29мая
Предыдущий материал Следующий материал
22 мая 2020, 14:32 0

Худрук Пензенского драматического театра им. Луначарского Сергей Казаков: о жизни и театре в условиях карантина

Худрук Пензенского драматического театра им. Луначарского Сергей Казаков: о жизни и театре в условиях карантина

Михаил Митрофанов: Звучат позывные из мелодии «День Победы» Давида Тухманова. В интернет-проекте «Великой Победе посвящается» – заслуженный артист России, актер Московского театра «Современник» Василий Мищенко читает фрагмент стихов Владимира Высоцкого к «Песне о погибшем летчике».

https://goo.su/19zZ

М.М.: Сегодня я по удаленной связи буду общаться с заслуженным артистом России, художественным руководителем Пензенского областного драматического театра имени Луначарского Сергеем Казаковым. Да, мы давно знакомы, поэтому будем на «ты», наверное, что мы будем глазки друг другу строить.

Сергей Казаков: Нет, причем мы с тобой давно знакомы и много-много лет. Мы из того поколения людей, которые глазки не строят, а занимаются делом.

М.М.: Да, согласен. Делом занимаемся мы даже в условиях, в которых сейчас все оказались. Я, конечно же, про коронавирус. Сейчас хочу порасспрашивать вообще, как происходит жизнь в Пензе? Как себя чувствуют театр, артисты театра в условиях вот этих непростых? Тоже ведь у вас там самоизоляция, и театр не работает сейчас?

С.К.: К сожалению, да. Когда наступит третий этап, вы все знаете прекрасно, дорогие радиослушатели. Как бы объявили 3 этапа плавного выхода, мы резко вошли, а плавно выходим. Как раз средства массовые и спорт, и театры, и кинотеатры, мы, как всегда, находимся в третьем этапе, мягко выражаясь. Конечно, когда наступит третий этап, когда разрешат артисту выйти на сцену, но, надеюсь, к сентябрю, надеюсь на это. Что касается просто репетировать, тоже пока вопрос открытый, ибо никто не знает, когда нам разрешат репетировать, потому что все-таки работа актера – вещь контактная, и по удаленке репетировать спектакли чрезвычайно сложно. Как мы сейчас делаем? Мы сейчас делаем читки пьес, причем у нас уникальный проект на самом деле, мы его запустили только, я придумал, где драматурги все, необязательно российские, а вообще драматурги, пишущие на русском языке, они читают отрывки из своих пьес, которые пишут как раз в условиях карантина. То есть это и для них такой творческий стимул, потому что же мы не просто так делаем читки, мы выкладываем этой в Инстаграм, на сайты, в соцсетях. И как вот тоже анализируем, смотрим, уже несколько пьес присмотрели в работу. Мы даем возможность сейчас многим театрам, многим худрукам, директорам театра, главным режиссерам воочию услышать и понять, что на сегодняшний день происходит в этой среде, как драматургия, а среда достаточно сложная. Что вообще касается современной пьесы, это все не просто.

М.М.: Да-да.

С.К.: Поэтому мы даем возможность драматургам проявить себя и коллегам услышать, не просто прочитать, а услышать. Когда читает автор, в этом огромный плюс, потому что там изначально уже закладывает интонационно, что он вообще хотел сказать.

М.М.: Да, я про этот проект слышал краем уха, слышал от небезызвестного аудитории нашей радиостанции режиссера Игоря Афанасьева, который у нас тоже ставил несколько спектаклей, работал здесь некоторое время в Благовещенске, сейчас он в Москве. Насколько я знаю, он написал пьесу «Квадратный метр», по-моему, она называется, он тоже попал с этой пьесой в ваш проект.

С.К.: Да, да, мы выложили. На самом деле огромное количество драматургов, и я очень этому рад. Вообще, у нас в театре, если ты наблюдаешь, потому что многие знают об этом проекте, а особенно драматурги, и уже почти 9 лет существует проект, который называется «Из-под пера». Суть этого проекта заключается в том, что мы ставим пьесы, которые только что вышли из-под пера, для нас специально пишут, для нас, для нашего театра и Ольга Михайлова, и Елена Исаева, Юрий Поляков. Мы первые поставили пьесу Юрия Полякова «Как боги». Пьеса написана для нашего театра в этом проекте «Из-под пера» Ольги Михайловой «История одного преступления» сейчас идет во многих театрах, и везде пишут, что первая постановка была в Пензенском драматическом театре. Мы открываем многих. Вот так мы для себя открыли замечательного драматурга и для России Трусевич Елизавету. Положим, Жанну Пулинович мы тоже первые поставили. Много постановок, но проект «Из-под пера» действительно очень интересный, потому что проблемы с современной драматургией – это проблема колоссальная. Пишут много, толку мало.

