21ноября
Предыдущий материал Следующий материал
14 октября 2019, 13:38 0

Директор Амурского театра кукол Лидия Потемкина: приглашаю зрителей посмотреть то, что они никогда не видели в нашем городе

Директор Амурского театра кукол Лидия Потемкина: приглашаю зрителей посмотреть то, что они никогда не видели в нашем городе

Анастасия Болотина: С 30 сентября по 4 октября во Владивостоке проходил Дальневосточный театральный форум Союза театральных деятелей Российской Федерации. Об участии в нем и начавшемся театральном форуме расскажет директор Амурского областного театра кукол Лидия Потемкина. Что это был за форум?

Лидия Потемкина: Это традиционная форма общения между членами Союза театральных деятелей, старейшим, кстати сказать, Союзе. Это форма обучения, это форма передачи опыта, это форма встреч людей, которые преданы театральному делу. Я на таком форуме второй раз, первый был 5 лет назад в Хабаровске.

А.Б.: Он не ежегодный?

Л.П.: Нет, он проводится раз в 4-5 лет. Он настолько заполнен информационно и практически, что это достаточно бесценный опыт. Мы географически очень удалены, организаторы строят его так, что для каждой категории участников – это артисты, художники по свету, гримеры, художники по костюму, артисты театров кукол, артисты театра драмы – привозят специалистов очень высокого уровня. В этот раз художников по свету консультировал и практически обучал художник по свету Большого театра. Для актеров театра кукол мастер-класс проводила Ставиская Тамара Рахматулаевна – это декан Санкт-Петербургского института театральных искусств, то есть величины очень большие. Это специалисты из центра Фоменко, из театра Мейерхольда, из электротеатра. По итогам работы наши специалисты, артисты оказались на очень высоком уровне.

А.В.: Если раньше специалистов отправляли на курсы повышения квалификации, то курсы теперь приехали сюда сами?

Л.П.: Да, получается так. Это очень удобно и полноценно, ведь е всегда попадешь на курс к художнику Большого театра.

А.В.: Я думаю, даже простому рядовому зрителю это было бы очень интересно, не только специалисту.

Л.П.: В ходе этих мастер-классов мы выяснили, что: наши артисты мастерски владеют тростевой куклой – был курс работы с тростевой куклой. Наш художник-бутафор впервые посетила такого уровня мероприятие и сказала: «Боже мой! Я знаю все эти материалы, и со всеми мы работаем». Почему знаем, находясь так далеко? Благодаря федеральной программе «Театры детям», по которой мы приглашаем режиссеров и художников-постановщиков из центральных регионов России. Они везут нам культуру новых материалов, культуру их обработки, изготовления декораций по новым стандартам и технологиям. Мои инженеры, художники по свету, которые побывали в Мариинском театре, сказали, что у нас достаточно высокого уровня оборудование, что все, что нам рассказывали, мы знаем.

А.Б.: На Дальнем Востоке у нас много театров кукол?

Л.П.: У нас в каждом регионе есть театр кукол. Но по наличию такого здания, по оснащению оборудованием я без ложной скромности могу сказать, что мы самый оснащенный театр.

А.В.: Нам повезло. Хабаровский театр кукол занимает здание бывшего кинотеатра, если я не ошибаюсь?

Л.П.: Они находятся на первом этаже здания жилого. А сейчас им дают здание бывшей Новоапостольской церкви, то есть не специально построенное для театра кукол.

А.Б.: Не секрет, что сегодня абсолютно все театры – это не только освоение материалов и новых методов искусства, это и продвижение маркетологическое. То есть все театры ищут формы, как дойти до своего зрителя по-другому, начинают проводить какие-то мероприятия, какие-то чтения. Вот в вашем театре появились взрослые спектакли.

Л. П.: Да, вы знаете, мы не исключение, нам хочется, чтобы театр стал не просто объектом, в который пришел, посмотрел спектакль и ушел, нам хочется стать культурным центром.

А.В.: Это не только развлечение, это уже и диалог.

Л.П.: Да. Нам хочется стать культурным центрам. Причем не только для детей, как всегда позиционировался театр кукол. Впервые в 2012 году мы поставили спектакль «Оскар и Розовая Дама» и начали разговор со взрослым зрителем. Ежегодно мы стараемся поддерживать взятую на себя эту функцию и ставить спектакли для взрослых. Мы стараемся, чтобы встреча зрителя в театре и уход зрителя из театра не был таким, что оделся, разделся и ушел. Мы стараемся привлечь его еще к каким-то культурным ценностям. Мы приглашали самодеятельный коллектив музыкантов, ребята танцевали, приглашали потрясающего музыканта, который играет на многих музыкальных инструментах. Мы хотим дать людям понять, что театр – это то место, где не просто можно посмотреть спектакль, где можно пообщаться. Вот такое большое событие мы готовим 14 декабря. Это будет открытый театр, пока мы не сформулировали правильное название, с которым мы выйдем в рекламную кампанию. Но суть его такова, что целый день с 11 часов утра до 11 часов вечера театр будет открыт для всех жителей Благовещенска и гостей города. У нас будет 3 блока: с 11 часов будет блок для самых маленьких, где будут игры, викторины, развлечения, встреча с Дедом Морозом и много всего интересного. Днем будет встреча с более взрослыми детьми – это подростки, средние школьники и их родители, у них будет квест, им будет чем заняться до спектакля, и потом они увидят спектакль «Картонное сердце» премьера, которого намечена на начало ноября.

А.Б.: Такой театр «От зари до зари».

Л.П.: Да, а вечером в 19 часов мы пригласим взрослых для того, чтобы устроить взрослый квест. В 21:00 мы начнем спектакль – опять приезжает Алексей Смирнов, и это будет «Маленький принц».

А.В.: Такой марафон для зрителей – это радость. А для артистов это не каторга? Так много отработать.

Л.П.: Это большой труд. Конечно, будем стараться давать артистам отдых, будем делегировать полномочия не всем сразу, чтобы все не устали. Мы же понимаем, что это праздник, и он не каждый день. Во-первых, театру – 55: 15 декабря 1964 года вышел первый спектакль.

А.Б.: Что это был за спектакль?

Л.П.: Это были спектакли «Капризка» и «Вредный витамин», поэтому мы как бы приблизили ко дню юбилея, во-первых. Во-вторых, большое событие – это Год театра. Мы его завершаем и хотим показать как можно большему числу зрителей свои достижения не только этого года, а вообще.

А.В.: Самое главное – перекинуть мостик в следующий год, чтобы люди понимали, что с окончанием Года театра, театр не заканчивается.

Л.П.: Нет, не заканчивается. В феврале мы приглашаем режиссера Юрия Уткина из Иркутска, он ставит нам спектакль «Серебряное копытце».

А.Б.: Это детский спектакль?

Л.П.: Да. Об этом спектакле говорилось давно, это сказка. В мае-июне приедет уже известный городу режиссер Дмитрий Петров, он поставит сказку «Принцесса на горошине». В ноябре взрослый спектакль – Гоголь «Мертвые души».

А.В.: С ума сойти. Еще год назад я бы сказал, что не могу представить в театре кукол «Мертвые души». Но сегодня, видя ваши постановки, я абсолютно понимаю, что это вполне выполнимая задача.

Л.П.: Да. В следующем году к нам приезжает фестиваль «Золотая маска». У нас были представители оргкомитета, им очень понравился наш театр, они много фотографировали. Они были в восторге от того, что такой театр кукол есть на Дальнем Востоке. Сейчас ведутся переговоры о том, что они, видимо, привезут к нам кукольные «золотомасочные» спектакли-победители, потому что есть замечательно площадка, на которой можно их представить. Конечно, я спросила: «А можно ли мы подадим? Нам есть что заявить на этот большой статусный конкурс для театрального мира». Они сказали: «Конечно, мы вас ждем». Когда я перечислила все, что мы ставим и все что планируем, они сказали: «Ребята, вы просто обязаны, заявиться в следующем году».

А.Б.: А детские спектакли остаются такими же традиционными или там тоже какие-то метаморфозы происходят, более современное прочтение?

Л.П.: Конечно, нет. Ширмовые спектакли, какие мы помним, их становится все меньше. Я не могу сказать, что к великому сожалению, но, наверное, уходит какая-то часть театральных традиций. Но, боже упаси, не совсем. Они просто подвигаются, уступают место более современным формам.

А.В.: Зрительское восприятие меняется.

Л.П.: Да. Более открытое форма общения со зрителями. Ведь не секрет, когда артист столько лет находится за ширмой, его никто не знает, никто не видит.

А.В.: Помните у Образцова: идет два часа спектакль, мы никого не видим. А в конце в комбинезонах появляются локти и головы, смотрят в зал и всем машут. Только в конце мы понимаем, кто работал и кому мы должны быть благодарны.

А.Б.: Сейчас у театра появились имена и лица.

Л.П.: Сейчас у нас традиция – после каждого спектакля объявлять артиста. Зрители должны знать, кто им несет веселье и задор, сказку и добро, поэтому всегда объявляем артистов со всеми их регалиями, заслугами. Эти люди – великие трудяги, это очень тяжелый труд: надо нести куклу, надо говорить ее голосом, надо передать свою эмоцию кукле, а кукла должна об этом сказать зрителю. Они достойны того, чтобы каждый день их представлять.

А.В.: Иногда кукла это четверо, пятеро артистов.

Л.П.: Да, по последнему спектаклю «Disclaimer по Оруэллу» вы видели, сколько артистов ведет куклу.

А.Б.: Кстати, на спектакле по Оруэллу в зале вздыхали, что ничего не изменилось, мы так живем. Ваши ощущения – действительно так живем?

Л.П.: Нет. Мы не так живем. Это все-таки политическая сатира. Если говорить о политике, то не все, но многое меняется в лучшую сторону – то, что на культуру сейчас обратили внимание, то, что повернулись в сторону театра задолго до начала Года театра. Это дорогого стоит.

А.В.: Амурский театр, безусловно, переживает расцвет, это видно невооруженным взглядом.

Л.П.: Да. Ту высокая планка, которую мы подняли, мы не имеем права ее опускать, поэтому строим грандиозные планы, поэтому едем учиться на все форумы, понимая, что мы должны идти в ногу со временем. Знаете, когда Google Business нам пишет отзывы зрителей, – слушать приятно, в этих отзывах у нас нет ни одной «четверки» даже. Все «отлично». И я с удовольствием им отвечаю, что мы работаем для них, мы рады им всегда и будем радовать и удивлять ещё очень долго. Ничто не заменит этих блестящих глаз и не только детских. Когда выходят взрослые, побывавшие на детском спектакле, приятно смотреть, как у них сверкают глаза. Они благодарят, и я понимаю, что они на 45 минут окунулись в доброе детство – это дорогого стоит.

А.В.: Кстати, когда реставрировали театр кукол, реставраторы как раз думали о направленности в детскую сторону, поэтому стоят скульптуры Буратино и Мальвины. Не должна ли появиться еще взрослая фигура?

А.Б.: Карабаса-Барабаса имеешь в виду?

А.В.: Нет. Допустим Павла Ивановича Чичикова – «Мертвые души» же уже анонсированы, а он тоже кукловод еще тот был.

Л.П.: Хорошее предложение, мы, наверное, над этим задумаемся. Для взрослых у нас есть камин, и на прошлое открытие театрального сезона рядом с ним стояло кресло с пледом и подушкой.

А.В.: Востребовано было?

Л.П.: Да, фотографировались очень много.

А.Б.: Есть ли театр сейчас в соцсетях? Представлен ли он где-то еще, где можно наблюдать за его жизнью?

Л.П.: Везде, где можно, мы представлены. В Инстаграме в первую очередь, в Одноклассниках, во ВКонтакте, в Фейсбуке. Там появляются анонсы наших спектаклей, все новости театра: уехали на гастроли, вернулись с гастролей, поехали на Дальневосточный форум, вернулись. Появляется некий отчет, фотоотчет, видеоотчет о том, чем мы сейчас живем. Как мы готовимся к открытию, как встречаем гостей, как встречаемся со зрителем, как проводим репетиции, то есть изнутри показываем свою жизнь. Я хочу сказать о жизни изнутри: мы уже несколько лет подряд проводим экскурсии для детей и взрослых. Мы вышли за уровень нашей области: в каникулы к нам приезжают дети из Хабаровска, Владивостока, Комсомольска-на-Амуре. И наши турфирмы ведут к нам с удовольствием на часовую экскурсию – это уже, наверное, тренд театра.

А.В.: Что показываете?

Л.П.: Показывают цеха, рассказывает наш главный художник Олег Георгиевич Голощапов о том, как задумывается кукла, как задумывается декорация от эскиза до изготовления, по цехам проходят, история театра рассказывается – сколько ему лет, кто был руководителем, какие артисты работали. За какой потайной дверцей – кстати, за камином есть потайная дверца, за которой живут куклы, – это склад, они там спят, они отдыхают. А потом у них встречи с артистами, с заслуженными мастерами сцены. Работают по очереди все, они рассказывают про кукол, они дают детям потрогать, поводить тростями, надевают на их ручки перчаточных кукол. Нескольким ребятам дают большую ростовую куклу – попробовать поводить. Конечно, восторгу детскому нет предела. Фотосессия в костюмах театральных – это мишки, зайчики, белочки, все что угодно. Эта экскурсия настолько насыщенная и яркая, что уже два года пользуется большой популярностью.

А.В.: Самое главное, что после такой экскурсии ребенок, уже придя зрителем, более ответственно относится к роли зрителя. Он уже, возможно, себя дисциплинированнее ведет, не шуршит фантиками, не кричит, не разговаривает, понимает, что это большой труд.

Л.П.: Во-первых, после такой экскурсии, если ребенок никогда не был в театре, он обязательно в заставит родителей отвести его в этот театр. Во-вторых, когда ребенок уже после экскурсии приходит в театр, вы знаете, как он себя уверенно ведет: он знаток, он здесь был, он был за кулисами, он знает все. Заходит мальчик в один из выходных дней и говорит: «Папа, папа, пойдем, я тебе покажу что-то». Он подбегает к камину, отодвигает камин и говорит: «Вот за этой дверью спят куклы». Нам было настолько приятно, что ребенок из этой экскурсии вынес для себя очень много, ему было интересно.

А.В.: Самое главное, что это уже приходит не потребитель, а единомышленник. Вот этот момент важен.

А.Б.: Приобретать билеты, узнавать о графике спектаклей где можно?

Л.П.: Сейчас мы серьезно будем работать над разработкой нового сайта. Кроме того, у нас уже есть онлайн продажа билетов – зайдя на сайт, можно кликнуть по ссылке и купить билет на любой спектакль.

А.Б.: У вас очень маленький зал, сколько там мест?

Л.П.: В большом зале 178 мест, а малый зал – 85 мест.

А.Б.: Это нормально или у вас есть желание, чтобы он стал побольше?

Л.П.: Для театра кукол особенно большие залы не нужны, потому что кукла гораздо меньше, чем человек. И чем больше зал, тем меньше видно с последних рядов. Все-таки зритель должен глаза куклы видеть, даже если она ими не водит и не хлопает ресницами. Он вглядывается в лицо, он должен понять характер героя, а чем дальше сидит человек, тем меньше у него возможности увидеть лицо куклы, увидеть ее движения и услышать, может быть, даже голос.

А.Б.: Какие ближайшие спектакли можно посетить?

Л.П.: У нас сейчас будут «Белоснежка и Краснозорька» – полюбившаяся всем сказка от мамы, это будет «Три поросенка», «Теремок», то есть то, что очень любит наш зритель. Среди них – премьера спектакля «Медвежонок Рим-Тим-Ти», которым мы открылись. Дальше нас в начале ноября ждет премьера «Картонного сердца».

А.В.: Еще в перспективе «Маленький принц» и «Мертвые души».

Л.П.: Да.

А.Б.: Как часто идут взрослые спектакли?

Л.П.: 19 октября у нас «Мцыри» – это премьера.

А.Б.: Давайте немного скажем о нем. Это необычный спектакль, там ни одного слова…

А.В.: Слова там есть.

А.Б.: Но они молитвы, песни такие.

А.В.: Не очень много там звучит лермонтовского текста.

А.Б.: Но при этом все понятно, все доносится ярко и выразительно.

Л.П.: Вы знаете, да. Когда я побывала на репетициях и увидела наш спектакль, то я зауважала и еще больше полюбила своих артистов. Я не думала, что те, кто водит кукол, играет с куклой, могут быть вот такими пластичными, языком тела дать все, что нельзя сказать словами, слов там действительно немного.

А.В.: Я после сдачи сказал режиссеру, что у меня было ощущение, что я был на спектакле фестиваля «Золотая маска». Это высокий уровень просто столичный.

Л.А.: Спасибо вам за такие добрые слова. Мы, правда, потрясены. Поэтому я приглашаю наших зрителей посмотреть то, что мы никогда не видели в нашем городе. В этом спектакле наши артисты практически летают, после этого они выходят мокрые с ног до головы, но надо видеть их глаза – в них столько вдохновения, они настолько живут в этом! Спасибо артистам.

А.В.: Спасибо.

Просмотров всего: 141

распечатать

Комментарии закрыты