23июня
11 марта 2009, 09:52

Знакомьтесь, главы: Станислав Мелюков, город Белогорск

Знакомьтесь, главы: Станислав Мелюков, город Белогорск

В рамках проекта «Знакомьтесь: главы», совместного с газетой «Амурская правда», сегодня Амур.инфо публикует интервью с мэром Белогорска Станиславом Мелюковым, избранным на должность в октябре 2008 года. Станислав Юрьевич рассказывает о себе, оппозиции, городских проектах и планах по «воспитанию» местных чиновников.

Станислав Мелюков родился 23 марта 1963 года в Туркменской ССР. С 1980 года обучался в Симферопольском высшем военно-политическом строительном училище, откуда в 1984 году в звании лейтенанта приехал в Белогорск. В 1994 году основал первую частную телекомпанию Белогорска «Видеосервис» (ТВС), в 1997-м – газету «ТВС-анонс» (с марта 2009 года сменила название на «Сегодня»). В 1999-2004 годах был депутатом горсовета. Женат, двое детей.

- Станислав Юрьевич, добрый день! Честно говоря, ни разу не приходилось видеть вас в галстуке. Вы его вообще не носите?

- Был, носил, ходил, но не могу – давит. Не люблю галстуки.

- А как же пионерский галстук? Пионером ведь были?

- Да, я был пионером, комсомольцем и коммунистом. И, кстати, там были нормальные принципы относительно честности, справедливости и многого другого. Я именно на них воспитывался. Хотя к преподавателям научного коммунизма приставал со всякими «дурацкими» вопросами, например, почему в программе КПСС написано, что коммунизм должен быть построен уже сейчас, а его нет. И меня выгоняли с занятий.

- Зачем вы, успешный предприниматель, руководитель медиахолдинга, решили стать мэром?

- Мотив моего прихода сюда несколько иной, чем бывает во многих других аналогичных случаях. Этот мотив – самореализоваться. Действительно, мы долгое время писали, рассказывали о том, как надо. Настало время сделать так, как мы писали и рассказывали. Потому что те идеи, которые высказывались мною еще в ту пору, когда я был депутатом городского Совета, так и не нашли воплощения. После себя хочется оставить много такого, что можно было бы потрогать и, проходя мимо, сказать: «Это построили мы».

- Как вы чувствуете себя в роли главы? Это все-таки для вас новое. Уже почувствовали, что ответственны не только за телекомпанию, а за целый город?

- Ответственность я осознавал, когда шел на выборы. Понимал, какой груз свалится на мои плечи. С другой стороны, раньше слышал отзывы о работе главы, что только избранные единицы могут с этим делом справиться – такого нет. Нормальная интересная работа, много нового для себя открываю, много нового привношу в эту работу.

- Станислав Юрьевич, в планах новой администрации много планов по строительству. Когда и что начнете строить?

- К сожалению, все наши планы уперлись в отсутствие проектно-сметной документации. Чтобы было понятно – уже около трех лет без наличия готовой проектно-сметной документации (ПСД) и положительной ее экспертизы никакие проекты к рассмотрению не принимают, даже бесполезно куда-то идти. Поэтому в бюджет нынешнего года мы заложили много средств на изготовление проектно-сметной документации.

- Что было для вас самым неожиданным в новой работе?

- Не ожидал, что процессы, которые надо совершенствовать, будут идти медленно. Работая в бизнесе, я привык, что от принятия решения до его воплощения в жизнь может пройти пять минут. Здесь то же самое может длиться месяц, два, полгода. Связано это, разумеется, со всякого рода процедурами, которые должны быть обязательно. Все мы люди государственные, подневольные. Без них никак, я это понимаю.

- Что-то пришлось изменить в себе?

- Пришлось повысить терпимость к тому, что процессы идут медленнее. Я понимаю, что если начну что-то ускорять, то механизм может поломаться. Ломать я не хочу, поэтому приходится искать какие-то обходные пути в рамках законодательства.

- Для вас 100 дней – это сто дней или всё-таки как год за три?

- Я уже привык к тому, кем стал. Поначалу было непонятно еще, буквально первую неделю, а потом ничего, нормально. Я думаю, что вся работа еще впереди.

- За это время было такое, что хотелось махнуть рукой и сказать: да гори оно все…?

- Нет. Ни разу. Наоборот – трудности закаляют. Да, были сложные решения, были решения, которые принимал я, хотя меня отсоветовали их делать. Понятно, мы многое обсуждаем, но принимаю решения я. И не всегда то, что обсуждается и предлагается.

- Главное дело, которое удалось сделать за 100 дней с момента вашего избрания…

- Таких дел, наверное, два. Новой администрации удалось взять под жесткий контроль ситуацию с отопительным сезоном. Начинался он очень сложно – в наличии было всего 140 тонн мазута, притом что в один зимний месяц город сжигает 150-160 тонн и является крупнейшим в области (почти 50 % общей потребности) потребителем этого топлива. Считаю, что усилия, которые были потрачены на обеспечение этого процесса, не прошли зря. До сих пор в Белогорске, несмотря на достаточно жесткую дальневосточную зиму, никаких потрясений не было. У нас была лишь небольшая заминка на котельной «Транспортная». Была также небольшая заминка на котельной «Берег», потому что какие-то любители проводов спилили дерево, порвали кабель, но всё быстро восстановили. Никаких ЧП не было – до радиаторов было невозможно дотронуться, звонков в горсовет и администрацию было минимальное количество.

Далее. С момента вступления в должность все подарки главе в администрации запрещены. Было такое негласное правило. Особенно перед новым годом я это почувствовал, когда через заместителей начали спрашивать: а что, как главе дарить, и все прочее. Руководители муниципальных предприятий собирали деньги на это с работников! Я сказал: если хоть один человек появится с подарком… Эта традиция не совсем здоровая была убита на корню. Теперь если приходят с презентами, то, кроме канцелярии, кроме того, что мы потом даем в пресс-службу или секретарям, больше ничего не носят. Те подарки, которые принесли – унесли обратно. Это что касается меня – а замы пусть за себя ответят.

- Новой администрации удалось сэкономить достаточно большое количество денег на закупке мазута. Как это удалось сделать?

- Вопрос с приобретением мазута стоял остро. Я как глава понимал, что, пока не будет наведен порядок, все то, о чем я говорил выше по части безаварийного прохождения отопительного сезона, мы бы не смогли сделать. Поэтому были отсечены всякого рода посредники, которые на этом мазуте наживались, и мы напрямую работали с производителями и поставщиками топлива. Конечно нам, в этом помог и мировой финансовый кризис, но притом, что цена упала везде, в Белогорске она упала ниже всего. Причем качество мазута было очень высоким. Не менее тридцати миллионов рублей удалось сэкономить. Если до моего прихода мазут покупался по 15,7 тысячи рублей за тонну, то в декабре 2008 года мы покупали мазут по 6,95.

- Что самое тяжелое в работе?

- Если помните, есть такой фильм («Земное ядро: прыжок в преисподнюю». — прим. ред.), в котором, чтобы запустить остановившееся ядро Земли, на специальном снаряде к центру планеты были доставлены ядерные заряды.

Я представляю своих заместителей в роли этих ядерных зарядов, а себя – в роли снаряда, который идет сквозь земную кору вглубь. И наша задача – вот это ядро повернуть, заставить вращаться. Когда мы это сделаем, тогда у нас, я думаю, все получится. Самое сложное сейчас – преодолеть инерцию мышления, которая, к сожалению, была здесь создана. Этим вопросом мы занимаемся каждый день, и он отнимает очень много усилий и воли.

- Почему так много усилий?

