6июня
Предыдущий материал Следующий материал
14 января 2020, 14:10 0

Главный врач Амурского наркодиспансера Лидия Рыбальченко: о снюсах, вейпах насвае, конопле, о запретах и профилактике

Главный  врач Амурского наркодиспансера  Лидия Рыбальченко: о снюсах, вейпах насвае, конопле, о запретах и профилактике

Анастасия Болотина: У нас в гостях главный врач Амурского областного наркодиспансера Лидия Рыбальченко. Говорим о наркотиках, табаке и прочих снюсах. В декабре ушедшего года в СМИ рассказали, что подростку из Благовещенска пришлось вызвать скорую помощь после употребления снюса. Что там произошло?

Лидия Рыбальченко: Такой неприятный инцидент действительно был в Благовещенске. Связано это было с употреблением так называемых снюсов – это аббревиатура табакосодержащего, никотиносодержащего вещества, которое непонятно где делают и распространяют в Амурской области. Отношение к снюсам достаточно негативное, потому что во всех практически регионах с этой проблемой столкнулись, по всей России идет обсуждение законодательных уже мер, которые могут быть применены к запрещению продажи, распространению снюсов. Это никотиносодержащие вещество, содержание никотина в котором превышает, по данным СМИ, пачку сигарет, одновременно выкуренную.

А. Б.: Что само по себе снюс? Это такая конфета?

Л.Р.: Форма содержания никотина может быть разной, они бывают порционные и рассыпные. И формы, где содержится никотин, совершенно разные: могут быть в виде желейных форм, их еще называют мармеладками, до спрессованного порошка. Учитывая, что мы не всегда можем определить, откуда идет этот порошок, подсыпать можно все что угодно и использовать снюс, как трамплин приобщения к наркотикам. Это старый, как мир, способ приобщения к наркотическим веществам, поэтому мы бьем тревогу, что отравиться можно и попасть в больницу. Мы знаем из СМИ о летальном исходе у 13-летнего подростка в Самарской области за счет отравления и за счет остановки сердечнососудистой деятельности высокого содержания никотина и как приобщения к наркотикам.

А.Б.: Что происходит с подростком, который употребил снюс и почему плохо становится?

Л.Р.: Из-за высокой дозы никотина, которая содержится в данном веществе.

А.Б.: Это все равно, что он пачку залпом выкурил?

Л.Р.: Да, идет поражение сердечнососудистой деятельности в первую очередь, падает давление и возникает состояние отравления никотином и веществами, которые, возможно, еще туда подсыпали.

Алексей Воскобойников: Интоксикация идет?

Л.Р.: Очень сильная интоксикация, которая требует вмешательства. Во-первых, я не исключаю, что через какой-то промежуток времени мы будем говорить о новом каком-то психотропном веществе. Снюсы изначально были синтезированы для того, чтобы отойти от курения табака. Вроде позитивное начало, но даже Швеция, откуда это пошло, отказалась от применения и синтеза этого препарата, потому что стали наблюдать достаточно большое количество инфарктов у употребляющих снюс, то есть там запрещено.

А.В.: Но ведь относительно недавно у нас их в продаже не было. Или мы не обращали внимания?

Л.Р.: Мы просто не обращали внимания. В 15-м году было постановление правительства о запрете снюсов, однако они, как грибы, появляются в различных магазинах. Там возникла юридическая коллизия: есть закон, запрещающий табакасодержащие, а это никотин, поэтому сейчас достаточно активно работают законодательное собрание и комитет по вопросам социальной политики о внесении изменений в закон о запрете распространения, и он касается в первую очередь несовершеннолетних. Это в обязательном порядке надо делать. Роспотребнадзор проводит огромную работу, и они оперативно на это среагировали и изымают. Я в СМИ прочитала, что почти 500 единиц снюса за период их рейда, было изъято из продажи, но наказания административного, если подходить юридически к данному процессу, невозможно, потому что табакосодержащие, никотиносодержащие…

А.В.: Срочно нужны меры по приравниванию этого препарата к опасному?

Л.Р.: Совершенно верно.

А.Б.: Сейчас же наш губернатор запретил продажу…

Л.Р.: Продажу – да, но и наказание должно быть за то, что...

А.Б.: Употребление, в принципе, законно?

Л.Р.: Опять же юридически – никотиносодержащие, а в сигаретах где запрет на употребление?

А.Б.: Внешне отличить баночку снюса от баночки леденцов можно каким-то образом?

