10декабря
Предыдущий материал Следующий материал
28 октября 2019, 11:43 0

Журналист, исследователь-краевед и писатель Валентина Кобзарь: к книге о Чехове я шла 4 000 километров

Журналист, исследователь-краевед и писатель Валентина Кобзарь: к книге о Чехове я шла 4 000 километров

Известный амурский журналист, исследователь-краевед и писатель Валентина Кобзарь в этом году дважды номинант на литературную премию имени Леонида Завальнюка. Ее произведения «Чехов на Амуре» и «Волшебный Благовещенск. Сказки и картинки» представлены на суд жюри. Сама автор признается: если создание одной книги – это закономерный итог большой работы, то вторая стала для нее самой хоть и удачным, но весьма неожиданным экспериментом. Почему именно Чехов – самая знаковая фигура в её творчестве – и как случилось, что писатель-документалист примерила на себя роль сказочника, Валентина Петровна рассказала нашему журналисту.

— Валентина Петровна, в этом году в числе номинантов на премию Леонида Завальнюка две ваши книги. Очень разные. Есть ли что-то общее в истории их создания?

— Нет. У них разная судьба. К тому, чтобы написать книгу о Чехове, я шла с тех пор, как после окончания Дальневосточного государственного университета приехала по распределению в Благовещенск. Город меняпоразил: широкие улицы, огромные радуги над Амуром, старинные здания. Как-то мне показывают бывшую гостиницу «Россия» и говорят: «Здесь останавливался Чехов». Запомнила. Через много лет появилась возможность заняться сбором информации по архивам, библиотекам, побывать там, где останавливался Антона Павлович по пути на Сахалин в 1890 году. В Благовещенске как память о пребывании писателя есть только мемориальная доска. Но у нас есть настоящие «чеховские места»: на набережной, в городском парке, на улице Ленина.

— В основе книги лежат письма Антона Павловича. Это полностью документальное произведение?

— Антон Павлович за свою жизнь написал, наверное, тысяч десять писем. Сохранилось больше четырех тысяч. Они составили 12 томов полного собрания сочинений. Прочитала все с огромным интересом. Из этой массы двенадцать писем и телеграмм Антон Павлович написал, когда путешествовал по Шилке и Амуру. Одно письмо написал в Благовещенске. Из нашего города он отправил еще и два последних путевых очерка «Из Сибири». Кроме писем Антона Павловича, источником для написания книги стали воспоминания современников о нем, очерки писателей, которые прошли по тому же маршруту и тоже побывали в Благовещенске – Гарин-Михайловский, Дедлов (Кигн), краеведческая литература, в первую очередь издания «Амурской ярмарки», редкие издания из собрания Амурской областной научной библиотеки и Государственного Амурского областного архива. Наконец, путешествия: я прошла по пути Антона Павлович 4 000 километров – от Иркутска до Александровска-на-Сахалине. Осталось пройти 25 000 километров: от Москвы до Иркутска и от Сахалина до Москвы южными морями. Его поезда на каторжный остров и обратно – это почти кругосветное путешествие. Мне была интересна бытовая сторона этого грандиозного предприятия: как собирался, что взял в дорогу, чем питался в пути…

— Это было что-то необычное?

— Конечно! В вопросе пропитания поездка через Сибирь стала настоящим гастрономическим приключением для Антона Павловича. Он впервые попробовал черемшу, ужасную «утячью похлебку», моченую черемуху. Последнюю оценил: «Ничего себе». Бывали моменты, когда по несколько дней он по-настоящему голодал. Например, в Листвянке на берегу Байкала, местные жители путникам ничего не продавали вообще. А в Москве, перед путешествием, Антон Павлович мечтал, что будет есть огромных устриц. Питание наладилось, когда в Сретенске Чехов сел на пароход «Ермак»: кормили три раза в день и даже подавали мороженое. В Благовещенске, кстати, обедал в компании контрабандистов. Ничего удивительного: Антон Павлович был обаятельный, общительный, легко сходился с людьми, тем более с такими экзотичными. «Купаться в Амуре и беседовать с золотыми контрабандистами – это ли не интересно!». Чехов называл амурских флибустьеров золотыми не потому, что они были богаты или имели золотые зубы: они носили за границу драгоценный металл. Кстати, обедала компания, скорее всего, в Общественном собрании, то есть где-то в помещении нашего театра драмы.

— Какие еще эпизоды этого путешествия стали для вас удивительными?

