30мая
Предыдущий материал Следующий материал
31 марта 2020, 10:02 0

Ольга Лазицкая, Сан-Диего (США): здесь если сказали людям сидеть дома, то они понимают, что это для их безопасности и для безопасности других

Ольга Лазицкая, Сан-Диего (США): здесь если сказали людям сидеть дома, то они понимают, что это для их безопасности и для безопасности других

Екатерина Кузьмина: сегодня на связи с нами Ольга Лазицкая, аспирант Калифорнийского университета в Сан-Диего (Соединенные Штаты Америки), и мы беседуем, как обычно, по связи электронной. Какова ситуация в Сан-Диего? США – большая страна, в разных городах происходит разное, приходят разная информация, что происходит в Сан-Диего?

Ольга Лазицкая: Сан-Диего, как и вся Америка, на карантине. Сан-Диего, кстати, в Калифорнии находится. В Калифорнии зафиксировано достаточно большое количество случаев коронавируса, поэтому люди немножко все в панике. Наш университет почти официально закрыт на карантин, официально, конечно, никто не говорит, что он закрыт, но всех студентов перевели на удаленный доступ, мы учимся онлайн, преподаем онлайн, все экзамены на этой неделе у нас проходят тоже онлайн. Нас усиленно готовят к преподаванию через зум, то есть полностью вся весенняя четверть, которая наступит через неделю после каникул, у нас будет удаленно, никто на кампусе в университете появляться не должен, это запрещено, хотя кампус все-таки открыт.

Е.К.: Кампус открыт, университет – это же довольно большая махина, и там же люди не только из Сан-Диего, а наверняка приезжают из разных городов. Они все распущены по домам? Они не должны жить в общежитиях?

О.Л.: Очень рекомендовано всем бакалаврам уехать по домам. Я живу в общежитии, но у нас общежитие для аспирантов, у нас люди толпами уезжают, особенно кто из Китая и азиатских стран. Мне выезжать никуда, поэтому я сижу спокойненько, никуда не ухожу.

Е.К.: Как давно введен карантин? Сколько времени это уже продолжается? Что это означает не только в масштабах университета, а вообще в городе? Сколько заболевших? Вы это как-то мониторите эту информацию?

О.Л.: В какой-то момент я уже перестала все мониторить, потому что паника началась какая-то запредельная. По ситуации на начало недели, то есть в прошлую пятницу, у нас было 8 случаев в Сан-Диего, к понедельнику число выросло до 38 случаев, то есть достаточно быстро все распространяется, несмотря на карантин. Я на кампусе последний раз была в пятницу, я преподавала последний свой класс для студентов перед экзаменами.

Е.К.: Мы говорим про пятницу, 13 марта?

О.Л.: Да.

Е.К.: Потому что это интервью мы записываем в пятницу 20 марта.

О.Л.: В Сан-Диего у нас еще четверг. Когда я преподавала в пятницу, было 20 % студентов из моего класса, все остальные либо напуганные сидели дома, либо уже разъехались. Где-то в начале этой недели нам объявили, что в нашем общежитии зафиксировано несколько случаев у студентов заражения коронавирусом. Потом появилась информация, что в нашей студенческой поликлинике 2 врача заразились коронавирусом от пациентов, то есть от студентов. В тот момент я уже решила никуда из дома носа не совать, и с тех пор я сижу дома.

Е.К.: Вы просто сидите дома или вы куда-то выходите, есть же какие нужды первоначальные, что происходит за пределами кампуса в Сан-Диего?

О.Л.: Я выезжала всего несколько раз. Улицы пустые, в магазинах еда есть, но яйца мы не могли купить дня три, мы все охотились за яйцами, а вчера, наконец, купили. Мы как бы не очень фанаты туалетной бумаги и гречки, поэтому на этот счет не переживали. У нас некоторые торговые сети прямо переполнены были, и с утра начали открывать специальные торговые сети, куда не пускают никого кроме пожилых людей, чтобы пожилые люди успели купить все, что им нужно до того, как люди помладше все сметут. Поэтому некоторые торговые сети начинают работать с 8:00 и до 10 часов обслуживают только пожилых.