- Давайте признаем, что есть люди, которые хотят продолжать работать так же, как и прежде: пришел на работу, получил деньги, и все хорошо. А как работал, что сделал – никакой мотивации нет. Единственный мотив – получить зарплату. Меня это не устраивает. Я слышал, что говорят, мол, сейчас Мелюков три-четыре месяца побьется в глухую стену, а потом плюнет, и все станет, как раньше. Но на самом деле этого не произойдет – характер у меня не тот. Поставил цель – нужно ее добиться. Главное только, чтобы цели были определены правильно.

- То есть нерешаемых задач для вас нет?

- Нерешаемые задачи есть, если ты, к примеру, поставил целью построить здесь Нью-Васюки. Этого не случится никогда в жизни, по крайней мере на нашем веку точно. Если же цель понятна, реальна, то почему нет?

- Вы хотите даже проводить для чиновников мастер-классы.

- Будем проводить, но не всё сразу. Это обыкновенные вещи, которые привычны в бизнесе. Коли мы оказываем социальные услуги населению, то мы должны их оказывать на современном уровне. Если у нас нет специалистов, которые могут объяснить, как эти услуги оказываются, мы их будем привлекать. В конечном счете это пойдет на пользу городу. Потому что, помимо того, что понимать, что над тобой висит условный дамоклов меч в виде кодекса этики, муниципальный служащий должен понимать, как делать свою работу.

- Да, кстати, ваша инициатива создать кодекс этики муниципального служащего нашла широкий отклик в душах общественности. Когда вообще возникла эта идея, какую цель вы преследовали?

- Указание было дано в ноябре. Составил общий отдел – что-то взяли в Интернете, что-то сами дописали. В качестве одного из образцов был дан кодекс этики журналистов. На самом деле, смысл принятия кодекса этики – не попытаться выглядеть в глазах начальства хорошо, мол, в Белогорске борются с коррупцией. Это решение выросло из моей прежней деятельности – я был офицером, работал в СМИ; и там, и там были инструменты такие же, как сейчас кодекс этики чиновников. У журналистов ТВС, которым я руководил, было непременное правило – кодекс этики у каждого на рабочем столе.

Потом пришла идея издать брошюру, чтобы у каждого чиновника Белогорска она была на столе. Долго думали о названии, пытались придумать варианты, например, «Скажи коррупции “нет”». Но такую брошюру вряд ли захотели бы держать на столе, поэтому выбрали нейтральное название «Всё, что должен знать о коррупции муниципальный служащий».

- На какие из форм коррупции будете обращать внимание?

- Они, в общем-то, такие же, как общероссийские – все те вещи, которые интересны предпринимателям, всегда могут провоцировать чиновника на то, чтобы получить взятку, взять «откат» или что-то еще. Но я считаю, если ты заступил на государеву службу, то будь добр, исполняй свои обязанности за ту зарплату, которую тебе платит муниципалитет. Если она тебе кажется маленькой – ну, ты вольный человек, увольняйся и занимайся бизнесом. И считаю это тоже принципиальным.

Мы провели проверку по тем муниципальным контрактам, которые достались на подпись мне. Проверили 7 контрактов, выяснилось, что на 2 миллиона рублей объем завышен. В итоге мы эти объемы сняли. Предприниматели согласились, что завысили объемы.

- А аттестация муниципальных служащих будет?

- Будет обязательно. Так, я считаю, что каждый муниципальный служащий, не умеющий работать на компьютере, работать в администрации не должен. И, соответственно, это условие будет одним из пунктов в аттестации. 21-й век на дворе, не знать компьютер – не есть хорошо.

- Часто чиновников ругают за волокиту, говорят, что это даже большая проблема, чем коррупция. В администрации уже принят кодекс этики. Что еще вы делаете для того, чтобы минимизировать проявления волокиты?

- За волокиту жестко, очень жестко надо наказывать. Сейчас мы ввели бланки строгой отчетности, чтобы выявить, как быстро работники администрации отвечают на запросы и письма. Еще мы ускорили и сделали более демократичным общение работников администрации с главой. Если раньше позвонить главе было нельзя, потому что рабочий телефон не принимал входящие вызовы, а чтобы достучаться до двери, нужно было выстоять большую очередь, то сейчас многие вопросы решаются по онлайн-чату, установленному на всех компьютерах администрации. Да что чат, здесь даже факсов почти не было, а сейчас есть в каждом отделе. На первый взгляд, это простые вещи, но они ускоряют работу.