— Мне кажется, каждому, кто любит Благовещенск, была бы интересна глава, посвященная пребыванию Чехова в нашем городе. Здесь он провел сутки. Чем занимался? Получил телеграмму от знакомого (почтово-телеграфная контора стояла в глубине городского парка). Тот советовал возвращаться с Сахалина через Америку. Чехов сам об этом думал, но знающие люди с Амура отсоветовали – дорого, опасно и скучно. Еще Антон Павлович, как он сам написал, «лечил мальчика». На 20 тысяч населения тогда было здесь всего 9 врачей, которые обслуживали гражданское население. На прием попасть невозможно. Городской больницы еще не было. Обыватели подходили к пароходам и спрашивали, нет ли доктора. Вот и к Антону Павловичу обратились. Конечно, он не отказал. 26 июня Чехов купался в Амуре (купальня стояла у берега напротив ротонды). «Купаюсь в Амуре!» — написал он родным.

— Вы провели большую исследовательскую работу. Когда поняли, что итогом будет именно книга?

– В 2015 году, когда участвовала в международной чеховской конференции на Сахалине. Книги Чехова переводят, пьесы его ставят, изучают его творчество, естественно, в России, но и в Аргентине, Японии, Китае, США, Европе. Есть такое понятие – «Чеховская карта мира». Профессиональные чеховеды описали все места, где побывал, где жил и творил Антона Павлович и нанесли их на эту «карту». Белое пятно на ней – путешествие Антона Павловича по Шилке и Амуру. Никто подробно не рассказал об этом отрезке пути и о Благовещенске тоже. На Сахалине я поняла, что надо поведать миру и окрестностям: «Здесь был Чехов!» В 2017 году книга вышла в свет.

– Хочется поговорить и о второй вашей работе: о книге «Волшебный Благовещенск: сказки и картинки». Сказка – почему вы обратились к этому жанру?

– Как говорят поэты: «Я не сочиняю стихи, они ко мне сами откуда-то приходят».Так и у меня получилось с этой книгой. Я не знаю, откуда они появились, но вдруг я поняла эту технологию: в реальное событие добавляешь нереального, смешиваешь и получается сказка. Название для книги сказок придумала Татьяна Николаевна Телюк. Она редактировала оба издания.

– Все истории и персонажи были вымышленными?

– Почти все сказки написаны на основе реальных событий. Сказка «Камень», например, про мифического льва, который стоит на перекрестке улиц Амурской и Островского. Там был магазин. Хозяйка этого магазина привезла дракона. Спрашиваю ее – зачем? Говорит, чтобы было красиво. Первый лев был из цемента. Хулиганы его разбили. Тогда хозяйка магазина привезла другого. Он из-какого-то очень крепкого монолита. Стоит уже больше двадцати лет. Другая сказка получилась из шоколадного яйца. Однажды купила такое яйцо, на жаре оно раскисло. Открыла контейнер, а там – самолётик. В этот же день слышу сообщение: «Возобновилось авиасообщение между Благовещенском и Тындой». Так это все совпало – получилась сказка «Самолетик». «Пришельцы» – вообще не сказка, а реальная история о том, как в начале 90-х группа товарищей в Благовещенске встречала инопланетян. И я участвовала в этой встрече вместе с группой журналистов и представителей городской администрации.

– Была еще интересная история с иллюстрациями...

– Да, это был интересный опыт. в 2016 году управление культуры администрации Благовещенска объявило конкурс для молодых художников по иллюстрации краеведческого издания. Татьяна Николаевна Телюк, у которой лежала рукопись, предложила для иллюстрации мои сказки. В конкурсе участвовали 12 художников. Это были очень разные работы. Жюри определило трех лучших – Николай Рыбак, Мария Горчакова и Татьяна Ананьева. В качестве иллюстраций в книгу вошли работы всех участников конкурса.

– Вы думаете о том, чтобы написать еще что-то подобное?

– Сказки – это эксперимент. Я не планирую его продолжать. Это было особое состояние, которое прошло. Занимаюсь документальной прозой. Хотя по сказкам приходили совершенно неожиданные отклики от читателей. Часто о той или другой сказке от женщин слышу: «Это написано обо мне»! Мужчины откровенничают меньше.

– Что для вас значит попасть в номинанты на премию Леонида Завальнюка?

– Это очень приятно и почётно. Леонид Андреевич Завальнюк, конечно, прославил Благовещенск. Там, на Западе, мало кто интересуется, где он начал творить. А мы знаем. Для Благовещенска это очень знаковая фигура. Премия стартовала ярко, необычно, она стала событием года. Особенно запомнилась выставка, которая была организована в музее. Это было что-то новое для Благовещенска, свежее. Я рада, что премия продолжается, потому что подобные явления стимулируют творческих людей творить дальше.

Просмотров всего: 222

распечатать

Комментарии закрыты