Е.К.: Вот это интересно, как ориентируются – просто по внешнему виду или там какие-то документы спрашивают? По пенсионному?

О.Л.: Нет, я думаю, что по внешнему виду. Пенсионных удостоверений здесь нет ни у кого, они не строго. Если человеку, условно говоря, за 50, его наверняка пустят. Если это студенты 30-летние, как бы они сами не пойдут, потому что у нас тут распространяется информация о том, чтобы дать возможность пожилым людям затариться. Люди достаточно дисциплинированные, спокойные, но это не Россия. У нас закрыли все бары, рестораны, все спортклубы, я работаю также фитнес-инструктором в трех фитнес-клубах, и все 3 клуба закрыли на прошлой неделе, то есть классы все отменили. Сборы больше 10 человек запрещены, не то, что ходит и патрулирует полиция, нет, как бы люди сами соблюдают, они достаточно дисциплинированные и понимают. Я, например, знаю, у нас в общежитии есть случай, как бы нужно быть очень глупым человеком, чтобы пойти и подвергать себя опасности такой.

Е.К.: Как передвигаетесь? В перчатках, масках? Я знаю, что по Москве многие в перчатках ходят сейчас, маски стараются надевать, у кого они есть. У вас есть, кстати, маски и возможность их купить?

О.Л.: Я не пыталась их купить, потому что я особо не контактирую, но у нас очень много санитайзера, в принципе, здесь культура такая, как фитнес-инструктор я его использую, чтобы оборудование протирать и прочее. Санитайзер – как у вас называется?

Е.К.: Антисептик для рук.

О.Л.: Санитайзера у нас куча, у меня Хулио с конями работает, у нас санитайзер валяется во всех машинах, во всех карманах, мы специально не затаривались, у нас это в культуре. У нас в общежитии есть laundry Room.

Е.К.: По-нашему это прачечная.

О.Л.: Там стоит куча больших стиральных машин, мы дождались ночи, пока там никого не будет, пошли и все попшикали, все обработали, все перестирали.

Е.К.: Была ли паника интенсивна, как хомячьи закупки, так называемые? Когда разом бегут и все, что есть, в тележку?

О.Л.: Да, это было на прошлой неделе в четверг- пятницу, когда объявили, что, скорее всего, будет карантин. В пятницу еще не было карантина, в пятницу Хулио у нас ходил еще на танцульки, еще были открыты ночные клубы.

Е.К.: Хулио – муж?

О.Л.: Да.

Е.К.: Вы были у нас вместе на эфире.

О.Л.: Хулио у меня тренирует коней, он с людьми не работает, он работает с животными, он продолжает работать.

Е.К.: Через животных коронавирус не передается.

О.Л.: Я не знаю, думаю, что не передается.

Е.К.: То есть люди гребли все в четверг и в пятницу, выгребли всю еду, сейчас еду завезли новую, и она есть. Вчера появилась информация, что в Москве пустые полки, мяса нет, чего-то еще нет, то есть люди выгребли все. Как в аптеках? Санитайзер у вас есть, у нас он закончился, и нигде его не купить, масок нет уже больше месяца. Были ли у вас в аптеках какие-то скупки товаров, медикаментов?

О.Л.: У нас же все по рецептам, антибиотики просто так не купишь. Я не слышала, чтобы люди все скупали массово, я знаю, что был дефицит масок, санитайзеров и раскупили мыло. Сейчас активно все аптеки предлагают делать прививки от пневмонии и гриппа, позиционируют таким образом, что хоть от такой респираторной инфекции вы защититесь, будет безопаснее.

Е.К.: У вас прямо в аптеке можно купить вакцину и пойти ее поставить? Или в аптеке можно уколоться?

О.Л.: Можно уколоться там. Если есть страховка, то можно уколоться беплатно. Можно онлайн записаться, прийти и сделать.

Е.К.: Все ли в порядке с медицинской помощью? Нет ли массовой госпитализации? Нет такого, что коек не хватает в больницах?