Очень хотелось бы нам приобрести программу электронного документооборота, но, к сожалению, денег нет. Надо 3,5 миллиона рублей. Знаю, что в Благовещенске такая программа работает, но… Нам пока так не жить. Пока не жить. Хотя я предложил креативным работникам администрации: найдите 3,5 миллиона из воздуха. Просто незапланированных – премию дам. 100 тысяч рублей. Не знаю, найдут, не найдут, но деньги нужны именно под этот проект – электронного документооборота. Это вещь необходимая, очень важная и многие вопросы снимает.

Ну и, соответственно, строгий контроль – человек должен понимать, что, если он сроки не соблюдает, премии ему не видать. Мы хотим упразднить практику, по которой премия уже заложена в зарплату. Считаю, что нужно давать ее тем, кто действительно заработал.

- Сейчас разработан законопроект, согласно которому любой гражданин может запросить любой документ. Как вы к этому относитесь?

- Это нормально. Я считаю, что власть должна быть прозрачной. Из чего делать секрет – из своей работы? Мы же тут не атомные подводные лодки разрабатываем. Мы просто работаем – нас наняли на работу, мы работаем.

- А если бабушка придет и скажет: «А сколько вы и ваши замы получаете?»?

- Ради бога, пусть спрашивают – какие вопросы. Я повторюсь, на самом деле получают здесь не так много, как некоторые представляют. Например, моя официальная зарплата в ТВС была больше, чем я сейчас получаю.

- В Белогорске выбрали новых городских депутатов. Как вы вспоминаете старые выборы, с каким настроем ждете работу с новыми?

- Главное, чего я от них жду, – чтобы в городской совет прошли вменяемые, умные и креативные люди. Мне очень важно, чтобы они были со своим мнением, пусть с отличным от моего. Но это важно потому, что по большому счету работа представительного органа власти должна строиться на том, что депутаты должны предлагать, а не просто одобрять то, что администрация им предложила. Считаю, что ситуация, когда орган представительной власти фактически подчинен власти исполнительной, неправильная. Поэтому важно, чтобы в горсовет пришли люди, которые бы думали и помогали, а не устраивали какие-то войны. Потому что устраивать войну в период кризиса – неразумно. А я знаю, что есть несколько кандидатов, которые априори настроены на то, чтобы воевать. Впрочем, кто бы туда ни попал, я думаю, у нас получится выстроить отношения. С другой стороны, я уважаю Россию, Израиль и другие государства за то, что они не ведут переговоры с террористами. Поэтому с отморозками переговоров не будет. Потому что смысла нет никакого – о чем можно говорить со столбом? Его нужно или свалить, или обойти.

- А вы что выберете?

- Обойду. Воевать с ними или находить компромисс – бессмысленная трата времени.

- По прошествии ста дней с какими чувствами вы вспоминаете прошлые, мэрские выборы?

- Мне жаль тех людей, которые затеяли возню, у которых не хватило мужества рассказать людям о себе, о том, чем они будут заниматься. Их хватило только на то, чтобы рассказать о том, какой Мелюков плохой. Я же рассказывал о том, что буду делать, и сейчас претворяю обещания в жизнь. Но понятно, что быстро все сделать не получится, но я и не обещал сразу золотые горы. Как говорил Пифагор: «Делай великое, не обещая великого». Кстати, часть предвыборных обещаний уже начала выполняться. К примеру, две остановки за свой счет поставил. Открыли опорный пункт милиции в районе «Амурсельмаша»…

- Вы много своих денег потратили на реализацию обещаний? С тех пор, как вы стали мэром, семейный бюджет сильно пошатнулся?

- Я не фанат денег. Есть деньги – хорошо. Я не делаю из них культа. Я считаю, что деньги должны давать возможность человеку себя реализовать. У меня был нормальный бизнес, он работает. Те деньги, что я потратил, ну, я их и заработал. Первое время надо было – милицию, например, поздравить… Из семейного кармана все и оплачивалось.

- Вы практически все время проводите на работе, в то время как у вас дома семья – жена, сын. Как супруга реагирует на ваше постоянное отсутствие?

- Она сама все время на работе, так что мы с ней по телефону общаемся. Но она понимает всё. И она, и я понимали, куда я иду и зачем я иду. Так что все нормально. Единственное – сына меньше вижу.

- Супруга вашу политику поддерживает?

- Какие-то вещи ей не нравятся, что-то ей нравится, но в этих делах решения принимаю я сам. Это исключено вообще, какое-либо влияние супруги.

- Тяжело ощущать себя пенсионером?

- Я никогда не ощущал себя пенсионером. Хотя де-юре я военный пенсионер. Была большая выслуга лет, поэтому рано ушел на пенсию. Сейчас капитан запаса.

- А пенсию получаете?

- Да, что-то капает на книжку, около четырех тысяч рублей в месяц.

- Вы сначала решили стать военным или строителем?

- Военным, конечно. Но с учетом того, что мой отец был строителем, я попал в Симферопольское высшее военное строительное училище и прошел там хорошую, достойную школу.

- Сейчас подчиненных «строите»?

- В смысле вожу ли я их строем? (смеется). У меня есть такая черта, что если не сделали то, что я сказал, то расцениваю это как неуважение к работе. А если ты не уважаешь свою работу, то нужно искать другую. Не сделал – ответь, не можешь – иди на улицу. Между этими двумя пунктами пропущен еще один – объяснить, как. Но я могу объяснять максимум два раза. Да, были болезненные кадровые перестановки, но без них никак – люди, которые много лет работали на одной и той же должности, почему-то посчитали, что они получили ее в наследство. Так не должно быть. Сейчас вот разбираемся с муниципальными предприятиями – там ведь тихий ужас.

- В городе много муниципальных предприятий. Какое самое успешное?

- «Белогорсктехинвентаризация».

- Что с ними будет?

- Думаю, что мы, возможно, будем создавать муниципальные предприятия, если будем реально понимать, что они будут зарабатывать деньги. Я понимаю, что муниципалитет выигрывает конкуренцию не везде и не во всем. То, что туалет общественный (а в Белогорске сейчас фактически нет ни одного такого) будет муниципальным – это факт. И он будет реально приносить деньги.

- В мэрии принято решение начать подавать иски на переселение должников по квартплате в другую жилплощадь…

- Да, такое решение принято. До сих пор таких исков в Белогорске не подавалось – подавались только иски для того, чтобы взыскать квартплату.

- Под этот пресс не попадут старушки, бедные несчастные люди, у которых просто нет возможности гасить долги?

- Разумеется, нет. Когда я давал указание готовить эти иски, понимал, что старушек там не должно быть, разумеется. А люди, которые просто осознанно и нагло не платят – такие люди были найдены и на них готовятся иски.

- Таких людей много?

- Конечно, много. Мы опубликовали список неплательщиков, он есть на сайте города – там в первом списке 428 злостных должников с ценой долга от 50 тысяч рублей и выше.

- Какое было самое сложное решение, которое вы приняли, уже работая в должности?

- Думаю, что это решение, которое было принято в конце минувшей недели – решение уволить директора МУП «Теплосети». Это было сложно, но я на это пошел. Хотя этому предшествовало предупреждение о том, что контракт продлен не будет, но после того как стали известны некоторые подробности деятельности директора, было принято решение не ждать окончания срока – он заканчивался 4 марта, а было принято решение расторгнуть контракт.

- Сейчас все режут бюджеты. Какие проекты в новой редакции будут вычеркнуты и какие сохранены?

- Будет сохранено то, что сделать нужно обязательно для того, чтобы не допустить различного рода аварий в ЖКХ. А все, что может потерпеть, все потерпит на потом. Но ситуацию я драматизировать не хочу, я думаю, что у администрации Белогорска хватит напора в реализации тех планов, которые мы наметили. У нас большие планы по наведению порядка с налогоплательщиками – физическими лицами, большие планы по части имущества. Инвентаризацию делаем сплошную, считаем, что собираемость налога на имущество, по прогнозам специалистов, поднимется с 5 миллионов рублей до 30.

- Вы собираетесь в этом или следующем году участвовать в каких-то федеральных целевых программах?

- Куда мы успеем и сможем попасть, мы обязательно попадем. Но, к сожалению, выборы главы прошли достаточно поздно, все бюджеты были сверстаны, и нам на ходу все пришлось перекраивать, переделывать.

- Как вы относитесь к возможному объединению Белогорска и Белогорского района?

- Категорически против.

- Почему?

- Я считаю, что, если для Белогорского района это будет в общем-то плюс, то для города Белогорска это будет минус. Если кто-то хочет поэкспериментировать, экспериментируйте на мелких муниципальных образованиях, а с Белогорском, со вторым городом области, так шутить не надо.

- Что бы вы хотели построить в городе Белогорске?

- Из культурных объектов – киноконцертный зал. Нет его в городе, к сожалению.

- ДК Дзержинского…

- По нему нужно принимать решение. Как вариант – будем искать тех, кто захочет туда вложить деньги. Зданию там уже 85 лет…

- Когда в 1984 году вы впервые приехали в Белогорск, каким вам показался этот город?

- Зеленым. Я вышел на вокзале в форме лейтенанта и пошел пешком сначала до виадука, а затем дальше по Авиационной. Потом, правда, заблудился, вышел на Гастелло, обошел по Южной и пришел в часть, где служил.

- Сильно изменился город с тех пор?

- Пару лет назад меня удивляло: когда я приехал сюда лейтенантом, ездили здесь древние автобусы. Вот те же самые автобусы ездили здесь до недавнего времени.

- Вы воспитываете сына, ему 2,5 года. Он понимает, что папа – глава? Как к этому относится?

- Он, разумеется, ничего этого не понимает. Раньше, когда шла заставка программы «Будни», он кричал «Папа!» Сейчас уже не кричит, потому что я пока исключил себя из телеэфира. Не хочу быть обвиненным в том, что я использую родственные связи и мелькаю по ТВС как глава. Есть заместители, они работают, их работа видна, и это априори означает, что за этим стоит глава.

Разумеется, я с сыном еще не советуюсь. Пытаюсь научить его говорить, потому что он говорит по-марсиански. А вообще, он уже полгода включает DVD, переключает каналы, включает AV-канал. Освоил программу «Лунтик» для детей от 6 лет. Уже надоело ему, осваивает какую-то, которая от 7 лет. Но, к сожалению, часто бывает так, что видимся мало – я прихожу, он уже спит; ухожу – он еще спит. Супруга говорит, что надо фотографии мои в каждой комнате поставить. Работа такая, что ж теперь.

- А вообще, дома как развлекаетесь? Дротики, «Чапаев», казаки-разбойники, шахматы?..

- Да развлекаться особо никак, потому что я прихожу домой, и ко мне так же продолжают идти люди.

- А отдыхаете как?

- Сижу вот, интервью даю, отдыхаю.

- 2009-й год – каким вы его видите для Белогорска?

- Трудным, непростым.

- В чем вы видите будущее Белогорска?

- Будущее города я вижу в том, чтобы людям не хотелось отсюда уезжать. С большим сожалением смотрю, как многие мои друзья за последние пять лет переехали в Благовещенск. Когда люди перестанут уезжать отсюда, когда начнут говорить: «Мы хотим жить в Белогорске», когда так начнут думать жители других городов и районов, вот тогда я смогу сказать, что здесь свои задачи выполнил на 100 процентов.

- Вы считаете себя патриотом?

