10апреля
Предыдущий материал Следующий материал
5 февраля 2020, 14:06 0

Виктор Емельянов, автор фонопедического метода развития голоса (Москва): свой чужой голос: почему так важно найти свою голосовую идентичность

Виктор Емельянов, автор фонопедического метода развития голоса (Москва): свой чужой голос: почему так важно найти свою голосовую идентичность

Екатерина Кузьмина: У нас в гостях Виктор Емельянов, кандидат педагогических наук, заслуженный деятель искусств Союза творческих сил России, автор фонопедического метода развития голоса. Виктор Владимирович снова у нас, он приехал проводить обучение для тех, кто хочет поработать со своим голосом, сейчас мы узнаем чему научиться. Тема голоса вообще часто всплывает в последнее время, у нас психологи ездят работать с голосом, телесные какие-то вещи делать. Вообще, голос, казалось бы, у каждого он есть, и, как правило, человек не очень задумывается вообще о нем до тех пор, пока что?

Виктор Емельянов: Пока не потеряют. Все внимание вообще к своему телу, к своему здоровью начинается, к сожалению, тогда, когда что-то начинает отказывать. Дело в том, что сейчас все больше и больше вариантов профессиональной деятельности связаны с голосом. Причем тех, кто проходит специальное обучение, например вокалисты, актеры, ну о них можно не говорить, хотя у них тоже проблем много, но эти проблемы такие специальные и не касаются большинства населения. А вот те люди, которые в течение всего своего рабочего дня говорят, читают лекции, ведут уроки в общеобразовательной школе, работают с детишками в детских садах, потому что практически вся работа воспитателя в детском саду - это непрерывное общение с детьми, в том числе успокоение детей, в том числе привлечение к себе внимания и так далее. Кроме того, сейчас очень много, особенно за последние 10-15 лет, очень много видов деятельности появилось, связанных с речью в интернете, так называемые блогеры, так называемые…

Е.К.: Стримеры – это люди, которые озвучивают, комментируют компьютерные игры.

В.Е.: Да. Вот еще одна такая специфическая деятельность, которая является сугубо профессиональной и актерской, но имеет большое количество травмирующих факторов. Например, это актеры и актрисы театра кукол, но представьте себе: идет детский спектакль, в детском спектакле есть персонаж башмак, надо придумать голос, которым разговаривает башмак. Я уж не говорю об озвучивании мультипликационных персонажей, ведь надо придумать какой-то особенный голос, этот особый голос может быть очень подходящий к мультику или к башмаку, но не очень подходящий к тому, кто им пользуется, вот и отсюда возникает утомление. Потом вспомните тот вариант театра кукол, когда приходится работать с куклами из-за ширмы, все время задирать голову это тоже травмирующий фактор. Но их очень много травмирующих факторов, но начинается все с обычного бытового голоса.

Е.К.: Обычный бытовой голос – зачем на него обращать внимание? Зачем его для чего-то развивать? Мне непонятен вообще вопрос.

В.Е.: Зачем женщины пользуются косметикой? Зачем вообще люди заботятся о прическе? Зачем люди заботятся о том, чтобы модно одеваться? Зачем существует такая вещь, как дресс-код?

Е.К.: Это просто часть имиджа человека?

В.Е.: Это часть имиджа. Мало того, это часть личности человека, потому что человек может очень хорошо выглядеть, солидно, даже красиво, но как только откроет рот, то все это сразу пропадает, потому что человек начинает говорить хриплым, сиплым голосом мало того, как правило, даже в обычном бытовом общении люди не понимают, что такое, например, оптимальная звуковысотная зона речевого голоса и что такое оптимальный темп речи. Большинство людей стараются, как можно быстрее высказать какую-то мысль вплоть до того, что возникает патология, которая называется тахилалия – это ускоренная речь.

Е.К.: Что такое фонопедический метод? Насколько он широко применяется? Я так понимаю, все вот эти ситуации, которые сейчас описали, это все как раз к нему?

В.Е.: Да.

Е.К.: Расскажите специфику.

В.Е.: Когда 3 года назад я у вас тут вещал, за это время я написал новую книгу, которая называется «Доказательная педагогика в развитии голоса и обучение пению». Что такое доказательная педагогика? Все привыкли к выражению доказательная медицина, то же самое доказательная педагогика – это та педагогика, которая основана не только на личном опыте и на какой-то преемственности специалиста, а основана на точном знании, на позитивных науках, на исследовательских результатах и так далее. Почему метод называется фонопедическим? Потому что существует отрасль дефектологии, раньше называлась толерантно коррекционная педагогика сейчас, слава богу, вернули обратно слово дефектология, потому что есть люди, к сожалению, которые обладают дефектами, и отрасль педагогики, которая занимается дефектами, так и называется - дефектология. Все знают, что такое логопедия, а фонопедия – это то же самое, что логопедия, только «логос» – это слово, речь, «фонос» - это звук. То есть фонопедия - это та отрасль дефектологии, которая занимается расстройствами, это расстройство голосообразования.