Л.Р.: Конечно, можно. Почему подростки клюют на это? Да потому что нет запаха, и его не будут ругать родители, учителя за это.

А.Б.: Что это?

Л.Р.: Это конфета, замена никотина. Очень быстро привыкание возникает за счет высокой дозы, и никотиновая зависимость формируется как здрасте. Опять же возвращаемся к тому, что – где гарантия, что там нет наркотиков?

А.В.: Проблема возникает: если об этом не говорить, получается замалчивание, и вроде как она не решается. А если об этом говорить всесторонне, то получается вроде как пропагандировать начинают.

Л.Р.: Знаете, с чем мы столкнулись? Когда мы получили эту информацию, то стали ходить по школам, колледжам и разъяснять не только подросткам, но и родителям, учителям. Они очень позитивно откликнулись на то, чтобы консультировать своих детей в наркодиспансере, и у нас достаточно большое количество родителей приводили своих детей. Как мы определяем? Мы определяем по котинину, содержащемуся в биологических жидкостях, выясняем, употребляет человек никотиносодержащие вещества или нет. У нас есть химико-технологическая лаборатория, которая способна дать положительный или отрицательный ответ. И стали приводить не для того, чтобы наказать, а именно для проведения профилактических индивидуальных бесед и разъяснения подростку, почему этого нельзя, что будет. То есть не испугались того, что может быть какое-то наказание, а именно такая гражданская позиция родителей и учителей.

А.В.: Реакция подростка, который находится в трудном возрасте, у него не возникает чувство обиды на родителей, которые вроде как не доверяют?

Л.Р.: Нет, не возникает, потому что в средствах массовой информации о том, что происходит, были и наши разъяснения, и разъяснения центра профилактики о том, почему нельзя этого делать. Они все равно дают свой результат, и подростки на это реагируют нормально. Это процесс постоянный, который нужно разъяснять.

А.Б.: Примерно в каком возрасте начинается эта тяга покурить?

Л.Р.: В 14-15 лет.

А.Б.: Мне кажется, раньше. У нас дети – школьники, и о том, что кто-то в классе жует насвай или что-то грызет, сосет, он сказал, когда ему было лет 11.

Л.Р.: Я не могу сказать, что это массово, там идет подражание. Здесь основная причина, почему снюс такой популярный стал по всей России – можно скрыть факт курения, и не ругают, не наказывают.

А.Б.: Мало того, само по себе курение – это достаточно неприятная вещь, а тут конфеты.

Л.Р.: Конечно, а кайф есть. Причем подростки достаточно четко рассказывали, как, сколько, чего, почему, где берут, то есть они не скрывали эти факты. Конечно, испугались, когда на глазах у класса подростку стало плохо, скорую вызвали. Был обратный эффект – что я делаю?

А.В.: Они поняли, что дело в препарате? Или они считают, что он не ту дозу принял?

Л.Р.: Мы это разъясняем. Что мы еще получили, когда стали изымать эти партии из продажи? А там ИП Пупкин, а нет такого ИП, а нет такой организации. То есть вообще неизвестно, откуда это все.

А.Б.: А мы не знаем, откуда? Из Средней Азии, из Китая?

Л.Р.: Это совершенно подпольная продукция, которая не имеет сертификата, ничего, то есть она запрещена.

А.Б.: Как попадает на прилавки, что никто не проверяет?

Л.Р.: Нет, проверяют. Почему Роспотребнадзор тоже забил тревогу, и изымают эти снюсы, и не знают, что в них находится. Хотя Онищенко в одном из интервью два года назад сказал, что не представляет на сегодняшний день, кто в России, какая организация могла бы этим заняться. Вот как раз бывший его Роспотребнадзор здесь оказался на высоте: просто они изымают, а дальше будут разбираться.

А.В.: Вы верно в начале употребили слово трамплин – в этом-то самая главная проблема. Дело не в самом веществе, а в том, что оно является трамплином для более суровых веществ.

Л.Р.: Да.

А.Б.: Дети же травятся не только снюсами, есть же насвай, iqos, электронные сигареты, вейпы?

Л.Р.: Это абсолютно одна тема – отравление, приобщение к психоактивным веществам, формирование зависимости.

А.Б.: Что такое насвай?

Л.Р.: Насвай – это трава «нас» (название среднеазиатское), в которую входят и гашеная известь, и куриный помет, Господи, что только не входит! Здесь мы разъясняем и показываем видео, картинки о том, что там не только психоактивное вещество какое бы то ни было заложено, но плюс за счет гашеной извести и всех вот этих гадостей, которые входят в состав насвая, очень быстро развивается онкология ротовой полости. И это доказанные наукой факты. Посмотрите картинки – изъязвления нижней губы, насколько это страшно.