М.М.: Современная драматургия, к сожалению, многие жалуются на это. Я хочу, знаешь, вот о чем порасспрашивать. Во-первых, 75 -летие Победы в этом году отмечается Великой Отечественной войне, и ваш проект, который вы тоже посвятили вот этому юбилею, называется он «Великой Победе посвящается». Мы, кстати говоря, предварили наш эфир фрагментом, как раз одного из участников этого проекта – заслуженного артиста России, актера Московского театра «Современник» Василия Мищенко, который прочитал фрагмент стихов Владимира Высоцкого «Песня о погибшем летчике» с вашего, так сказать, позволения и согласия, разумеется. Потрясающее исполнение. Там в этом проекте участвует много замечательных артистов пензенских и других артистов. Что можно рассказать об этом проекте?

С.К.: Конечно же, великая дата. И я жду, когда все-таки состоится Парад Победы, тем не менее, мы не могли обойти стороной, мы же специально готовим, готовили спектакль, но, к сожалению, мы не смогли его. Но, надеюсь, мы его покажем когда-нибудь, причем у нас две премьеры готовы, уже законсервированы. Многие актеры читали стихи и там выкладывали, но мы сделали совместный проект с институтом, где я преподаю, – это Московский институт театрального искусства имени Кобзона, где я являюсь мастером курса. У меня там есть свой курс четвертый, сейчас сессия, но правда по удаленке. Актеры нашего театра и коллеги из соседних городов со всей страны принимали участие и педагоги – Спиваковский, Афанасьев, много людей, поэтому родился такой интересный проект. Что удивительно, ни один человек не отказался, ни у кого даже в голове не возникла идея, что нет, я не буду. Это потрясающе, насколько в нас все-таки, слава богу, живет это ощущение и гордость, и боль за павших, за эту трагедию, гордость, что Советский Союз победил в этой страшной войне. Я абсолютно уверен, но просто невозможно следующее: вот мы сейчас воюем с коронавирусом, посмотрите, как в этой ситуации ведут себя врачи по всему миру. Когда 9 мая ходил к памятнику Победы у нас в Пензе – ты знаешь этот замечательный памятник.

М.М.: Да-да.

С.К.: Нельзя же собираться, люди в масках, пожилые, а самое главное, молодежь. Я пошел в магазин покупать цветы, чтобы положить, и заходит парень с ребенком, выбирает тоже четыре, я спрашиваю: «Куда вам четыре? Кладбище сейчас закрыто, нельзя». Он ответил: «Нет, я на памятник Победы. Мы до рождения ребенка туда ходили и с рождением ребенка каждый год ходим к памятнику Победы и не можем пропустить эту дату». Пока это в нас живо, не страшно за Россию. Когда я подходил к этому памятнику, я постоял, отдал дань и погибшим врачам, которые в связи с коронавирусом погибли, выполняя свой долг.

М.М.: Да. А в Пензе как обстановка с коронавирусом? Есть какие-то официальные данные?

С.К.: В Пензе, слава богу. Тем не менее с 30-го мы на самоизоляции, но постепенно выход уже начинается, я думаю тьфу-тьфу-тьфу. Я знаю, что врачам у нас все выплатили.

М.М.: Люди как воспринимает вообще? Они дисциплинированны?

С.К.: Как люди воспринимают? Ты же понимаешь, что по всей России, я же смотрю это сводку по самоизоляции, люди первую неделю на самом деле были очень сильно так это, но потом, постепенно, к сожалению, сколько ни говори им – сиди дома, – идет не совсем понимание. А потом 1 мая многие поехали отдыхать, и результаты по всей России показали себя. С дисциплиной у российского человека недаром говорится: «Пока гром не грянет…», но, по-моему, гром уже достаточно грянул, но все-таки радует, что огромное количество людей поняли, что это не шутка, но вопрос в другом. Вопрос очень серьезный, он чисто психологический, он меня мучает как художественного руководителя, как человека, который в этом социуме живет и творит. Я же не выхожу на улицу без маски и перчаток, я уже интуитивно сохраняю безопасное расстояние и вижу, как это делают другие люди. То есть вот этот выход из карантина и вот эти вот маски и перчатки, я думаю, психологически останутся у нас надолго. Что касается театра, насколько народ пойдет после карантина в театр, не будет бояться. Ты понимаешь, о чем я говорю?

М.М.: Да.

С.К.: Это же очень важная и серьезная проблема, ее надо будет учитывать. Например, в Америке уже мощно идет принципиальный разговор о кинотеатрах, где люди будут сидеть через одно, через два кресла. Если это тысячный зал, то, естественно, может быть такая ситуация, когда 500 человек только будет проходить. Чисто психологически люди собираться в одном помещении в таком количество будут бояться. Вот не дай бог, чтобы так было. Я сам по себе чувствую, как я уже начинаю в эту масочно-перчаточную психологию входить, и я думаю, что это такое состояние закончится не скоро, потому что врачи об этом говорят, что если и идет на спад, то в любом случае опасность будет сохраняться.

М.М.: Ну да. Врачи говорят о том, что все как бы болеть не должны, пока не появится иммунитет или пока не будет изобретена вакцина, что в ближайший год, а то и полтора-два ожидать не приходится, поэтому это проблема действительно.

С.К.: Да, чего загрустили, все нормально. Мойте чаще руки, наконец-то в России люди научились мыть руки, это же радует.

М.М.: Нет, но на самом деле руки и мыли, чего там говорить, хотя не все.

С.К.: Буквально зимой мы были на гастролях, мы были раньше часто за границей на гастролях, у нас столько сорвалось заграничных гастролей, мы должны быть на Кипре, в Израиле, просто пролетели фестивали, гастроли.

М.М.: Сейчас?

С.К.: Конечно. Но мы говорим, что перенеслось, на сколько не знаю, но перенеслось.

М.М.: А иначе, как говорится, надежда все равно должна.

С.К.: Да. Ты же иногда заходишь в общественные места, так вот там люди настолько привыкли, что вроде как чисто все, стерильно, идеально, что выходя из кабин, они не подходили к рукомойнику, а сразу ушли. Понимаешь, в чем дело? И только видно, что это россияне, которые просто выходили, просто у нас наша домашняя атмосфера таких этих самых заведений, она не позволяет, поэтому у них так все и было, потому что они привыкли, что везде чисто.

М.М.: Еще об одном проекте не могу не спросить, я за ним наблюдаю, смотрю, выпуски стараюсь не пропускать, который сейчас у вас в ютубе идет – это «Карантино».

С.К.: Да, это уникальный проект.

М.М.: Расскажи вот об этом, может быть, наши слушатели тоже заинтересуются, он так и называется «Карантино».

С.К.: Да, на сайте Академии Михалкова есть. Я говорил про Елизавету Труеви – молодой драматург, девушка- режиссер, она написала несколько пьес, одна из пьес «В зале есть врач» – спектакль, с которым мы объездили полмира. Мы первые поставили спектакль по ее пьесе «В зале есть врач», мы с ней подружились, она учится в Академии Михалкова на режиссуре. Вот она решила в это непростое время сделать такой проект, а сейчас же очень много таких удаленок. Вот она решила сделать совместный проект с нашим театром, театрами других городов, причем там снимаются такие не последние артисты. Одна из лучших джазовых певиц снимается, вот ревущая, которая Эльзу озвучивала, она ездила в Голливуд на «Оскар» и выступала. Вот так и рождаются истории анекдотичные, и очень смешно, на мой взгляд, я буду иметь честь сниматься в следующих сериях, потому что это очень смешно и очень добротно сделано.

М.М.: Это все она одна пишет вот эти все истории?

С.К.: Да, это все она, она пишет, и она режиссер. Это такой интересный проект, я рекомендую всем посмотреть.

М.М.: Там смешные истории. Первую вспомнил, где ты там играешь начальника и планерку проводишь.

С.К.: Ее можно и слушать в Интернете.

М.М.: Да, там участвуют артисты Пензенского и других театров. Спасибо, что нашел возможность поговорить. Интересно, несмотря на то, что казалось, что каждый сидит сейчас по своим норам, самоизоляция, особенно возраст, слава богу, мы не 65+, поэтому рано говорить, но тем не менее.

С.К.: Хорошо сказал, по норкам. У меня в ютубе есть моя новая песня, которая называется «Все по норкам».

М.М.: На радио можно пускать?

С.К.: Да, конечно, там все цензурно, все прилично.

М.М.: Спасибо. Сегодня общались с заслуженным артистом России, художественным руководителем Пензенского областного драматического театра имени Луначарского Сергеем Казаковым. В завершение мы включим песню «Все по норкам». Желаю здравствовать.

Звучит песня «Все по норкам».

Просмотров всего: 219

распечатать

Комментарии закрыты