О.Л.: Больницы не то, что переполнены, здесь же система другая: если у тебя нет страховки, то тебе нужно очень много денег отвалить для того, чтобы тебя госпитализировали. Например, наш университет предлагает видеоконсультации, чтобы никуда не ходить и не подвергать себя опасности.

Е.К.: Телемедицина?

О.Л.: Да. Если у вас есть какие-то симптомы, позвоните и получите видеоконсультацию со специалистом. Нас стараются держать дома, чтобы мы никуда не ходили. Я даже не знаю, переполнены или нет больницы, но я думаю, что не переполнены, потому что есть такая опция видеозвонков, и не хотят нас врачи видеть в поликлиниках.

Е.К.: Это бесплатные звонки или это за деньги?

О.Л.: У меня страховка студенческая, то есть я ни в какую другую больницу звонить не буду, я буду звонить в свою студенческую поликлинику, но это зависит от того, какая у кого страховка.

Е.К.: Это получается, при каждой больнице есть такая услуга? Человек, приписанный к какой-то поликлинике, где у него страховка есть, он может воспользоваться вот этим вот звонком?

О.Л.: Я не знаю насчет других, но у нас в студенческой больнице так. Нам рекомендуют не ходить на всякий случай, чтобы не подвергать опасности себя и других. У нас есть военные базы в Сан-Диего, и у нас очень давно, еще где-то месяц назад, привезли сюда из Китая на карантин коронавирусных больных, их начали изучать. У нас здесь одна из компаний разрабатывает вакцину, и их там, как подопытных кроликов, всех, кого привезли на эту базу, она буквально в нескольких километрах от нас, здесь в Мирамаре, их изучают. Они там на федеральном карантине, и их уже больше месяца изучают и говорят, что на следующей неделе начнется уже тестирование вакцины здесь на людях.

Е.К.: Насколько, по-вашему, вот эти меры, которые есть сейчас в вашем городе, насколько они адекватные, чтобы предотвратить распространение?

О.Л.: На мой, русский, взгляд, все очень адекватно. Во-первых, потому что люди местные адекватные, если им сказали, сидите дома, никуда не лезьте, они не будут как бы рвать на себе рубаху говорить: «Да ну на фиг, мы пойдем», как бы нет, люди сидят спокойно дома понимают, что это для их собственной безопасности, для безопасности других, то есть, в принципе, все спокойно. Университет очень адекватно реагирует, нас перевели всех на online классы, то есть нас не стали увольнять, не стали ничего отменять, то есть спокойненько просто перевели в онлайн. У меня подруга тоже работает помощником адвоката, их офис тоже перевели в онлайн, она забрала домой компьютер, просто сидит и работает дома, то есть зарплату никому не режут, никого не увольняют, деньги люди получают прежние, работодатели в большей части достаточно ответственные. Паника только у каких-то глупых людей, а все остальное очень адекватно.

Е.К.: Есть какая-то информация, которая муссируется, обсуждается? Когда что-то происходит в масштабах страны, обычно каждый телеканал, каждый интернет-портал, какие-то аналитики выступают, какие-то ток-шоу идут, что-то есть подобное местное?

О.Л.: Ты медиа имеешь в виду?

Е.К.: Да.