А.Б.: По поводу снюсов. Всех пугают, что курение вредно, что это рак легких. А снюс легким не вредит? Опасен ли он с точки зрения онкологии?

Л.Р.: Опасен. Туда в состав входит тоже щелочная среда, вот она разъедает.

А.Б.: Желудок, ротовую полость?

Л.Р.: Да, В первую очередь страдает слизистая ротовой полости до возникновения онкологической патологии, то есть мы сами себя загоняем еще и в соматическую патологию, а не только наркологическую.

А.Б.: Есть ли какие-то действительно наркотические препараты, которые детям тоже подсовывают в виде безобидных вещей?

Л.Р.: Самые распространенные на Дальнем Востоке – это продукты конопли, они легкодоступны.

А.Б.: Но ее так легко не спрячешь?

Л.Р.: Можно добавить. Это идет уже другая статья, это уже чисто уголовная статья. Подростки и их родители должны знать, что это возможно, раз это кустарным образом приготовленная, запрещенная к производству, запрещенная к распространению продукция. Распространение шло по школам, подъезжали какие-то машины, распространяли.

А.Б.: То есть действительно это было? Это не WhatsApp-истерики?

Л.Р.: WhatsApp-истерики были, приобщилось и к Билайну, пристегнули это все – нет, такого не было, распространение было, школьники говорили, вот машина, она продает и так далее.

А.Б.: Удалось это остановить?

Л.Р.: Учителя забили тревогу, и полиция была присоединена, здесь гражданская активная позиция проявилась среди преподавателей и родителей в первую очередь, потом уже профилактические меры со стороны наркологии, центры профилактики они, конечно, сделали свое дело. Я думаю, что надо быть готовым к тому, что были, есть и будут люди, которые будут распространять и вещества, которые могут синтезироваться, и дети, которые будут это пробовать. Со времен Гиппократа лучше профилактики еще ничего не придумали в мире.

А.Б.: И личный пример, если дома не употребляют в любом виде никотин?

Л.Р.: Личный пример очень много значит.

А.В.: Недавно в Госдуму внесли закон о пропаганде наркотиков. Меня это беспокоит, поскольку, как вести разъяснительную работу, когда подобные законы с одной стороны хороши, но с другой – они, в общем-то, могут напугать людей, которые ведут разъяснительную работу. И люди будут замалчивать это, поскольку мы знаем, случаи, когда людей сажали за репост. Причем это были репосты, не поддерживающие что-то антизаконное. Например, фашизм, насилие в семье или в отношении детей какие-то противоправные вещи. Люди репостили, что-то писали о том, что это плохо, а их сажали за то, что они якобы это поддерживают.

Л.Р.: Мы с вами затронули сложный вопрос, мы затронули другую тему, я думаю, что не должно доходить до таких вот перегибов. Совет родителям: если что-то заметили, то решать должен профессионал, даже можно самому родителю подойти, необязательно ребенка вести в наркодиспансер.

А.Б.: Куда надо идти?

Л.Р.: Если касается психоактивных веществ, то, конечно, в наркодиспансер. Мы получаем специальную литературу, специальную информацию, мы знаем, какие признаки, на что обращать внимание. Нужно просто прийти и проконсультироваться, а тем более мы работаем в субботу. Можно попросить рассказать, что это такое, что делать, как себя вести.

А.В.: Если их маскируют под обычные леденцы, и они не имеют ни цвета, ни вкуса, ни запаха, что должно явиться подозрительным фактором для родителей? На что нужно обратить внимание, что не так в поведении ребенка?

Л.Р.: Очень быстро формируется зависимость, если ребенок подсел на снюсы. Давайте промоделируем ситуацию, что он употребляет систематически, то изменение состояния будет, как при курении табака уже сформированной никотиновой зависимости – это абстинентный синдром, то есть синдром отмены никотина в организме, уменьшается концентрация, человек чувствует себя очень плохо, раздражительность, головная боль, он начинает искать способ замены для того…

А.Б.: С другой стороны типичный подросток тоже раздражительный.

Л.Р.: Ну не всегда он раздражителен. Здесь нужно родителям провести беседу с ребенком с целью выяснить, что случилось. Обычно дети не скрывают употребление снюса.

А.Б.: Потому что они не запрещены.

Л.Р.: Да, это, во-первых. Во-вторых, нет закона, который запрещает. Сейчас первый закон вносит прокурор Амурской области о запрете вейпов – тоже очень нужный и важный закон. Кроме беседы здесь выяснение: что-то не так с моим ребенком, что с ним не так, зная уже информацию, что это витает в воздухе, что есть такая форма общения. Я думаю, что это даст результат. Кроме разговора здесь никак не определишь, не будешь же анализы здесь сейчас делать.

А.Б.: Насколько часто к вам попадают дети после употребления таких веществ?

Л.Р.: Сказать, что прямо часто, нет такого. У нас попадают дети в первую очередь с отравлениями – это областная клиническая детская больница, где оказывается им помощь. Это по закону положено и по дорожной карте. И биологические жидкости направляюсь к нам, где мы выявляем в своей лаборатории, что есть. Нет, к счастью, не часто. В основном больший процент – это алкоголь. Мы тоже бьем тревогу, тоже разъясняем, насколько это вредно, почему этого нельзя. По снюсу это единичный случай, но я считаю, что вовремя со всех сторон взяли под контроль данную проблему. Проблем очень много, например, интернет-зависимость, но она не химическая. Ребенок – это в первую очередь внимание родителей, наблюдение, бесконечные разговоры ежедневные, они должны быть системные, что происходит, потому что мир меняется, меняется окружение подростка, и он становится тоже другим, он видит всю эту информацию, он общается. Родители должны быть в курсе, что происходит, и знать, что существует такая опасность для всех абсолютно.

А.Б.: У нас в области по сравнению с другими регионами страны, как обстоят дела? Мы на каком месте по употреблению детьми разных психоактивных веществ?

Л.Р.: Наверное, здесь играет большую роль наша отдаленность от центра. И слава богу, те психоактивные вещества, которые употребляются в Москве, в Питере, в центральной части России, до нас доходит какими-то отголосками, и это положительный момент. У нас другая беда: распространение конопли, произрастание ее на большой территории, доступность. Конопля – это наркотическое вещество, все об этом знают, но она доступна, растет везде. Вырастает новое поколение и опять же наступает на эти же грабли, происходит то же самое. В той же Москве трудно достать cannabis, а у нас он под заборами может быть, и факт приобщения к ней выше, чем на Западе. Об этом тоже должны родители знать, а особенно в сельской местности, такое отношение, что этой травы не должно быть. К сожалению, в Амурской области мы диагностируем случаи ухода в психически очень тяжелые заболевания после употребления конопли. Она является пусковым моментом для развития психической патологии, когда мы уже не говорим о зависимости, а говорим об очень тяжкой патологии. С одной стороны нет таких тяжелых наркотиков, которые употребляются и распространяются в больших городах России. У нас своя беда, которую мы пытаемся донести до родителей, до учителей, на что обращать внимание, а особенно акцент на молодежь, которая проживает в сельской местности, – как бы коноплю ни уничтожали, это дикорастущее растение опять вырастает.

А.Б.: По интернету мы видим, что в одной стране легализована, там вроде можно и вроде она и не страшная.

Л.Р.: Да, и мы тоже разъясняем: легализована в Голландии, пожалуйста, идешь, купил – и там чего только нет. Содержание тетраканабинола совершенно разное, наша маньчжурская конопля – в ней высокое содержание наркогенного вещества, быстрая зависимость формируется, процент ухода в психическую патологию очень высокий, то есть все разное, мы живем на другом континенте.

А.Б.: При том что растения называются одинаково, они родственники.

Л.Р.: Да, а на самом деле абсолютно по-разному. Это тоже надо знать родителям. Почему такое неудачное выражение в обиходе – «легкие наркотики»? В них низкое содержание тетраканабинола, и его особо не ощущают, и поэтому они говорят об этом. Хотя в нашей медицинской литературе есть данные, от этого патология сердечнососудистой системы, сердце реагирует плохо, несмотря на «легкость» тетраканабинола. В Голландии той же увеличивается количество людей, обращающихся за помощью с ишемической болезнью сердца, то есть все равно токсическое влияние есть.

А.В.: Опять же «легкие наркотики» – это тот же самый трамплин, о котором мы говорили?

Л.Р.: Конечно.

А.В.: Для большинства это все равно трамплин. Может быть, есть единицы, которые говорят, что дальше этого не пойдут. Я, в общем-то, здесь поддерживаю запрет.

Л.Р.: Конечно, он должен быть.

А.Б.: Спасибо.

Просмотров всего: 387

распечатать

Комментарии закрыты