10апреля
Предыдущий материал Следующий материал
7 февраля 2020, 13:19 0

Братья Говоровы, студенты Гнесинки; Нелли Пчелинцева, концертмейстер в РАМ им. Гнесиных: мы всегда следим за своим звуком

Братья Говоровы, студенты Гнесинки; Нелли Пчелинцева, концертмейстер в РАМ им. Гнесиных: мы всегда следим за своим звуком

Алексей Воскобойников: Играет музыка. В Приамурье с концертами приехали студенты Гнесинки, но это не просто студенты Гнесинки, это выпускники детской музыкальной школы Тынды, лауреаты международных и всероссийских конкурсов, обладатели медалей различных степеней и молодежных Дельфийских игр в России и прочее, можно еще много чего перечислять. Это братья Андрей и Никита Говоровы, а также концертмейстер кафедры струнно-щипковых инструментов и кафедры дирижирования народным оркестром РАМ им. Гнесиных Нелли Пчелинцева. Паганини мы узнали, конечно, он был в самом начале, в чьем это переложении?

Никита Говоров: Переложение Павла Ивановича Нечепоренко - это выдающийся наш профессор, которого, к сожалению, уже нет с нами, но он очень много гастролировал в свое время, был педагогом, профессором Российской академии музыки имени Гнесиных, в том числе наш нынешний педагог с Андреем, Андрей Александрович Горбачев сейчас он профессор, заведующий кафедрой струнных народных инструментов, тоже является его учеником.

А.В.: Скрипичные вещи перекладываются на балалайку, и значит ли это, что все можно на балалайку переложить при желании?

Никита Говоров: Абсолютно верно. Сейчас балалайка находится на этом уровне, что для нее пишут музыку современные композиторы нашего времени, которые входят в топ лучших композиторов мира. И это не только можно сделать переложение со скрипичной музыки, на этом инструменте можно исполнить абсолютно любую музыку, но мы все-таки хотим развивать то направление, которое сейчас для нас очень важно, чтобы репертуар пополнялся для этого инструмента, и современные композиторы все-таки начинают больше и больше обращать внимание на этот инструмент. Нам это очень приятно, и мы, естественно, играем музыку, которую пишут в наше время.

А.В.: По этой причине концерт называется New Balalaika?

Андрей Говоров: New Balalaika мы назвали концерт, даже не концерт, а больше отнесли это к проекту. Сыграли в Тынде концерт, решили сделать запуск нашего проекта именно с этого города, потому что мы начали в нем обучаться музыке. Название заключается в том, чтобы именно показать, что мы можем играть разный репертуар на балалайке. Но основное направление мы хотим показать, что это элитарный инструмент на уровне скрипки и фортепиано, которые пользуются спросом на большой сцене. Мы также хотим показать этим проектом, что инструмент может звучать в самых больших престижных залах мира, чтобы его звали во всем мире.

А.В.: Вы вдвоем выходцы из Тынды, а Нелли вы откуда?

Нелли Пчелинцева: Я родилась в городе Баку в Азербайджане. Потом моя семья переехала в Краснодар, далее я училась в Ростове-на-Дону в консерватории, сейчас мой путь продолжается в Москве. Я решила попробовать свои силы в столице, так я оказалась в Гнесинке.

А.В.: Вы познакомились уже там?

Нелли Пчелинцева: Да. Ребята – студенты моего класса, теперь я не только их педагог, но и полноценный партнер.

Андрей Говоров: Нам очень приятно, что на эту идею обратили внимание и ее поддерживают пианисты, потому что на данном этапе становления нашего инструмента много споров, но есть те, которые «за» такую идею, пытаются нас поддержать в любом случае.

А.В.: Когда дети начинают свой музыкальный путь, я понимаю выбор фортепьяно, я понимаю выбор скрипки, это все популярные направления, саксофон, труба, на чем можно солировать. Почему балалайка? Почему в 21 веке вы выбираете балалайку, не самый ходовой инструмент?

Никита Говоров: Вообще, история такая немаленькая, так скажем, но сейчас вкратце передам ее настрой. Как-то Андрей говорит маме: «Я хочу научиться играть на гитаре». Мама о это дело поддержала и повела нас в музыкальную школу, а я пошел просто за компанию. Когда мы шли по дороге, я сказал: «Я, может быть, тогда на фортепьяно, раз Андрей на гитару». Мы пришли в музыкальную школу, набор уже закончился, это был сентябрь, завуч нас случайно встретила в коридоре, мы ей объяснили, что хотим учиться и играть. Она нас выслушала, сделала прослушивание, как это обычно проходит, сказала, что на гитару мест нет, но вы поиграйте пока на балалайке годик, а дальше мы вас переведем.