- Как можно спрашивать такое у капитана запаса? Конечно, я патриот.

- Патриот чего?

- Патриот здравого смысла.

- Про Интернет: у вас на работе дома какая домашняя страница установлена?

- Сайт ТВС (www.tvs-media.ru). Второй – сайт Белогорска www.belogorck.ru, третий – «Амур.инфо», четвертый – «Амурская правда».

- Откуда узнаёте новости?

- Каждый день открываю сайт «Амурской правды». На бумажную версию времени нет. Амур.инфо, ну, и от пресс-службы всё узнаю. А российские новости – Газета.Ру, КоммерсантЪ.

- Вы один из немногих глав, которые понимают важность медиа. Вас сильно отвлекает, раздражает необходимость общения со СМИ?

- Вообще не раздражает. Глупости, которые пишут газеты или показывает телевизор – меня это раздражает.

- Вы знаете текст гимна?

- Текст гимна Советского Союза знаю, текст гимна России не знаю.

- У Белогорска будет свой гимн?

- Предложение будет – сделаем. Флаг будет, доска почета будет.

- Какую книгу вы прочитали последней?

- «Медиа сапиенс».

- Какой иностранный язык учили в школе?

- Два. Английский и азербайджанский, сейчас он тоже считается иностранным. Кстати, по английскому я даже принимал зачеты у однокурсников.

- Кто у вас пример для подражания?

- В жизни? Я вообще себе кумиров не творю и иду по жизни, основываясь на собственных принципах, собственных убеждениях, собственной совести. И считаю, что каждый поступок, сделанный по совести, есть правильный.

- Что у вас в карманах?

- Деньги и «флэшка». Еще на столе телефон, пачка сигарет и зажигалка.

- Какие сигареты курите?

- Kent, «четверку».

- Всегда курите только их?

- Последние лет шесть-семь. До этого курил Lucky Strike.

- А музыку слушаете?

- Могу показать – вот диски Led Zeppelin и баллады Gary Moore. А моя любимая группа – Deep Purple, но не потому, что она любимая группа Дмитрия Медведева. Гораздо раньше него я узнал, что такое Deep Purple. Это было в Баку, где я жил. Тогда только-только появились магнитофоны, и был такой «Воронеж». И звонит мне по телефону друг и говорит – Стас, у нас есть, оказывается, запись Deep Purple. Я говорю: да ну, ты что, так не бывает. «Есть, я их вычислил – иди ко мне!» Бегу я к нему, включаем запись. А там хрипло, ничего не слышно, слышно только крик – Into The Fire! Это песня из альбома In Rock. Счастье было – вообще.

- То есть вы рокер со стажем?

- Да, причем у меня была большая коллекция виниловых пластинок, весь Deep Purple был, самый дорогой диск Made In Japan, я купил его в Риге за 120 рублей. Потом куда-то коллекция делась, хотя качество ее было отменным.

- А «косуху» вы носили?

- Нет, я не рокер в полном смысле слова. Я просто люблю тяжелый рок. Напяливать на себя что-то – никогда в жизни этого не делал.

- Любите путешествовать?

- Нет. Но бывший СССР весь объездил, от мыса Шмидта на севере до юга Туркменистана, от Владивостока до Сум на западе.

- А где бы хотели побывать сейчас?

- В отпуске. Просто в отпуске.

- Вы уже определились, когда пойдете в отпуск?

- Нет, еще не знаю. Надо согласовывать эти вопросы.

- Собираетесь куда-то ехать или здесь проведете отпуск?

- Хочу просто поехать в санаторий. Надо просто поспать немножко – чтобы не ходить никуда, поспать на свежем воздухе. Ведь я не был в отпуске с 2005 года.

- Вы часто отключаете телефон?

- Никогда.

- А как же в отпуске будете?

- Ну как – работать. Всю жизнь так.

- Станислав Юрьевич, простой вопрос для вас: как?

- По совести.

Сергей Становкин

Просмотров всего: 31

#Белогорск

распечатать


Комментарии
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь