23января
23 января 2007, 11:28

Оперный спектакль - моя жизнь: народному артисту Борису Покровскому - 95 лет

Оперный спектакль - моя жизнь: народному артисту Борису Покровскому - 95 лет

95 лет исполнилось сегодня народному артисту СССР оперному режиссеру Борису Александровичу Покровскому. К своему юбилею «консерватор», как назвал себя когда-то Покровский, он подготовил новую работу – знаменитую оперу Доменико Чимарозы «Тайный брак».

Постановка пройдет на сцене Московского государственного камерного музыкального театра, который Борис Александрович основал в 70-е годы, будучи главным режиссером Большого театра. «Оперный спектакль - это моя жизнь, мое дыхание, одухотворение, - сказал накануне юбилея народный артист. - И это единственный род искусства, который благодаря гениальной музыке способен направлять, учить, поддерживать человеческое существование без надрывов и без ненужного назидания».

Борис Покровский родился в Москве в 1912 году. Его отец – учитель русского языка, преподаватель рабфака. Кто были его слушатели, толком не знал. По воспоминаниям Покровского, отец ругал тех, кто не знает орфоэпию и говорит неправильно. В то время шли выборы, и по радио все, в том числе и Сталин, произносили «выбора». Как-то слушатели рабфака привезли отца в Кремль и попросили прочитать лекцию на эту тему. А ему нечего было бояться, так как к нему, как к учителю, относились хорошо. И вдруг какой-то важный человек возразил: «Это раньше говорили “выборы”, а сейчас наступило другое время, и у слова появилось другое назначение». Отец разозлился: никакого другого назначения нет, есть просто ваша неграмотность. И в этот момент он понимает, что так резко отвечает Кагановичу. Но тут встал Сталин и сказал: «Да. Надо подумать». И все разошлись. А в следующем своем выступлении по радио Сталин сказал «наши выборы». Эта история, считает Борис Александрович, должна стать поучительной для сегодняшних политиков и депутатов. Жизнь человека зависит от судьбы, которая ему положена, уверен Борис Покровский: «Моя судьба решилась в ХХ веке, но если взять мой опыт, то это будет особый пример. В первые годы советской власти я был молод, деятелен, работал на химическом заводе. И вместе с тем я был пианистом, с детства играл на рояле. Занимался у Елены Фабиановны Гнесиной, которая вместе с сестрой Евгенией Фабиановной организовала тогда на Арбате школу, ставшую впоследствии знаменитым институтом им. Гнесиных. Именно эти прекрасные дамы научили меня слышать, понимать и разгадывать творческие загадки композиторов. Я поступил в театральный институт, а впоследствии стал там профессором. Работал в провинциальном театре, а потом меня пригласили в Большой театр». Там Борис Александрович проработал режиссером с 1937 по 1942 год, главным режиссером – с 1952-1963 и 1970-1982 гг. И после увольнения с должности главного режиссера Борис Покровский продолжает работать в театре. Он мечтает о театре, где будут петь только по-русски: «В Лондоне есть театр, где поют только по-английски. И это мудро. Но, к сожалению, мой камерный театр вынужден петь на разных языках, потому что наши работодатели - немцы, японцы, французы, поляки. Нас приглашают на гастроли, мы подписываем договор, получаем деньги, и на них делаем спектакли. В конце концов, живем на эти деньги, получаем небольшую зарплату». В камерном театре Покровского постоянно звучит Моцарт - «Волшебная флейта», «Свадьба Фигаро», «Так поступают все женщины». На вопрос «Почему русское искусство больше популярно за границей, чем в России?» ответил так: «Уровень культуры иностранных театров всегда был ниже нашей. Но они в отличие от нас поняли, чего стоит русская культура, что нужно кланяться Станиславскому. За границей начинают ценить и Станиславского, и Таирова, и Мейерхольда, от которых мы сейчас отплевываемся. Поэтому, хотя им тоже мешают их доллары, все-таки они умнее нас. Американцы, насаждая в России свою так называемую культуру, у нас берут самое лучшее. В дураках опять же оказываемся мы. Это вечная болезнь России. Мы всегда кому-то завидовали, вместо того чтобы научиться и сделать лучше. Хватаемся за чужую культуру, за которую хвататься не надо, и обжигаемся, как об горячую сковородку». Государству, обществу нужно прежде всего уважать артиста, не выкидывать его на улицу, считает Борис Покровский. А быть актером - трудная штука ведь исполнять роль так, чтобы тебя признали и поверили, - большое искусство. О Покровском сняты документальные фильмы, написаны книги. Борис Александрович автор книг: «Об оперной режиссуре», «Размышления об опере», «Беседы об опере», «Ступени профессии», «Сотворение оперного спектакля», «Введение в оперную режиссуру». Сегодня лауреат Ленинской, Государственных премий СССР и России, профессор, руководитель камерного театра живет обычной бюджетной жизнью, как и тысячи российских пенсионеров.

175 лет со дня рождения французского живописца и графика, одного из основоположников импрессионизма Эдуарда Мане. Родился в семье крупных чиновников. Рисовать начал еще в коллеже. По окончании морской школы участвовал в походе на корабле в Рио-де-Жанейро. После учился в Школе изящных искусств в Париже у известного мэтра салонного и академического искусства Т. Кутюра. Потом Мане много путешествовал. Посетил Нидерланды, Австрию, Италию, а позже Германию, Испанию и Англию. Переосмыслив взгляды на искусство, Мане уничтожил работы, выполненные в мастерской Кутюра, решив работать самостоятельно. Его первое значительное произведение - картина «Любитель абсента». После были «Портрет родителей», «Лола из Валенсии», «Завтрак на траве», «Олимпия», «Флейтист», «Самоубийца», «Христос и ангелы», «В лодке», «Нана», «В кабачке папаши Латюиль». Наиболее глубоким и значительным стало его произведение «Бар «Фоли-Бержер». Не до конца принимает принципы импрессионизма. Свидетельство этому – картина «Аржантей» - «малая столица импрессионизма». Критики считают, что творчество Мане вдохнуло новую жизнь во французское искусство XIX века и во многом определило основные пути дальнейших художественных исканий.

Просмотров всего: 3

распечатать


Комментарии
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь