2марта
30 июня 2005, 21:06

Валерий Толчев о темной стороне футбола: «Каждое очко в 1-м дивизионе дорого стоит»

Валерий Толчев о темной стороне футбола: «Каждое очко в 1-м дивизионе дорого стоит»

Ушедший в отставку главный тренер команды первого дивизиона «Амур» Валерий Толчев сегодня уехал домой, в Омск. На последней пресс-конференции в Благовещенске он был откровенным во многих суждениях. По словам Толчева, впервые за карьеру тренера с ним даже не попрощались. Губернатор не принял письмо в поддержку Толчева, подписанное 13-ю из 22-х футболистов «Амура». Будущим тренером команды Толчев видит Николая Южанина и говорит, что без решения определенных «оргвопросов» с судьями первого дивизиона трудно играть, поэтому почти все клубы практикуют «потустороннюю» работу с арбитрами.

О добровольности своей отставки с формулировкой «По собственному желанию»

- Отставка моя добровольной не была. Мне предложили как бы добровольно. Передо мной была поставлена задача - не вылететь из первой лиги. Команда находится на 16-м месте, в трех очках от зоны вылета. Впереди два тура дома, два на выезде. Трудные эти туры, не трудные, но мы и в трудных Химках выигрывали, в трудном Воронеже выигрывали… Думаю, что было преждевременно оценивать ситуацию по тому, сколько команда сейчас набрала очков. Мне предложили уйти по собственному желанию. Но предложил даже не президент футбольного клуба - предложил гендиректор написать заявление и, как на базаре, начал со мной торговаться: сколько мы тебе дадим денег, сколько не дадим. «Если ты не напишешь заявление, мы тебя за прогулы, еще за что-то уволим». Пришлось съездить к юристу, показать ему контракт. И, когда я приехал с контрактом и заключением юриста, он стал немножко вежливее себя вести. Будем так говорить, мне предложили, настояли написать заявление. Если в прошлом году они меня просили подписать контракт – а у меня были и другие предложения – сразу на 2 года, и я на это пошел, то сегодня они почему-то его быстро расторгают и не хотят отвечать за те действия, которые они сделали в конце 2004 года, когда заключался контракт. Они не хотят мне платить, они не доплатили мне за прошлый год за решение задачи вхождения в тройку и даже не попрощались. Хотя я уже много работал, и в любом клубе со мной встречались первые лица области и руководители города, мы объяснялись и жали друг другу руку. В жизни все бывает. В том же Братске - всё шевелил, шевелил мэра, чтобы попробовать поставить команде высокие задачи. Занимал 4-е место при том, что он ставил задачу занять 5-8 места и дома не проигрывать. И первый круг в 2001-м, когда в одной зоне с нами играли Хабаровск, Новокузнецк, «Сибиряк» шел на первом месте весь первый круг, до двух последних туров. Я к нему пришел, а он: «Не надо нам никаких лиг. Никаких первых. Вот что в бумажках у футболистов записано, я все заплачу. Ничего не подниму ни выше, ни ниже». Ну и первый круг мы закончили на третьем месте, там так надо было закончить на третьем. И я просто распродал игроков, они попросили. Валентов сюда вернулся к вам, я его отпустил с богом, Рагозу в Новосибирск… ну, пять человек состава. Заняли мы седьмое место. Но расстались по-доброму. Руки друг другу пожали, спокойно поехали. Вижу, нет там перспективы работать, плюс к этому меня пригласили во Владивосток. Даже во Владивостоке, при всей негативной ситуации, на базу приехал человек, поблагодарил. Там просто переход команды «Луч» происходил от мэра к губернатору, была ситуация, когда меня так же, как и сейчас примерно, бросили – ну, так надо. Но человек приехал, пожал руку, сказал: «Команда сделана, «спасибо».

