18января
13 апреля 2007, 11:54 1

Бизнес-войны в Приамурье понемногу набирают силу

Бизнес-войны в Приамурье понемногу набирают силу

В Благовещенске на этой неделе говорили о рейдерских механизмах, которые используются при смене собственников и акционеров компаний. Эту тему в областной администрации подняли руководители некоторых предприятий. Впервые о рейдерах благовещенские предприниматели услышали в 2003 году. Тогда конкуренты пытались скупить акции Благовещенского молокозавода.

При этом само понятие «рейдерство» несколько лет назад почти не употреблялось. Сейчас бизнесменам уже не надо объяснять, кто такие рейдеры. По статистике, которую ведут в Амурской торгово-промышленной палате, число надежных и ненадежных бизнес-партнеров в области примерно одинаковое....Угрозы, уголовные дела, судебные заседания, невозвращение долгов, споры из-за собственности - оскал капитализма. О нем так любили шутить в годы СССР и так не любят признаваться в этом сейчас. «Тут и до крови недалеко, - уверен председатель торгово-промышленной палаты Амурской области Лев Танаков. - Там, где касается экономики, родственники становятся врагами».Не родственники, но враги - два хозяина одного цеха. Кто из них настоящий владелец, разбираются уже несколько месяцев. Предмет спора - столярный цех. Столярные работы здесь, может, и велись когда-то, но сейчас идут только разбирательства. Цех продавали и перепродавали много раз, и даже одновременно двум разным предприятиям. Владелец одного из них поясняет: «В определении суда есть формулировка: “не поддается идентификации”. Нас устраивало такое решение суда».Решений суда в папке еще одного владельца цеха, Ларисы Лапиной, не сосчитать. Как на работу женщина ходит в Арбитражный суд. Это орган, который осуществляет судебную власть при разрешении возникающих в процессе предпринимательской деятельности споров. Лариса Лапина не боится оспаривать права юридического лица, представителем которого является, она только опасается своих оппонентов.Претенденты на цех постоянно в состоянии боевой готовности. Меняют и срезают замки разве что не на скорость. И одна и другая стороны мотивируют свои действия решениями арбитражных судей. Но дело в том, что один и тот же цех имеет разные кадастровые номера. У Ларисы Лапиной все документы на цех с изначальным номером, у ее конкурента - с номером, полученным позднее.Без решения Арбитражного суда не обошлись в и лагере «Колосок». Здесь, правда, другая история. Поставщики топлива в лагерь требуют вернуть им деньги за поставленное топливо. Но ни денег, ни топлива, ни даже директора в «Колоске» не видели уже давно. Судебные приставы описывают имущество лагеря, в УВД возбуждают уголовные дела по факту исчезновения топлива. А хозяева лагеря судятся с судебными приставами – якобы те незаконно арестовали имущество. Ситуация еще далека от разрешения.Случаев, когда схема «товар – деньги» не срабатывает, великое множество. Есть даже международные. Не так давно в торгово-промышленную палату обратились китайцы. Они жаловались на русского предпринимателя, который не заплатил им за поставку товара. «Я пригласил этого предпринимателя, - рассказал Лев Танаков. - На все его объяснения говорю: “Вот договор, ты его подписывал?» отвечает утвердительно. Китайцы свое обязательство выполнили? Ответ: “Да”. А ты почему свои обязательства не выполнил?»Все приведенные примеры - мелкие дела. По-крупному в Приамурье только начинают работать. Дела ведут так называемые черные рейдеры. Сегодня рейдеры - лица, скупающие контрольные пакеты акций предприятий. Но еще несколько лет назад словари толковали слово «рейдер» однозначно: это военный корабль, ведущий на морских путях самостоятельные операции по уничтожению транспортных судов противника. Современные черные рейдеры действуют по той же схеме. Приамурье впервые столкнулось с рейдерами в 2003 году. Тогда под прицелом был молокозавод. Совсем недавняя история - судостроительный завод. Директору просто предложили продать акции предприятия. Но это было бы только начало конца завода, уверен Вячеслав Попов: «Мы знаем, как это делается. Начинается сокращение коллектива, распродажа имущества. Завод устраняют с рынка. Но мы вовремя скупили акции, контрольный пакет акций у нас».После того случая на заводе создали свою службу безопасности. И выяснили: все нити рейдерской атаки тянутся из Москвы. В том, что на предприятие «Бурея-кран» сейчас покушаются не местные предприниматели, уверен и генеральный директор ОАО Александр Дмитрусев: «Москва, бывшие силовики. И это все знают, но почему-то в районе молчат, они не видят этого». «Но мы отобьем рейдерскую атаку, и сохраним свой имидж надежного партнера», - сказал Александр Дмитрусев.В торгово-промышленной палате уже давно начали вести свои собственные реестры надежных и ненадежных партнеров. Списки примерно одинаковые. Но когда реестр надежных предпринимателей станет в несколько раз больше - можно будет облегченно вздохнуть: бизнес-войны закончились. «Не надо забывать, что идет передел собственности, - пояснил Лев Танаков. - Это уже третий передел, начиная с самого первого».Впрочем, есть и вторая сторона медали. Зачастую рейдерством называют и обычную смену акционеров, и изменения их долей в компаниях. Еще одна задача - научиться отделять открытую скупку акций, обращающихся на рынках, от нечестных и нечистых захватов. Удачно проведенный захват никто не отнесет к проявлениям рейдерства, и наоборот - законный, но слишком громкий процесс приобретения или перераспределения акций (долей) в компаниях может вызвать негативную реакцию участников процесса и наблюдателей.

Просмотров всего: 4

#экономика

распечатать


Комментарии
  • Al Ex

    Al Ex
    13 лет назад

    У нас в стране бизнес, как крупный, так и мелкий реально не защищен. Можно захватить любое понравившееся предприятие, захватить любые активы любого собственника. Даже если рейдерская атака отбита, это приведет к финансовым потерям предприятия. Например, если захватчики даже временно "зашли" на предприятие, продавая через "прокладки" имущество, рейдеры выводят активы, нанося огромный ущерб бизнесу. И когда законный бизнесмен возвращается, он к ужасу обнаруживает, что имущества-то уже и нет. Вся эта бодяга с рейдерством в нашей стране наносит серьезный ущерб экономическому развитию страны. Наши ученые-правоведы почему-то называют такие захваты "корпоративными конфликтами". Убежден, что это не так. Это в Европах "копроративные конфликты", а у нас - банальное воровство и мошенничество...

Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь