22сентября
15 февраля 2014, 14:38 0

В олимпийском медиацентре для журналистов установили массажные кресла

В олимпийском медиацентре для журналистов установили массажные кресла

Главный медиацентр Олимпиады, пожалуй, одно из самых незаметных мест для тех, кто внимательно следит за ходом игр. Тем не менее медиасфера Олимпиады – важная часть жизни «олимпийского государства». Именно от обитателей медиацентра весь мир узнаёт о ходе главных спортивных соревнований мира. Корреспондент ИА «Амур.инфо» Василий Кленин рассказывает, какая жизнь идёт внутри дома журналистов.

«Это действительно дом, – заметил амурский журналист. – Он работает круглые сутки, потому что представители СМИ работают здесь непрерывно. У кого-то просто разное внутреннее время. А кто-то здесь и впрямь живёт. Я несколько раз видел коллег, которые спали на диванчиках, подложив куртки под головы».

Поэтому в медиацентре имеется всё необходимое для жизни. Весь первый этаж большого двухэтажного здания отдан под сферу услуг. Здесь работают магазины как обязательных олимпийских товаров, так и продовольственных, причём Василий отметил, что нигде в Сочи он не видел таких недорогих продуктов. Здесь же находится маленькое почтовое отделение, в котором даже есть услуга написания письма пером на «старинной» бумаге. Есть релаксационное помещение с массажными креслами. «Атмосфера в медиацентре, конечно, всегда слегка стрессовая, – признал Василий Кленин. – Но в креслах я никого ни разу не видел».

Обязательный общепит. Есть «Макдональдс», «Русская кухня». Туалетов в них нет, но посетители вместо мытья могут продезинфицировать руки специальной пеной из автоматов. «Ресторанное подворье» – это большая современная столовая. Оформление очень лаконичное, но аккуратное. А вот цены ресторанные. Порция супа или пельменей стоят там 180 рублей, хот-дог 130–150. Имеются и холодильники с надписью «Пиво», но они закрыты.

На втором этаже – рабочие площади. Налево от центрального эскалатора – гигантский общественный зал для работы прессы. Сотни мест. Каждое представляет собой участок стола, стул и четыре розетки. И, конечно, всегда необходимый вайфай.

«Сотни и тысячи незнакомых друг другу людей, но при этом полное доверие друг другу, – высказался Василий Кленин и привёл пример: – Основной способ занять рабочее место, пока сам где-то занят, – кинуть на него свои вещи. И их никто не тронет».

Здесь журналисты пишут тексты, монтируют видео, записываются на видеокамеры, пишут закадровый голос. У фотографов – свой собственный зал, где царит ещё более непринуждённая атмосфера.

«Журналисты – самая неформальная группа, – заметил амурский журналист. – Во-первых, потому что среди них действительно немало фриков, даже на мой взгляд. А во-вторых, журналисты не желают вписываться в олимпийскую систему цветовой дифференциации. Здесь царит униформизм: волонтёры – в голубом, служба контроля – в фиолетовом, транспортная служба – в белом, охрана, полиция, казаки – в чёрном. Даже у спортсменов свои национальные униформы. А журналисты – кто во что горазд. Хотя национальные олимпийские комитеты выдавали им экипировку, но мало кто её носит».

Направо от эскалатора – частные офисы. Большой зал разграничен лёгкими временными стенками на владения крупнейших СМИ мира, таких как The New York Times и Reuters. Эти издания могут позволить себе выкупить площади, чтобы у их журналистов всегда были гарантированные рабочие места и такой комфорт, какой они захотят. «Конечно, я не удержался, заглянул туда. Обстановка тоже спартанская, – рассказал амурский журналист. – Зато техническое оснащение мощное».

Корреспондент ИА «Амур.инфо» обратил внимание на то, что здесь очень много улыбаются: «Волонтёры – потому что им так положено. Иностранцы – потому что на Западе такой этикет, и я – потому что с моим знанием языков остаётся только улыбаться».

Английский язык, кстати, здесь востребован едва ли не больше русского, несмотря на то, что отечественных журналистов больше других. «Если таблички, объясняющие куда мне идти, на двух языках, то все распечатки со стартовыми листами, анализом и итогами соревнований – только на английском, – сокрушается Василий Кленин. – Язык неизбежно проникает в мою жизнь. Уже дня через три, зацепив кого-нибудь, я машинально начал говорить “сорри”, а в поисках свободного места спрашиваю “фри?”».

За частными офисами находятся залы для пресс-конференций. Они названы в честь великих русских литераторов: «Пушкин», «Достоевский». Здесь часто выступают представители оргкомитета «Сочи–2014», команды разных стран, но российских спортсменов нет.

Свой медиацентр поменьше есть и в горном кластере. Также на каждом спортивном объекте имеется отдельный пресс-центр. У каждого – свой дизайн, но главное у всех одинаково: стол, стул и розетки.

Просмотров всего: 13

#Сочи 2014

распечатать


Комментарии
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь