20февраля
Предыдущий материал Следующий материал
21 января 2020, 16:20 0

Преподаватель филфака АмГУ Татьяна Удалова об учебе в Китае: интересно говорить на китайском, он такой классный по звучанию

Преподаватель филфака АмГУ Татьяна Удалова об учебе в Китае: интересно говорить на китайском, он такой классный по звучанию

Екатерина Кузьмина: В кресле гостя – коллега, наша соведущая любимая Татьяна Удалова. Как преподаватель филологического факультета АмГУ сегодня она у гостях. Последние 4 месяца Татьяна отсутствовала в эфирах. Она жила в городе Хэйхэ и училась в Хэйхэском университете. Учеба в Китае с полным погружением – многие практикуют это.

Татьяна Удалова: Да, многие учатся в Китае.

Е.К.: В основном это студенты и старшие школьники – сразу постдипломное какое-то образование.

Т.У.: Магистратура часто ездит.

Е.К.: Ты уже давно преподаешь, ты уже не студент и даже не магистрант не вчерашний и постдипломник. Каким образом преподаватель вуза уехал на такую длительную учебу?

Т.У.: Это никак не связано с тем, что я преподаватель вуза и с тем, что я сотрудничаю с радиостанцией. Но так получилось, что довольно-таки долгое время я изучаю китайский язык. Когда я еще училась в университете, то поучилась языку год, затем был перерыв довольно-таки большой, потом еще полгода поучилась. Потом опять был перерыв, потом еще полгода поучила, потом пошла учиться в институт Конфуция, потом ушла в декрет, потом вышла из декрета. То есть это никогда не было делом номер один. Студенты-китаисты, которые приходят учить китайский или уезжают в Китай учить китайский, нас сравнивать с ними нельзя, потому что у меня все-таки основное дело другое.

Е.К.: Язык ради языка? Для чего тебе это было надо?

Т.У.: Для чего мне это нужно было, когда я начинала? Мне всегда нравились иностранные языки. И, когда я училась в школе, даже хотела поступать куда-то на языки, в том числен на китайский язык. Но поступила на журналистику, на китайский у меня баллов не хватило. Рисковать я не стала, у моей семьи не было денег на то, чтобы учить меня платно. Поэтому я училась бесплатно, чему очень рада сейчас. И тому , что не сделала языки основной профессией, потому что мне моя профессия, откровенно говоря, нравится гораздо больше. Китай мне всегда был интересен и китайский язык в частности. Это же так интересно все это говорить – он же такой классный по звучанию. Китай – очень интересная страна. И восток такой таинственный, манящий, интересный. Потом съездила еще на отдых в Китай, там как-то общаешься, знаешь три слова, и тебе сразу говорят, как ты так хорошо знаешь китайский, какая ты молодец. То есть китайцы в этом плане очень приветливые и радушные, если иностранец начинает говорить на китайском. Я считаю, что живя в Благовещенске и не зная, не умея и не пытаясь, как-то со стороны странно, живя напротив Хэйхэ, не пытаться узнать, что же там за речкой, за границей, и как-то не понимать людей, которые живут в Китае.

Е.К.: Что в этом странного? Я знаю прекрасно человека, который живет в США уже много лет. У него русское окружение, он живет в семье и не пытается учить язык, ему это не нужно. Это от человека зависит, наверное? Тебе нравится китайский язык, ты хотела постичь его тонкости, но ты же не работаешь на кафедре китайского? Правильно?

Т.У.: Я работаю на отделении журналистики и все еще лелею мечту дописать кандидатскую диссертацию. Тема моя связана с приграничной журналистикой. Чтобы понимать, что же пишут и говорят журналисты на китайском, нужно владеть азами китайского языка. И вот эти азы мне и нужны были. И я опять же как-то параллельно изучала китайский язык, потом в институте Конфуция это стало более системно, затем после завершения института Конфуция я понимаю, что лучший способ изучения иностранного языка – это погружение в языковую среду. У здесь нас сложно погрузиться в языковую среду.

Е.К.: Они русский учат быстрее, чем мы китайский.

Т.У.: Наверное, у нас уже скоро появится нужда учить китайский, в том числе, поэтому нужно было как-то пользоваться возможностями, которые еще пока есть и нужно было закрепить. Я знала, что институт Конфуция в последнее несколько лет предоставляет такую возможность, что можно выиграть стипендию на обучение в вузе Китая.

Е.К.: Что для этого нужно сделать?

Т.У.: Нужно было быть студентом института Конфуция, иметь экзамен на уровень китайского языка определенный третий из шести, подать заявку, заполнить анкету длинную и написать мотивационное эссе, зачем мне нужен китайский язык. Я это все сделала и поехала учиться в Хэйхэ.

Е.К.: Эссе нужно было на китайском написать?

Т.У.: Да, я же изучала китайский язык. Но 3 раза в неделю мало для того, чтобы им совершенстве владеть.

Е.К.: Это нормально, язык, в принципе, так и учат.

Т.У.: Это не для китайского языка.

Е.К.: Сколько лет ты его учила так системно в Конфуции?

Т.У.: Всего четыре курса. У меня очень сложна система: первый раз я открыла учебник по китайскому в 2003 году.

Е.К.: Ты поехала в Хэйхэский университет. Почему именно туда? Другие не разыгрывали?

Т.У.: Для того чтобы выиграть стипендию, там есть ограничение по возрасту – 35 лет. То есть я была в декрете, у меня дочке 5 лет, когда она была очень маленькой, но я не могла подавать на стипендию. Собственно говоря, я 2 года не могла возобновить изучение китайского – ребенок маленький, как от него куда-то уедешь. А тут уже день рождения очередной стучится – надо что-то делать. Поискала, какие есть варианты, подавала еще в прошлом году зимой заявку, то есть там сначала все подтверждали, говорили, это был Далянь. Там были все время положительные ответы, а в конце пишут: в следующий раз приходите. Как-то не взяли меня в Далянь, может быть, поздно подала заявку, я не знаю. Затем был вариант Чанчунь, но там сказали: «Вы знаете, вам 35 лет. Если бы вы преподавали китайский, мы бы вас взяли. У нас там есть программа до 40 лет и все такое».

Е.К.: Зачем он вам в таком возрасте?

Т.У.: Да, все: уже мозг законсервирован, Альцгеймер догоняет и стучится в дверь, а вы все еще китайский учите. Почему Хэйхэ? Потому что это партнер БГПУ, при нем работает институт Конфуция. И здесь наша северная глушь, и сюда попасть проще, чем в Далянь или Циндао.

Е.К.: Территориально они к нам более лояльны, у них больших квот, видимо, как-то проще?

Т.У.: Да. Так как мне еще интересны приграничные СМИ. Как в Хэйхэ, я нигде не изучу, в другом городе Китая. Третий пункт, что нужно ехать в глушь, где у тебя не будет соблазна говорить по-английски с другими иностранными студентами, где никто тебя не будет на улице больше никак понимать, кроме как на китайском, поэтому нужен был маленький город. Хэйхэ идеально подходит.

Е.К.: Что собой представляет Хэйхэский университет? Кто там учится? Биография студентов? Масштабы?

Т.У.: Если переводить на русский, то это будет, наверное, институт. Там есть университеты, но, как мне объясняли, там разный уровень подготовки, то есть институт готовит бакалавров, а университет готовит магистров.

Е.К.: А ты была бакалавром или магистром?

Т.У.: Я училась вместе с бакалаврами, то есть мой грант языковой – это был семестр обучения. На год я не отважилась уехать , извините.

Е.К.: А могла бы?