Е.К.: Расстройство голосования, то есть на уровне именно производства там где-то на связках или это весь артикуляционный аппарат, включая шепелявых, каких-то не рычащих?

В.Е.: Полностью весь голосовой тракт. Дело в том, что обычно, когда заходит речь о голосе, вот вы сразу показали на гортань. Гортань - это только часть голосового аппарата, голосовой аппарат начинается с трахеи и бронхов и захватывает в себя не только гортань, а глоточную полость, ротовую полость, носовую полость, все вместе. Вот вся резонансная система - это есть голосовой аппарат. Как и всякая мышечная система, он подлежит тренировке, он подлежит оптимизации, коррекции, и этим всем занимается фонопедия.

Е.К.: А если проблема не в бронхах, не в гортани?

В.Е.: Проблема обычно в голове.

Е.К.: Точно.

В.Е.: Одна из тем, с которой я обычно начинаю, - это поиск своего голоса. Что значит своего? А чей голос у меня? А я вам скажу, чей голос. Голос папы, мамы, бабушки, дедушки, старших братьев и сестер, голос воспитательницы в детском саду, учительницы в школе, а главное, голос средств массовой информации.

Е.К.: Вы знаете, я просто не могу не вставить, я думала, как-то я слышала вашу теорию, я была на одном из ваших семинаров 3 года назад, я потом присматривалась к людям. У меня есть знакомый, который занимался спортивной гимнастикой все детство, и он бросил это давно, он уже взрослый человек. Я как-то встретила его тренера, когда заговорил его тренер, я чуть не упала, потому что они говорят совершенно одинаково, одинаковым тембром, с одинаковой интонацией. Это было просто поразительно, вас вспоминала тогда.

В.Е.: Когда я общаюсь по телефону со своим сыном, но он уже взрослый человек, ему скоро 47, а у меня все время ощущение, что я сам с собой разговариваю. Тут недавно мне задали вопрос: «Как вот ваше поколение?» Но мое поколение какое - 45-й год, дети Победы. «Вы можете одной фразой определить, что повлияло на голос, на речь, на формирование голоса и речи вашего поколения?» Я ответил: «Я могу определить не только одной фразой, а одним словом - Левитан». Потому что мы с детства, сколько себя помним, мы слышали вот этот голос. Мы автоматически, но помните, в советское время было слово «правда», и мы привыкли к тому, что газета «Правда», «Ленинградская правда», «Московская правда» и так далее. Что все, что пишется – это все правда, но также мы и привыкли к тому, что то, что говорится по радио, я же еще помню эту черную тарелку бумажную, из которой доносился голос Левитана. Мы считали, что вот этот голос - это голос страны, и вообще, вот это хорошо, и так надо говорить. И вот я, слава богу, пубертатный период прошел практически, не заметив его, но я помню, что однажды я в коммуналке вышел на кухню, просто поздоровался с соседками, и одна из соседок сказала: «Ой, какой у Вити бас сформировался, прямо Левитан». Вот я это запомнил, и всю жизнь мы живем вот с этим голосом. Сейчас, к сожалению, сплошь и рядом на телевидении работают журналисты.

Е.К.: Не дикторы, а журналисты и ведущие.

В.Е.: Журналист сам собрал информацию, и он сам хочет вынести ее в эфир, поэтому очень часто приходится слышать голоса, мягко выражаясь, непрофессиональные, но, правда, есть разные люди. Вот я сегодня с утра посмотрел то, что вчера было «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым», и он прекрасно владеет голосом, он иногда позволяет себе изобразить кого-то, у него довольно лихо это получается. И вот рядом говорил очень, на мой взгляд, умный и проницательный, очень точно все формулирующий человек Яков Кедми, который на самом деле Казаков, он выступает, как общественный деятель Израиля, но понятно, что он носитель русского языка и так далее. Очень интересно его слушать, у него огромный диапазон речевого голоса, иногда он выходит на такие высокие звуки, что просто они не очень соответствуют его внешности, понимаете. То есть ясно, что этот человек огромного интеллекта, но никогда не обучавшийся речи.

Е.К.: Скажите, это все касается того, чем мы говорим, а чем поют люди? Это какой-то другой голос? Певческий голос – он другой?