А.В.: А сама пальчики скрестила: «Привыкнут».

Никита Говоров: Все может быть. Год мы проучились, Андрей дополнительно стал учиться играть на гитаре, а меня этот инструмент как-то заинтересовал, еще я узнал, что есть перспективы участвовать в различных конкурсах, может быть много концертов, меня это все впечатлило. Мне было 8 лет, я сказал, что я буду играть на балалайке.

А.В.: Вы пришли одновременно. Какая у вас разница в возрасте?

Никита Говоров: 3 года

А.В.: Но пришли в один год?

Никита Говоров: Да.

А.В.: Вы вместе учились на балалайке, а Андрей еще и на гитаре?

Никита Говоров: Да, он играл на балалайке и на гитаре. Он позанимался какое-то время, но балалайка переубедила.

Андрей Говоров: Здесь большую роль сыграла наш педагог – Климчук Надежда Петровна, если бы не она, то любовь к балалайке такой бы не была, потому что мы ездили на конкурсы, она открыла для нас мир музыки. Мы услышали таких исполнителей, как Дмитрий Швецов, Андрей Александрович Горбачев, у которого мы сейчас учимся, мы услышали, как они играют, и нас еще больше заинтересовал этот инструмент.

А.В.: Вы сейчас назвали имена, я так понимаю, это люди, которые являются для вас авторитетными исполнителями, а мы-то простые слушатели и знаем только тех, кто концертирует и ездит по стране, мы знаем Архиповского. Это попса или нет, это круто?

Андрей Говоров: Это попса, и это круто.

А.В.: На него можно ориентироваться?

Андрей Говоров: Здесь немного другое направление, он играет большую роль в развитии нашего инструмента, потому что его смотрят.

Никита Говоров: Даже одно из его сочинений плавно перешло ко мне в руки, я его сочинение, которое называется «Ваня», исполняют на концертах, на конкурсах. Его музыку я играю за границей, ее хорошо принимают в Японии, в Австрии, в Вене, в Сербии, Испании, Италии, нам приятно, что есть такие люди. Это направление немного отличается от нашего, но я считаю, что это нужное направление.

А.В.: В музыкалку вы поступали вместе, одновременно, а в Гнесинку как? У вас разница 3 года, каким образом принималось решение? В какой год и когда ехать? Самое главное, рассматривался ли такой сценарий, что один поступает, а второй нет? Чтобы вы делали в этом случае?

Андрей Говоров: Такой сценарий мы не рассматривали, мы верили, что все будет хорошо. Я поехал поступать в Гнесинку, в итоге все получилось удачно, ну нас знал профессор, он ждал нас.

А.В.: Он вас знал по конкурсам каким-то?

Андрей Говоров: Да. В том числе он услышал нас на конкурсе в Алдане, когда он был председателем жюри, и от него поступило приглашение, мы заинтересовались, потому что это наш мэтр. Таким образом, мы решили поступать в академию имени Гнесиных, потому что это сейчас ведущий вуз в нашем направлении.

Никита Говоров: Поступление в академию для меня была мечта. В 2005 году наш профессор Андрей Александрович Горбачев первый раз услышал меня на конкурсе в Алдане, наш педагог Надежда Петровна смогла договориться, чтобы я попал на мастер-класс к нему. Когда он меня услышал, сказал мне, что есть потенциал, подписал мне свою афишу: «2016 год. Никите для поступления в академию» и сказал мне: «Это тебе на коллоквиуме плюс 2 балла». Еще тогда у меня появилась мечта попасть именно в его класс. Сначала мы учились у Надежда Петровны Климчук до 4-го класса музыкальной школы, затем мы поступили в Новосибирскую специальную музыкальную школу-колледж в класс народного артиста России Андрея Алексеевича Гуревича. Там мы тоже получили свою базу, благодарны педагогам и школе, а сейчас мы учимся у Андрея Александровича.

А.В.: В общем, ничего случайного нет, все закономерно, это не как в артистки пошла с подружкой за компанию и нечаянно поступила. Здесь вообще не та история?

Никита Говоров: Здесь было целенаправленно, мы стремились и рады, что так все складывается, мы надеемся, что все будет продолжаться в таком же ритме.

А.В.: Балалайка – не самый распространенный инструмент, там и конкурс, наверное, поменьше. Нелли скажите, а клавиши? Каждая девочка играет на клавишах, я думаю, что конкурс в Гнесинку именно по этому направлению просто дикий.