Т.У.: Ну не знаю, потом бы приехала, а дочь меня бы не узнавала. Был семестр для того, чтобы закрепить те знания, которые есть. Хэйхэский университет – это около 10 тысяч студентов, это городок студенческий на окраине города. Но город все время разрастается, и университет к нему все ближе и ближе. Наверное, 30 зданий городок, учебные корпуса, общежития, спортивные сооружения, стадион, все полагающееся университету. Около 10 тысяч студентов со всего Китая – есть юг, север. В Китае же есть что-то вроде ЕГЭ, и там в зависимости от набранных баллов, насколько я понимаю, выпускник школы имеет право подать документы в эти вузы. То есть ты сдал на какую-то оценку, то тебе вот этот список. Поэтому все китайцы едут учиться куда-то. Мало кто учится в родном городе, и очень много южных китайцев с юга учатся на севере в Хэйхэ. Наверное, это те люди, которые, когда выпадает снег, бегают и радуются, трогают это чудо. Есть международный факультет, на котором учатся иностранцы – это не только русские по разным стипендиям, там учатся представители разных стран, в те полгода с сентября по конец декабря, когда училась я в этот семестр, там кроме русских были еще представители Монголии, Чада, Ямайки.

Е.К.: Они изучают язык?

Т.У.: Язык и экономику.

Е.К.: Какие еще там дисциплины изучают?

Т.У.: На международном факультете только китайский язык, литература и экономика Китая. Все остальное – да кто угодно, есть музыкальный факультет, художники.

Е.К.: Там есть по типу консерватории?

Т.У.: Нет, там преподаватели музыки учат.

Е.К.: Учителя музыки в школах?

Т.У.: Да, художественные факультеты – там учителя рисования, есть информатика, есть физкультура, есть физика и математика, есть рационализаторский факультет. Я не знаю, кто там учится, есть по изучению иностранных языков, есть русский факультет, у него отдельное здание.

Е.К.: На каких условиях ты жила и училась? Насколько это отличается от того, как учится среднестатистический студент?

Т.У.: В стипендию института Конфуция входят обучение, проживание, еще стипендия, которую тебе платят каждый месяц. Общежитие международного факультета очень отличается от общежития для граждан Китая, потому что международный факультет – это номера класса люкс. У нас что было в общежитии? Это одно здание международного факультета, на первом этаже все учатся, наверху все живут.

Е.К.: В тапочках можно ходить?

Т.У.: Так и делали. Был приказ, что запрещено студентам ходить в пижамах на пары, но это было. Что у нас было? Комната, состоящая из двух комнат на двух человек, круглосуточная горячая вода, электричество, маленькая кухонька, где можно купить свою плитку и там готовить, есть холодильник, вытяжка. Как говорили мои знакомые, которые учились в России, у меня общежитие класса люкс, а китайцы живут в более плохих условиях, это очень похоже на российские общежития. Комната на 8 человек, там двухъярусные кровати, горячей воды нет, все ходят мыться в отдельный банно-прачечный корпус. В общежитии там не приготовишь, надо есть в столовой. Там же это распространено очень, в основном иностранцы готовили, которые не могли привыкнуть к китайской кухне.

Е.К.: Борщ?

Т.У.: Мне кажется. Что монголы борщ не готовят. У нас были хорошие условия.

Е.К.: Как гостинка или малосемейка?

Т.У.: Да, и так по всем вузам – для студентов-иностранцев общежития лучше.

Е.К.: Китайские студенты также получают стипендию? Есть у них такие, кто учится за деньги, и для них условия получше?

Т.У.: Как нам рассказывали китайские преподаватели, в Китае все высшее образование платное, то есть все зависит от того, на сколько ты сдал экзамены. Если ты сдал очень хорошо, ты платишь немного, если ты сдал плохо или все ниже ватерлинии, ты вообще не можешь поступить либо платишь солидную сумму в год. Там все учатся платно и едят за родительские деньги.

Е.К.: В китайской столовой. Сколько платят?

Т.У.: Есть у меня цены для российских студентов, которые туда платно приезжают учиться. Где-то 5 тысяч юаней за семестр, но это в Хэйхэ. Южнее может быть дороже.

Е.К.: Это 50 тысяч рублей?

Т.У.: Да. Плюс проживание около 3 тысяч юаней за семестр, питание, проживание. Но ты же можешь квартиру снимать в Хэйхэ, можешь жить в общежитии одного класса и в общежитии другого класса, плюс расходы на учебники и все такое.

Е.К.: Примерно на 100 тысяч в семестр надо рассчитывать, чтобы полностью упаковаться. Много ли студентов из России? Какая основная цель?

Т.У.: Студенты из России – в основном это Приамурье. Также там учились ребята по обмену из Челябинска, их немного, но они каждый год приезжают, в этот раз их было шестеро, Челябинский вуз меняется с вузом Хэйхэ, китайцы едут в Челябинск учить русский язык. Русские учатся либо платно, либо по стипендиям, по стипендиям, мне кажется, больше студентов, чем студентов-платников, как бы мы сказали – на внебюджетной основе.

Е.К.: Различные какие-то выигрывают?

Т.У.: Есть много стипендий института Конфуция, которые тоже можно выиграть на 4 года и получить бакалавриат бесплатно в каком-то из вузов Китая, в том числе и в Хэйхэ. Есть стипендия правительства КНР – это тоже 4 года, бакалавриат со стипендией отдельно. Есть стипендия провинции, когда бесплатно обучение и проживание, а питание, дорога и все остальные расходы не покрываются, а значит, лягут на плечи родителей. Русские студенты, конечно, едут учить китайский язык с разной базой. В любом случае они не после российского вуза туда приезжают, в основном ребята после школы либо получили среднее специальное образование с китайским языком, сдали какой-то экзамен, затем приехали учиться по одной стипендии. Все учат китайский: кто-то связывает будущее с Китаем, кто-то смотрит на юг страны, у кого-то, условно, старший брат в Гуанчжоу и он туда хочет поехать, кто-то думает работать в России, но понимает, что ему нужно обязательно китайский язык для того, чтобы свой бизнес открыть.

Е.К.: Сложно ли тебе было там культурально? Я сейчас не про бытовые условия. Что это такое – остаться жить на несколько месяцев в чужой стране, без возможности приехать обратно и повидать родных?

Т.У.: Грубо говоря, когда все смещается и ты живешь больше в Китае? Значительная часть благовещенцев в Хэйхэ были. Это обычный китайский небольшой город. У меня там не было культурного шока, потому что в Китае я до этого была много раз. Интересно было пожить среди студентов. Но, честно, студент, которому 35, я была одна, и там смотрели вот как-то так. Мало кто из студентов российских понимал, чего я вообще приперлась учить китайский язык, для чего, зачем? Работаешь? Хорошо. А зачем учишься, если работаешь? То есть это не всегда народ понимал, зачем это нужно. Там есть люди ближе к 30-ти, есть несколько студентов, они уже получив какое-то образование в России и учат китайский язык. Учатся они платно. Кто-то живет в Китае, пытается заниматься международным бизнесом. Кто-то, получив образование в России, понимает, что ему нужен язык, чтобы построить карьеру в Китае. И международную экономику укреплять, наверное.

Е.К.: Ты смогла бы там остаться надолго? Если бы не семейные вопросы с ребенком?

Т.У.: Конечно, да. Китай очень удобная страна – страна победившего taobao. То есть там ты не задумываешься, что и где. Все дешево можно купить через интернет. В магазин все ходят только за продуктами. Все остальное обеспечивает почта. Там очень удобно жить, но при условии, если есть работа. Просто так приехать в Китай и искать работу я бы не смогла, а вот туда поехать и жить более долгое время – почему нет.

Е.К.: Ты записала много программ «Русский Хэйхэ» и там встречалась с разными русскими – были люди из разных сфер, с разными историями. Какая встреча стала самой запоминающейся?

Т.У.: Не знаю. Все. Люди, которые туда приезжают, я не скажу, что это экстраординарные личности, но и не те люди, которые плывут по течению, они ищут какие-то другие интересные варианты. Это люди, которые живут на две страны, у них мозги по-другому и интереснее работают. Было интервью с Нильсом Руверсом, он гражданин Нидерландов и человек, который сказал: «Я посмотрел на карту и думаю, что я хочу еще изучать китайский. Вот я поехал в то место». Сначала он поработал в Благовещенске, а потом стал работать в Хэйхэ. Все очень интересные, люди, которые ищут чего-то в другой стране, они все по умолчанию классные, с ними было очень интересно разговаривать. Куча интересных студентов – наших российских ребят, которые учатся. И они со всем интересом, и им очень интересна эта страна. Единственное, конечно, они не все знают о родной стране, потому что им мало лет еще. Я понимаю, что они будут совсем другими, становление личности будет проходить за границей. И очень интересно встретиться с ними лет через 5-6, поговорить. Сейчас они, может быть, все в розовых, а что будет лет через 5-6, где они себя найдут. Александра, которую я интервьюировала, она учится в Хэйхэ уже 5 лет, говорит: «Я сейчас хочу в Россию, потому что я уже настолько выпала из русской жизни, что я просто хочу побыть дома и не жить пока в Китае».

Е.К.: У меня есть несколько знакомых русских, которые тоже с удовольствием ездили по контракту на работу на год-два. И было сначала желание, а потом: хочу домой. Видимо, перетягивает менталитет наш.

Т.У.: Хочется побыть дома. Опять с чем я столкнулась, но не то чтобы непонимание, а чего ты поехала в Китай китайский язык изучать. У нас малая часть общества готова к тому, если тебе за 30 и ты еще чему-то учишься – ничего себе. Есть мнение, вот ты выучился и этими знаниями давай до пенсии греби. Сейчас все меняется, но у нас маленький город, у нас все равно очень много народа, которые начинают учиться в магистратуре, получать какие-то смежные профессии, менять профессию.

Е.К.: Вращаюсь в этой сфере сейчас, тоже прохожу обучение, и очень много женщин и мужчин за 50, которые приходят чему-то новому научиться. Сейчас меняется взгляд на это. А в Китае учатся взрослые?

Т.У.: Там, кстати, есть даже университеты для пожилых, но это не прям университеты, а похоже на нашу Ассоциацию пожилых людей в Благовещенске. Они собираются, изучают каллиграфию, китайскую живопись – то, на что не хватило времени в молодости, поют, играют на музыкальных инструментах, в общем, развлекаются, как могут.

Е.К.: Это социальный проект или они за это платят?

Т.У.: Нет, они не платят за это, потому что у нас в китайских учебниках про это тексты были. И я понимаю, что такое есть.

Е.К.: Те, кто говорит, что в Китае есть старики, обиженные всеми и забытые, такого нет?

Т.У.: Нет, конечно. Там же всем почет. Там очень распространено, когда старшее поколение воспитывает внуков, а молодежь работает и даже уезжает в другие города. Там на это абсолютно по-другому смотрят, даже проще, чем мы. Я здесь такая, что у меня дочери 5 лет, вот я уехала.

Е.К.: Ты же не бросила ее на улице.

Т.У.: Надо сказать, что у меня очень героические родители, которые мне очень помогли. Поэтому моя китайская мечта осуществилась, и я все-таки закрепила свой уровень китайского.

Е.К.: Ты заговорила про это.

Т.У.: Я и до этого говорила. У меня до этого была месячная стажировка в Китае еще до декрета. Когда ты живешь в среде языковой, естественно, твой уровень китайского улучшается, там есть возможность что-то закрепить, звуки попрактиковать на ничего не подозревающих китайцах, поймут ли они звуковую конструкцию языковую или нет. Да, я закрепила то, что есть, но как бы нет предела совершенству, и это не значит, что я выучила китайский до конца. Ха-ха-ха – это невозможно.

Е.К.: Спасибо тебе за то, что с воодушевлением и желанием ты рассказала нам о своем опыте.

Т.У.: Учиться, учиться и еще раз учиться.

Е.К.: Спасибо.

Просмотров всего: 423

распечатать

Комментарии закрыты