О.Л.: Несмотря на то, что многие консервативно настроенные жители Соединенных Штатов Америки медиа линчуют за то, что они разводят панику, я бы сказала, что совсем наоборот. На мой взгляд, медиа очень адекватно реагируют, призывая людей находиться дома, никуда не ходить, многие ведущие ведут эфиры из дома, как бы очень выглядит смешно, интересно и забавно и хочется смотреть. Я думаю, что рейтинги у них очень прекрасные в эти дни, потому что все реально сидят дома. Они не из студии выходят, выходят они из своих телефонов в онлайн из дома, но новости, которые продолжают выходить из студии, но какие-то очень влиятельные ведущие – они как бы своим примером показывают, что, ребята, давайте пересидим дома. Если мы все будем сидеть и спокойненько пережидать, то все это быстро закончится. Если мы будем тут ходить, возмущаться и нарушать карантин, то это не закончится еще долго. Они поддерживают так мораль общества, как бы своим примером показывают, что мы разобщены, но мы в то же время все равно вместе. Вчера, например, у нас был тренинг – я буду преподавать свой собственный курс, вести свой класс в следующей четверти. Нам запрещено быть на кампусе, нас тренируют через приложение. У нас был вчера тренинг, где нас преподаватели учили, как, что и вообще, что это за зверь такой – зум, как все организовывать. Мне очень понравилось, потому что у тебя есть интерфейс, где ты будешь видеть своих студентов, ты с ними будешь также общаться, и это в какой-то степени даже дает тебе больше понимания, чем живут твои студенты, чем живут твои коллеги, потому что все сидят дома, ты видишь какие-то фотографии на их стенах, дети бегают, собаки, лезут кошки в кадр, все с чаем, в пижамах. В принципе, нет такого ощущения, что все изолированы, есть такое ощущение, что все стали друг другу близкими и родными, что ты практически дома у них сидишь, то есть вы видите друг друга в домашней обстановке, все как бы объединены общим сумасшествием. То есть все достаточно эмпатично друг к другу относятся, нет там никакой вот этой силовой иерархии. Я, вот, преподаватель, смотрю на всех сверху вниз, то есть все как бы в этом горе вместе. Наоборот, есть такое ощущение, что вот это сommunity, как оно здесь называется, такое сообщество людей, как бы сплотилось, несмотря на физическую удаленность друг от друга, как-то морально мы все стали ближе.

Е.К.: Насколько эта тема вообще обсуждается в обществе? Это тема номер один сейчас или все-таки люди продолжают жить просто в новых условиях онлайн, но каким-то другими реалиями, категориями? Может быть, про нефть говорят, которая дешевле стала?

О.Л.: Нет, все вообще живут исключительно коронавирусом. У нас нет Путина, у нас нет поправок в конституцию, у нас нет падения рубля, как бы у нас есть дождик небольшой, у нас плюс 16, а мы хотим плюс 26. Очень жалко, что закрыты все рестораны, бары, потому что все очень любят есть в кафешках, вот это беда, как бы так в кавычках.

Е.К.: Обсуждают ли теории вот эти – откуда взялся, кто и какие опыты проводил? Кто, куда его запустил, в этом смысле чего витает у вас в воздухе?

О.Л.: Из моего пузыря информационного я вижу вот эти conspiracy только в русских Facebook и прочих лентах, как бы у местных я особо не вижу. Но, может быть, они, конечно, и есть, но все на этом не зацикливаются. Потому что задача номер один – обезопаситься, кто его знает, что это за вирус, кто бы его ни запустил, отчего бы он ни появился, но последствия все равно нужно как бы предотвращать сейчас. Поэтому я не вижу такую острую дискуссию, я думаю, что это сейчас не очень актуально среди местных.

Е.К.: Среди местного населения где-то там, в других плоскостях обсуждают, а не просто обычные люди.

О.Л.: Плюс еще тут же немножко другой менталитет у людей, у нас же не ищут виноватых, а пытаются проблемы решить сначала, а потом уже искать виноватых. Это в России мы сначала покажем, кто виноват, а потом пойдем, скажем, что мы никого не будем слушать, потом все передохнем, будем страдать.

Е.К.: Вообще, какой прогноз? Насколько это все может затянуться, что вообще обещают по длительности карантина, по скорости того, когда можно будет инфекцию победить?

О.Л.: На прошлой неделе нам сказали, что фитнес-клубы, рестораны закрываются на 2 недели, но есть такое ощущение, что все-таки будет больше, чем 2 недели, наверное, месяцок точно. Наш кампус, наш университет совершенно точно всю весеннюю четверть будет онлайн, то есть до июня кампус будет как бы физически открыт, но классов нет, поэтому до конца четверти – это до середины июня.

Е.К.: Я желаю вам пережить это все без каких-то там потрясений дополнительных, чтобы это все враз рассосалось, и все дружно выздоровели. Хорошо, что все спокойно у вас, что люди воспринимают это просто, как временную неприятность, вокруг этого все сплотились. Спасибо.

Просмотров всего: 1740

распечатать

Комментарии закрыты