Нелли Пчелинцева: Да, действительно так и есть. Но училась я не в Гнесинке, а в Ростовской консерватории, это тоже был мой целенаправленный выбор, мое решение, потому что я услышала своего педагога Владимира Самуиловича Дайча, он долгое время возглавлял кафедру специального фортепиано в консерватории, сейчас он уже решил все-таки передать свои полномочия молодым коллегам и просто преподает. Это потрясающий музыкант, и то, что я услышала, для меня было главным критерием именно его искренность, умение работать с аудиторией, то есть ничего напускного, и я поняла, что я хочу научиться работать так же, то есть передавать то, что у меня внутри, и надеялась, что он мне поможет, я думаю, что у него это получилось. То есть для меня главный критерий был именно педагог, а не место, не город, и я нисколько не пожалела о своем выборе, а тем более что Владимир Самуилович – выпускник Московской консерватории, учился у Льва Власенко. Может быть, кто-то знает и помнит это имя, потому что он соревновался в свое время с известным пианистом Ваном Клиберном на конкурсе Чайковского. Именно в тот момент решили все-таки по политическим соображениям дать американцу, но он, конечно, был достоин этого, но, в общем, на конкурс Чайковского другие не выходят, все достойны в равной мере. Ну, тогда он проиграл, он стал вторым, но, тем не менее, это уже уровень, это показатель своего рода класса мирового.

А.В.: Но если вот по редкому, я все-таки буду называть балалайку редким инструментом относительно других инструментов, если уже там выбился, то тут можно солировать, а если повезет, и залы собирать. А человек на фортепиано – вы как концертмейстер сейчас выступаете – это не обидно быть при ком-то, когда они солируют, а вы вроде как вспомогательные функции выполняете?

Нелли Пчелинцева: Ни в коем случае.

Андрей Говоров: Нелли – очень скромный человек. Здесь дело не в концертмейстерстве, а у многих представление здесь именно такое. Нелли – равноправный партнер, это не только я скажу, а все кто с ней играли, подтвердят мои слова, мы доносим один художественный образ, и здесь очень сложно сказать, что кто-то главный, кто-то – солист, кто-то – не солист.

Нелли Пчелинцева: В своей программе мы представляем разные номера, в том числе сольные у каждого есть, Андрей играет свои номера, Никита потом то, что сегодня он исполнил, потом я тоже играю свои произведения, сольные номера, чтобы показать себя именно как пианистку-солистку. Многие считают, что это сложно сочетать, ну вот у меня вроде бы получается.

А.В.: Наша программа записывается, она будет выложена на сайте и лежать на нем вечно, поэтому сейчас ребята пообещают, а потом уже некуда будет деваться. Когда вы выпускаетесь из Гнесинки и вас начинают, разрывать на куски, у вас международные туры, вы только этим трио выступаете и все? Нелли никуда в одиночное плавание не уйдет?

Андрей Говоров: Мы на это рассчитываем.

Нелли Пчелинцева: Спасибо, ребята.

А.В.: Сегодня студентом тяжело быть в Москве? Или у вас какие-то особые условия? Выживете с родными или сами по себе?

Никита Говоров: Мы живем в общежитии при Российской академии музыки имени Гнесиных, в комнате 4 человека, если подробности такие интересуют. Что касается материальной стороны, наверное, то мне повезло, я получаю грант президента Российской Федерации, и мне это дает возможность больше уделять времени занятиям на инструменте и непосредственно учебе. Что касается особых каких-то прав, я бы здесь не сказал, поскольку грант тоже дается не каждому, насколько я помню, он выделяется только тем, кто уже участвовал в Дельфийских играх, либо молодые дарования, есть такой фонд. На Дельфийских играх у меня серебряная медаль. Кстати говоря, в 2010 году я участвовал от Амурской области и привез серебряную медаль, и как потом оказалось, это была первая серебряная медаль в истории Амурской области, которую вообще привезли с Дельфийских игр. Собственно, тогда еще и губернатор Амурской области поддержал и помог приобрести мне первый свой инструмент, он выделил на это материальную помощь. Потом, когда я учился уже в Новосибирске, там я привез 4 золотых медали с Дельфийских игр, потом я поступил в Москву, еще одну золотую медаль.

А.В.: Ай, хвастуша. Как получилось, что Никита младший получает президентский грант, а Андрей старший нет? Обычно младшие больше оболтусы?

Андрей Говоров: Здесь как-то получилось наоборот. Я не могу сказать, что я оболтус.

Никита Говоров: Во-первых, на Дельфийские игры отбирались единицы, то есть мог только один от области попасть на этот конкурс. Во-вторых, когда мы поступили в музыкальную школу, Андрей был старше меня на 3 года, были разные возрастные категории. Мне со своим возрастом приходилось участвовать, а Андрею со своим, он догонял своих сверстников, которые не так, как он поступили в 5-м классе в музыкальную школу, а учились с 7-8 лет учились играть на инструментах. Я считаю, что Андрей в своем темпе даже опережает свое развитие, у него все хорошо складывается, я думаю, он еще покажет.

А.В.: В Москве нередко можно увидеть, как студенты разных музыкальных вузов, академий и училищ подрабатывают на улицах, вам приходилось это делать? Считаете ли вы это зазорным?

Никита Говоров: Я не сторонник этого, когда мы выходим на улицу, то теряется определенное качество. Мы очень часто участвуем в различных конкурсах, концертах, в залах звук другой, нет никакой обработки, качество теряется.

А.В.: У вас чистая акустика всегда? Вы, как Архиповский, не втыкаете штекер?

Никита Говоров: Абсолютно верно. Мы всегда следим за своим звуком, то есть у нас определенная школа, и хотелось бы чаще выступать в залах, нежели на улице, поэтому мы больше времени вкладываем в занятия, в выступления в разных конкурсах.

Нелли Пчелинцева: Зазорно или нет? Мне кажется, что это дает определенную практику. Я лично знакома с ребятами, которые определенный кайф от этого поймали, тем более что у них уровень – лауреаты, достаточно известные.

А.В.: Так это слышно на улице, что это не просто люди, которые на коленках научились.

Нелли Пчелинцева: Может быть, они просто пробовали свои какие-то комплексы преодолевать, то есть определенная задача, определенная цель, чтобы просто выйти и сыграть для толпы, которая просто проходит мимо, а потом постараться заинтересовать, привлечь внимание, что важно удержать это внимание. Потом они делились своим опытом, говорили, что действительно это классно, что-то в этом есть.

А.В.: Это далеко не для зарабатывания денег идет?

Нелли Пчелинцева: В основном для удовольствия либо для практики.

А.В.: Даже Гребенщиков раз вышел, сыграл где-то в переходе со своими музыкантами, стихийно.

Нелли Пчелинцева: В Москве сейчас проходит проект, но это метрополитен, там большой конкурс для того, чтобы попасть, именно поиграть в метро, там проходит действительно жесткий отбор, музыканты совершенно разного калибра, разного уровня. Я, например, наблюдала, как вокалист Александр Бичев, который участвовал в проекте «Голос», то есть молодое дарование из команды Градского, я увидела его в переходе возле Большого Театра, немножко обалдела, честно говоря. Думаю, если ему не зазорно, наверное, что-то в этом правда есть.

А.В.: Концерт в Тынде. Ребята понятно, что почувствовали, а вы почувствовали, что он особенный?

Нелли Пчелинцева: Я в Тынде была в третий раз. Конечно, для меня это особая поездка, потому что так далеко я еще не забиралась в такие края, но для меня Тында уже стала почти родным городом, потому что весь коллектив музыкальной школы меня поддерживает и принимают, как свою родную, всегда меня ждут, и мне это очень приятно.

А.В.: Они там понимают, что уже отрезанный ломоть, что вы уже невозвращенцы? Они смирились с этим фактом?

Андрей Говоров: Они давно уже это поняли.

А.В.: Но им лестно и приятно, что вы выходите на большие высоты, а с другой стороны, уезжают и не возвращаются к родным пенатам.

Никита Говоров: Но мы же возвращаемся.

Нелли Пчелинцева: Я считаю, что можно быть мыслями все время в своих родных местах, даже находясь где-то далеко и какими-то путями помочь школе может, находясь там, не ведя ежедневно уроки там для маленьких начинающих, но приехать и дать такой концерт раз в два года, и ребятам есть, на что ориентироваться, то есть молодое поколение приходит, смотрит, ага, вот оказывается, как можно играть на балалайке. Я думаю, что в этом тоже помощь родной школе, и педагогам, и им приятно, что ребята не забывают их.

А.В.: Симметричные визиты в Краснодар устраивать подобные?

Нелли Пчелинцева: Пока нет, но мысли такие были. С этим довольно сложно и с организацией, в общем-то, я давно уже там не живу, много лет в других городах, в Ростове, в Москве, но связи, тем не менее, есть, и я об этом обязательно подумаю.

А.В.: Спасибо.

Просмотров всего: 176

распечатать

Комментарии закрыты