В.Е.: Ну смотря какой певческий голос. Если это певческий голос того, что называется «попса», то иногда лучше бы и не было такого голоса, лучше бы человек и не пел. Очень много лет назад была великая русская актриса Елизавета Ивановна Тиме в Александринском театре. Вот однажды на конференции в Поречье она вышла на трибуну, там был микрофон, а микрофон был на таком гибком штативе, она взяла, свернула голову микрофону, от себя отвернула и своим божественным голосом сказала на весь зал: «Вот что губит советское искусство». Дело в том, что микрофон на самом деле не приближает человека, оратора или певца, не приближает к публике, а наоборот отделяет и отдаляет. К сожалению, сейчас все хуже и хуже становится с немикрофонной речью, с театральной речью, мало того, у меня есть информация, что даже в крупных оперных театрах Запада все чаще и чаще идет подзвучка. Многие современные вокалисты, даже оперные высочайшего уровня, скажем, 50 лет назад не могли бы сделать карьеру, у них просто недостаточно голоса для того времени, когда люди пели без микрофона. Дело в том, что абсолютно любой человек при желании может освоить эту технологию, технологию без микрофонного голосообразования. Ну, можно сказать так, что не из каждого получится Хворостовский или Шаляпин, отнюдь. Кстати, у Хворостовского голос-то очень не большой был, он был большой мастер, но с небольшим голосом. Каждый человек может этим овладеть и стать, скажем, приятным певцом для себя, для близких, а самое главное, получить еще одно измерение жизни. Вот это очень интересно – просто развивать голос для того, чтобы себя познавать, я могу сказать даже еще более точную вещь: голосообразование высоких энергетических затрат – это своего рода массаж всего организма изнутри.

Е.К.: Скажите, бывают ли какие-то, вы сказали, что у Хворостовского был небольшой голос, но он был большим мастером. У Шаляпина видимо был большой?

В.Е.: Нет, у Шаляпина тоже был небольшой, рядом были гораздо большие голоса в его времени.

Е.К.: Какие факторы влияют на то, большой голос или небольшой от природы?

В.Е. Опять же могу сказать двумя словами: «Эндокринная система». Голос - это функция эндокринной системы, и даже более того, можно сказать, что голос – это прежде всего функция пола. Потому что, когда мы слышим чью-то речь не видя человека, давайте посмотрим, что мы идентифицируем, когда мы слышим речь человека? Прежде всего, мы идентифицируем, что это человек.

Е.К.: Ну да.

В.Е.: Что это не кошечка мяу-мяу, не собачка гав-гав, а человек. Дальше мы идентифицируем примерный возраст, ребенок или взрослый, дальше мы идентифицируем мужчина или женщина, и только после этого мы уже слушаем интонацию - это безразличие, это агрессия, это доброжелательство, и в самую последнюю очередь мы обнаружим, что человек с нами разговаривает на русском языке или на английском. Вот все, что я сказал до языка - это называется внеязыковая или экстралингвистическая информация. У нас в стране есть великий ученый, которого в основном только специалисты знают - это Владимир Петрович Морозов. Он разработал целую теорию экстралингвистической коммуникации, то есть той коммуникации, когда люди передают друг другу прежде всего эмоциональную информацию, а эмоциональная информация передается не словами, а передается именно тембром голоса.

Е.К.: Животные хорошо на нее реагируют.

В.Е.: Совершенно верно. Можно разговаривать с собакой и разговаривать очень грубыми словами, но разговаривать очень ласково, а можно сказать: «Ты мой хороший песик», но сказал таким голосом, что песик зарычит.

Е.К.: Это точно. То есть вы хотите сказать, что если у женщины недостаточно высокий голос, а у мужчин не достаточно низкий, то что-то не в порядке у них с эндокринной системой?

В.Е.: Звуковысотность и энергетика, сила, мощь голоса. Вот обратите внимание, если мы взглядом проведем по карте вокруг Средиземного моря, мы увидим Португалию, Испанию, Южную Францию и так далее, Черноморское побережье, Турцию и так далее, и вот именно там возникло самое большое количество вокалистов великих с большими волосами. Почему? Йод. Эндокринная система – это так называется средиземноморский тип. Вот помните, три тенора были, итальянец-то один был Паваротти, а все дальше испанцы. Еще интересный момент – есть такой показатель певческого голосообразования - певческое вибрато, то есть периодическая пульсация голоса по чистоте и силе. Провели такое исследование, замерили среднюю частоту вибрато у стокгольмской оперы и у римской оперы, обратите внимание – не Ла Скала, это интернациональная опера, а римская опера, и обнаружили, что у северян примерно на 2 герца вибрато медленнее, чем у римлян. Почему? А северяне говорят медленнее, а итальянцы говорят очень быстро, и вот таким образом установили связь опять же энергетики, скорости вибрации, скорости речи.

Е.К.: Это все можно поправить?

В.Е.: Конечно.

Е.К.: Это все можно построить?

В.Е.:. Да.

Е.К.: Даже если не хватает собственной эндокринной системы? У кого все в порядке у самих с природными данными, то есть им необязательно там как-то себя ломать, что-то заново перестраивать?

В.Е.: Нет. Бывает так, что человеку достаточно услышать хорошее пение, если его природа соответствует, то человек взял и неожиданно для самого себя запел просто, потому что слуховое представление, полученное извне, легло на его собственную природу, удачную. А бывает так, что слуховые представления получил, а природа неудачная. Со мной так было, меня спрашивают: «Почему вы стали вот тем, кем вы стали?» А говорю, что всегда цитирую Остапа Бендера: «Графа Монте-Кристо из меня не получилось, придется переквалифицироваться в управдомы». Я не смог стать таким певцом, каким хотел быть, и знаете, что оказалось главной причиной? Дефект слуха, только не музыкального, а физиологического. Ну, сами понимаете 45 год, после блокады родится, был больным, быть полностью здоровым было довольно сложно. Вот человека, который хочет стать певцом или певицей, все равно, какого жанра, эстрада, рок, что угодно, перед тем, как начать обучение, надо пройти медицинское обследование примерно такое, какое проходят при поступлении в летное училище. То есть человек должен быть полностью здоровым во всех отношениях, потому что нагрузка. Ведь посмотрите на рок-вокалистов, ведь они же в микрофон поют, но сколько сил они тратят? Почему они вечно выступают полуголые? Да, потому что им жарко, потому что они тратят очень много сил, если рок-вокалист не будет тратить энергию, он не будет убедительным. Другое дело просто рок-вокалисты тоже разные бывают. Есть такой замечательный рок-исполнитель Валерий Кипелов, он пользуется академической технологией на высоких нотах, и у него высокие ноты такие, что любой оперный позавидует. Кстати, он собирается, знаете, что делать? Он собирается петь сольный концерт с симфоническим оркестром.

Е.К.: Насколько я знаю, у него классическое образование вокальное.

В.Е.: Да.

Е.К.: Скажите, сколько надо времени среднестатистическому человеку, чтобы научиться петь или говорить своим голосом?

В.Е.: Но говорить-то это гораздо быстрее. Если нет ярко выраженных дефектов, то дальше все зависит от частоты включения в работу, если это идет ежедневный тренинг, то обычно период установления нового динамического стереотипа центральной нервной системы.

Е.К.: Это сколько?

В.Е.: Примерно 100 дней работы.

Е.К.: То есть 3 месяца упорной работы?

В.Е.: Да. Если через день, то удваивайте. Если, как в консерватории 3 раза в неделю, то примерно 2 года. То есть это все делается достаточно быстро. Помните, как в старом фильме «Волга- Волга», Игорь Ильинский говорит Любови Орловой: «Чтобы так петь, 20 лет учиться надо». Нет, учиться-то надо все равно, всю жизнь. Знаете, есть такое выражение: «Сложившейся певец бывает только в гробу». Учиться надо, совершенствоваться приходится любому человеку всю жизнь, если он не хочет остановиться вообще, а так во всем есть определенные сроки тренировки. Я еще пример привожу, вот такие балетные коллективы: балет Большого Театра, хореографическая академия имени Вагановой, которые сейчас руководит Цискаридзе, балет «Тодес» Аллы Духовой и балетная группа ансамбля Александрова, народный танцевальный ансамбль имени Игоря Моисеева, совершенно разные коллективы. День начинается у всех одинаково.

Е.К.: Все встают к станку.

В.Е.: Совершенно верно. Вот я могу сказать про себя, что я разработал, вот как вот есть экзорцист Мариус Иванович Петипа, у которого начинается день с балета, вот у меня такой же экзорцист, который годится для любого человека, потому что прежде всего надо решить задачи координации и тренинга, а потом уже выбирать эстетику, в которой вы собираетесь работать: академия, эстрада, камерная, джаз, рок, что угодно. Выбрали эстетику, выбирайте репертуар, что вы будете петь «Мурку» или Онегина.

Е.К.: Спасибо. Сегодня мы говорили о фонопедическом методе развития голоса. Всю информацию можно найти на сайте в открытом доступе. А сегодня у нас был создатель этого метода, кандидат педагогических наук, заслуженный деятель искусств Союз творческих сил России, Виктор Вадимович Емельянов.

Просмотров всего: 135

распечатать

Комментарии закрыты