О слабой дисциплине в клубе, про которую говорило руководство клуба

- Это «мягкий» блеф, с дисциплиной. Губернатор как-то, после одной из игр, задавал мне вопрос: «Неужели, Валерий Степанович, вас может футболист послать на три буквы?». Я ему ничего не стал объяснять, просто сказал: «Хоть футболист это будет, хоть кто другой, но после этих слов мне придется его нокаутировать». Потому что это невозможно, не может быть такого. Бытовая дисциплина в «Амуре» - я скажу так: смотря как на это посмотреть. Нарушения режима были, есть объяснительные от пары футболистов. Но, когда я начинал принимать решения, они почему-то не выполнялись. В том плане, чтобы наказать кого-то деньгами, решения тормозились. Эти нарушители идут к гендиректору, и все на этом заканчивается. Он их любит всех, наверное.

О внутренней оппозиции Толчеву в команде

- А тут нечего скрывать. Когда мы шли на третьем месте, все были довольны, все было хорошо. Но тут стали немножко задерживаться выплаты премиальных, это есть везде. Эти люди – я назову их по фамилиям – это Игошин, Дубровских, Сиверчук, примкнувший к ним Богданов и Вологжанин – точно не знаю, но 4-5 человек… Когда мы начали плохо играть, я стал «вырезать» их из состава. Но я видел: Игошин начал забрасывать в свои ворота. За ним до сих пор ходят слухи, и меня предупреждали, что он может продать игру и в одиночку. Я посадил их на лавку. И тут мы с Брянском нормально сыграли – если бы не судья, должны были брать 3 очка; обыграли «Петротрест». Премиальные – они для игроков, которые не в составе - намного меньше. Они, собравшись, идут выражать мнение команды к генеральному директору. А тот – нет, чтобы сказать: куда вы пришли, идите к главному тренеру и решайте с ним вопросы, кого ставить, кого не ставить – технично направляет их к заместителю губернатора товарищу Гордееву. Я, кстати, слишком поздно это узнал…. Тут же игра в Находке стала судьбоносной. После последних домашних игр, особенно с «Уралом», мне стало ясно, что эти люди просто предатели. После этой игры я захожу в раздевалку и отправляю их в дубль – Вологжанина, Сиверчука, Игошина - и говорю: «В поездку вы не едете, я выставляю вас на трансфер». После чего мне говорится: да нет, они едут в поездку. Какой трансфер, ты что тут решаешь? Я говорю: ну, тогда или они, или я. «А-а, если ты не едешь, тогда уволим по статье». Вот и все. Я понимаю, хочется привезти московский «Спартак» в Благовещенск. Вопросов нет. Но мы сегодня решаем глобальную задачу. И я хотел не ехать с командой в Находку – хотел дождаться президента клуба, то есть губернатора Амурской области, и поговорить с ним о том, что не надо нам кубка. Нам надо остаться в первой лиге. Нам не нужен такой календарь, такая мясорубка – допустим, 22-го июня в Находке с полной отдачей выигрываем. Далее – 26-го в Астрахани, 29-го в Саратове, 3-го с «Анжи» дома, 6-го в Москве со «Спартаком», 9-го с «Кубанью» дома, 13-го дома со «Спартаком». Тем самым перерыв между кругами, когда нужно хорошо подготовиться ко второй половине первенства, усилить состав – перерыв этот на 4 дня сокращается. Вот об этом я хотел поговорить с президентом. Я не знаю, чего испугалось руководство – о чем я там буду говорить с губернатором, но мне сказали: «Нет, ты едешь с командой. Если не поедешь, я уволю тебя». Ну, я дал им шанс в Находке. Говорю: вы знаете, я уже почти не работаю в «Амуре». Покажите, что вы можете, Игошины, Сиверчуки, Богдановы. И что они там наиграли?.. Впрочем, теперь приедет другой тренер и скажет мне «спасибо», что я не послал команду в мясорубку. Хоть люди силы сэкономили.

О письме футболистов в поддержку Толчева, которое так и не увидел губернатор

- Это было без меня. Есть письмо, подписано 13-ю футболистами «Амура». Плюс двое югославов – им агенты запрещают что бы то ни было подписывать, но руку, они говорят, поднимем всегда. И не дозвонились они до Смирнова. Он уезжал домой во Владивосток, потому не подписал ничего. Из текста: «Мы считаем, что конфликт главного тренера с генеральным директором повлиял на результаты команды. Просим вас детально разобраться в этой ситуации. Считаем, что тренерский штаб во главе с главным тренером способен решить поставленные перед командой задачи». Игроки подписались, но никакого разбирательства не получилось. А надо же хоть немножко людей выслушивать. Не тот бред, что в уши дует. Про меня говорят, что меня на руках футболисты в автобус пьяного заносят… Кто-то из оппозиции сам все это, наверное, в Интернет пишет. У меня такое ощущение. Да, вот еще про машину. Доложили, что я игру во Владивостоке продал, за что мне дали автомобиль. А футболистам, которые играли, по 700 долларов дал. Но - посмотрите - я получил подъемные за этот год, у меня и зарплата неплохая. Все деньги я снял, еще 500 долларов занял, купил автомобиль. Это все можно проверить. И вот такой бред постоянно несут, а это все доходит до губернатора. У человека же в голове это всё откладывается.

Про отношения с руководством «Амура»

- Хороший коллектив. Тренер Давыдов, главный тренер Толчев, массажист, доктор, офицер по безопасности… То ли директор побоялся, что могут его сожрать, то ли что… Что он делает? Доктора убирают, тот с клубом два раза судится - два суда выиграл. Потом выгоняют Валентова. Массажист убежал сам в «Луч», потому что не заплатили ему каких-то 54 тысячи и не отдали 20 тысяч за фармакологию. Сейчас вот меня убрали. Оставили Давыдова… Зачем только? Тот тоже понимает, что ему здесь не работать. Пришел и говорит: давайте все решим цивилизованно, оплатите мне зарплату по контракту до конца сезона, там небольшая сумма – 140-170 тысяч, и все, я поехал домой. Ответ: «Да нет, ты нужен». И в командировку его, на 12 дней, в Горно-Алтайск. Наверное, чтобы не мешался.

За Романа Данильченко в 2004 году Иркутск предлагал 200 тысяч. «Амур» заломил 800 тысяч. Не стоит он таких денег, говорю. Потом снизили цену до 400 тысяч. Человек – помните? - своим голом в Находке вывел «Амур» в первую лигу. И к нему такое отношение. Не купили его, конечно. Играет сейчас в третьей лиге.

У этого человека – гендиректора - все построено на лжи, я так считаю. Он меня только обманул два раза. Со мной случай: после «Химок» звонок в клуб. Губернатор приглашает меня в 14 часов на разговор. Гендиректор говорит: «Все только через меня», в клубе кричит, приезжает ко мне в 13:20, забирает меня из номера, а секретарше Короткова говорит, что у меня тренировочный процесс. Везет меня показывать ремонт стадиона. Я думаю - что он меня возит час? Повозил, потом назад привез в гостиницу. Вот это что такое?

Второе. Подписываем контракт в прошлом году. Говорю - я не рвач, все оценивается по работе. Давай немножко вступительных дашь, а если решу поставленную задачу – войти в пятерку – значит определенную сумму мне заплатишь. Подписываем контракт. Раньше надо было в трех экземплярах контракт делать – в ПФЛ, на руки и в клуб. А с прошлого года стало необходимо в двух. Одну можно «тырить». Я подписываю, он говорит: я остальные позже заполню. Давай еще в двух чистых бланках черкани роспись. Ну я черканул. Потом приезжаю контракт после заявочной кампании забирать, а там этого пункта о выплатах как раз нет. Я говорю - ты что? «Ой, я забегался, Степаныч. Да сейчас допишем». Я говорю – да поздно, он же в ПФЛ уже зарегистрирован... Ну, этот долг до сих пор и поныне там, до сих пор я его получаю. Как на базаре. У него все на обмане. У него слова «нет» нет. Он говорит «да», но ничего не делает. Вот что сделал генеральный директор для того, чтобы команда играла лучше, вы мне можете сказать? Он организовал клуб любителей футбола? Да нет же. Он атрибутику выпускает хоть какую-то, чтобы народ ходил кричал, красивее было? Он спонсоров нашел, которые деньги дали? Да нет. Ну чего он сделал? Но одно он сделал. Он нашел тех людей, которые предали. Тех, которых я пригласил, кстати. Он нашел их из основной массы. Раскол в команду внес, чтобы команда не играла. Чтобы были группировки - вот это он сделал. Кто такой господин Ципалов, если он губернатору в глаза говорит: «Я играл в «Амуре»… Он играл в «Амуре»?! Он при мне в глаза губернатору говорит это. И вообще, еще три-четыре года назад никто не знал – я, по крайней мере, - что есть такой футбольный деятель, некто Ципалов. Он два понедельника в футболе. И он может решать судьбы? Доносить до президента клуба, что он знает, как сыграет команда на выезде, что мы на грани вылета? Он может быть футбольным стратегом; он может знать, сколько очков мы наберем в оставшихся четырех турах?..

А вот еще про чистоплотность. Я тут проехал по спортивным магазинам города… Мы покупаем форму в Москве. Как-то прихожу расписываться за полученную форму, вижу сумму… столько-то. Поехал по магазинам - можно наполовину дешевле купить. В рознице, «Адидас», новозеландский, хороший! Зачем мы покупаем форму в Москве?.. Прямо чего-то я недопонимаю, наверное. Не скажу, что это значит. Потом еще в клевете обвинят, в суд подадут.

Нисколько не удивлюсь, если со следующим моим преемником будет то же самое. Еще одна, кстати, интересная мысль. Почему в прошлом году при президенте Вощевозе отношение ко мне было нормальным? Были споры, но небольшая помощь тоже была. Мы решали задачу на сезон, и мы ее решили. Пришел новый президент, все перевернулось, и стали «плавить» главного тренера просто внаглую. Я не политик, конечно, но я подумал: может, «плавят» не меня, а президента клуба? А завтра ведь могут сказать, что первый-то президент команду в первую лигу вывел, а второй всё завалил. Может, еще и этот фактор как-то влияет на ситуацию. Трудно сказать, чьи указания выполняются.

О том, насколько Валерию Толчеву известно, что его предшественник Андрей Семеренко покинул свой пост при схожих обстоятельствах

- Конечно, знаю. С Андреем мы в хороших отношениях. Мы с ним в свое время играли друг против друга. Не далее как недели полторы-две назад мы с ним разговаривали долго на футболе, на стадионе «Спартак». Он говорит: «Степаныч, или он тебя съест, или надо сжирать его» - вот его слова. Я знал, как Андрей перестал быть тренером. Но, видимо, в тот момент, когда назначали меня, руководству самому надо было выживать. И не лез никто никуда, и потихоньку мне помогали даже «оргвопросы» с судьями решать…

Об «оргвопросах» - темной и не вполне законной стороне российского футбола

- Да, такая темная сторона нашего футбола. Об этом же много пишут и говорят. Это делается не для того, чтобы судьи решали что-то, а для того, чтобы уравняться с соперником. А если не уравниваешься… Одним свистком судья может перечеркнуть всю работу тренера. Как-то начали кричать, что я вывел команду в первую лигу за счет судейства, денег. Но я тут же сказал: «Спросите, пожалуйста, сколько Комсомольск-на-Амуре затратил денег на «оргвопросы» и какое место занял?». В два раза больше и шестое. Тогда нам там ставили по два пенальти. В игре счет 2:2, нам два пенальти поставили. Просто я не хочу говорить, что это деньги на судей. Я говорю: это решение определенных организационных вопросов. Потому что их решают все команды, особенно в 1-й лиге. Так вот, не для бахвальства: мне звонят тренеры, руководители клубов; я в хороших отношениях с Побегаловым, тренером «Урала». И мы с ними разговариваем, делимся. Меня спрашивают: «Ну, что с судьями?». А я им говорю: «Вот, мы на судей – набрали 19 очков – потратили вот столько денег» . Они мне говорят: «Да ладно! Долларов?» - «Нет, рублей». Он говорит: «19 очков?». Я говорю: «Да». «И что, - говорит, - он хочет тебя убирать? Да они тебя должны на руках носить, а утром с похмелья молочком парным поить, чтобы ничего с тобой не случилось». У некоторых тренеров очко стоит достаточно много денег, не буду говорить сумму… Достаточно много денег очко в 1-й лиге стоит. Поэтому это так, «потусторонняя» футбольная жизнь.

О том, знает ли он имя своего преемника

- Да. Думаю, что это Южанин, озвучено было имя. Привезет, говорят, шесть-семь человек с Кубани. Но меня такая уверенность наталкивает на мысль: шесть человек - что они делали-то все это время? Какой сейчас месяц? Июль. В одном городе шесть-семь человек - что они делали, они где были-то, что это за профессионалы, почему все это время не были востребованы? Вторая лига играет, первая играет… Я не могу судить о работе тренера. Работу тренера и его действия никогда не обсуждаю. Тренер работает, как считает нужным. Южанина я тоже не хочу осуждать. Просто такая фраза меня задела – не им сказанная, не в его огород камень, а сказанная генеральным директором. Я могу сказать, что можно привезти одного, а так, чтобы столько из одного города, причем хороших… посмотрим.

О будущем – своем и «Амура»

- У меня в Омске семья. Уезжаю в Омск. В Москву, конечно, надо будет. Не сейчас, а в районе 10-го июля, перед вторыми кругами во 2-й лиге. Порешаю вопросы. Будем ждать каких-нибудь приглашений. Все бывает; может, их и не будет, но, как говорится, 14 лет я был востребован, может, и на пятнадцатый год тоже буду.

Уезжаю я отсюда с двояким настроением. Что-то у меня здесь получилось, что-то не получилось… Я думаю, не получилась только, видимо, закулисная борьба. Я не силен в ней. Надо будет подучиться. Команда еще не на вылете даже сегодня. Еще три очка отделяют от зоны вылета, еще 2 игры дома. Да, «Анжи» - сильная команда. Но и «Анжи» проигрывает, и Хабаровск с ними вничью сыграл, а его мы обыграли. Поэтому очко-два зацепить можно.

Понимающие люди понимают. Думаю, сильно на моем рейтинге, имидже это не отразится. Но немножко отразится, конечно. Поэтому вроде и хорошо, а вроде и не очень хорошо. Надо только немного усилить команду – не «шлака» привезти. Я уже начинал решать этот вопрос. Тот же Побегалов пообещал Зиновьева.. Это Зиновьев, который в «Локомотиве», «Шиннике» играл. Он у Побегалова третий на своей позиции. Вот он и предлагал: «Если ты тренером будешь, я его могу отдать и еще подумаю, еще кого-то дам». Видимо, не суждено. А так… Тремя-четырьмя игроками подусилиться, и этой командой остаться в 1-й лиге можно без вопросов. Но, опять же, надо немножко решать «оргвопросы». В первую очередь, мне кажется, их не хотел решать господин Ципалов. Когда мы с губернатором разговаривали, он сказал: «Работа с судьями» - это ваше внутреннее дело». Я его убедил. Он сначала говорил – fair play, и точка. Может, он и прав, но он просто не знает тонкостей, судит, как любитель футбола. Пришел к Ципалову, говорю:«Можно начинать работать, губернатор же сказал при тебе, что это наше внутреннее дело». И слышу в ответ: «А мне лично он сказал – нет». И всё. За полтора года, прожитых в Благовещенске, я много с кем познакомился благодаря футболу. И ни один человек мне не сказал о директоре положительного. Ни один.

О том, жалеет ли Толчев о своей «излишней» откровенности перед журналистами

- Нет, не жалею. Я никогда ни о чем не жалею. Только могу себя поправить и отложить для себя, что этого больше делать не надо. А жалеть - это участь слабых. Поэтому о своих высказываниях не жалею. Правда, часто их истолковывали неверно. В частности, в «программке» перед матчем во Владивостоке напечатали мое старое интервью, когда все финансовые вопросы в команде уже были решены. И в «Спорт-атаке» не полностью мои слова давали. Я им еще скажу, что так делать не надо. Но, с другой стороны, я говорил правду. Я не соврал. За что казнить человека, если он не врет?

Просмотров всего: 11

распечатать


Комментарии
Авторизуйтесь или зарегистрируйтесь