхает Эдуард Георгиевич.

Лазарь Хаимович – он же советский агент Летов, он же японский резидент Островский, – умер в Москве в 1952 году. Его реабилитации внук добился в 2005 году. «Не побоюсь этого слова – я горд, что у меня такой предок. Я хочу сказать, что очень бережно отношусь к слову "уважение". Надо уважать за что-то. И такие дела достойны уважения и увековечивания», – подчёркивает внук агента Летова.

Помимо дезинформации противника, в рамках оперативной игры чекисты арестовали 50 японских агентов, несколько сотен контрабандистов и нарушителей госграницы. Была нейтрализована подрывная деятельность 200 резидентов и диверсантов из японских спецслужб. Все эти цифры стали известны буквально несколько лет назад, когда с 51-го тома «Операции "Маки-мираж"» был снят гриф «Секретно». Но есть ещё материалы в деле, которые до сих пор хранятся в тайне.

Просмотров всего: 1562

#память #история

распечатать


Комментарии
  • Гончаров

    Гончаров
    6 лет назад

    Так японцы одному агенту и поверили. Ага, войну не начали.

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь