22октября
Предыдущий материал Следующий материал
20 сентября 2019, 19:36 0

Директор студии дизайна и архитектуры Елена Хламова: о дизайн-коде Благовещенска

Директор студии дизайна и архитектуры Елена Хламова: о дизайн-коде Благовещенска

Алексей Воскобойников: На прошлой неделе на площадке «Точка кипения» в областной научной библиотеке в рамках диалоговой площадки «Время первых» для амурских предпринимателей представители местных общественных организаций и студенческой молодежи обсудили, какие благовещенские общественные пространства нуждаются в благоустройстве. Наша сегодняшняя беседа – с одной из участниц этой встречи. У нас в гостях директор студии дизайна и архитектуры Елена Хламова. «Комфортная среда Благовещенска», есть такое словосочетание. Насколько она комфортна? Одни говорят: ситуация просто до безобразия невозможна в этом плане, другие, побывав в других городах, говорят, у нас-то еще ничего, мы видали такое, где действительно беда. Но это взгляд обывательский, а с точки зрения профессионала как дело обстоит? Пациент скорее жив?

Елена Хламова: Пациент скорее жив, это однозначно. До этого мероприятия у нас был такой интересный опыт: мы брали конкретное общественное пространство и генерили идею, что же нужно там сделать. У нас на «Точке кипения» были представители управления архитектуры города Благовещенска, и они выступили с предложениями о том, что нам возможно обсудить на мероприятии, парк-сквер за областным правительством, за зданием областной администрации. Все представляют этот сквер, он находится между 50 лет Октября и Островского, это такой транзитный сквер с памятником посередине, очень много голубей там. Очень интересная дискуссия развернулась по поводу этого места, у управления архитектуры есть мысли и есть в планах заняться благоустройством этого места, и даже существуют такие идеи, что снести памятник и поставить фонтан. Такие глобальные и масштабные мероприятия.

А.В.: Памятник на секундочку, это не просто бетонная конструкция, это произведение искусства советского постмодернизма или реализма, я в этом не очень понимаю. Это имеет историческое значение, это же в честь присвоения области ордена Ленина.

Е.Х.: Вы правы, и сносить его ни в коей мере не стоит, это моя позиция. Сами горожане и люди, которые присутствовали, а так сложилось, что в этот день там были люди, которые живут непосредственно в этом квартале, прямая целевая аудитория, сами граждане дают обратную связь, что не нужно. Там и так все хорошо. Там растут интересные растения, такие удивительные, это транзитная точка, которая достаточно симпатична и интересна. От людей поступили предложения только в том моменте, что людям не хватает элементарного благоустройства – парковки. Как бы ни смешно, притча во языцех не звучала, но нормально организованные парковочные места, элементарное современное асфальтовое покрытие, либо плиточное покрытие.

А.В.: А парковки, откуда им взяться? Они же на пустом месте не возьмутся, это же за счет уплотнения какой-то полезной территории должно происходить?

Е.Х: В том числе, да.

А.В.: Очень много противников конкретно этой процедуры, потому что говорят, это минус газоны, это минус деревья.

Е.Х.: Это неизбежно. Современный город диктует нам эту ситуацию, это неизбежно, у нас в семье у каждого одна-две машины, и нам где-то надо их парковать. Либо давайте регулировать этот вопрос другими способами: организовать платные парковки, определять время парковки. В любом случае, если место парковочное никак не организовано, тогда люди толкают, грубо говоря, свои машины в любое свободное пространство, в любое свободное место. Значит, не должно быть этих свободных мест каких-то, без газонов, без наслаждений. Речь, в том числе шла и об этом, что люди заезжают во внутренние дворы на улице Островского и паркуют машины.

А.В.: Хаос происходит уже непосредственно там.

Е.Х.: Да, поэтому это должно регулироваться. Я считаю, что это прямая обязанность городских властей, городского отдела архитектуры.

А.В.: Что касается кругового памятника «Ордена Ленина», я понимаю, что он самобытен, он по-своему хорош и он исторически важен. Что касается на мой обывательский взгляд нелепой конструкции, которая возле кинотеатра «Благовещенск», которая посвящена 12 июня, по-моему. Там, где буквы гнутые все время отрывают. Сейчас ее полностью подвергли новому, красивому ремонту. А она вообще нужна, эта бетонная махина? Я подчеркиваю опять, что на мой обывательский взгляд она никакой художественной ценности не несет, но ее зачем-то реставрируют.

Е.Х.: Я вообще из тех людей, которые считают, что сносить не стоит. Когда-то это выло важно, когда-то это было актуально, когда-то это произошло и проявилось то или иное строение, тот или иной знаковый символ. Основное, что прекрасно и хорошо, что сейчас за вот этой махиной полностью переделали, благоустроили пространство вокруг нее, за ней.

А.В.: У нее есть какое-то официальное название? Я ее «махиной» называю.

Е.Х.: Я не знаю. Никто не знает, наверное.

А.В.: К чему? К каким выводам пришли на «Точке кипения»?

Е.Х.: Пришли к тем выводам, что действительно для нормальной жизни в городе Благовещенске уже много чего есть. У нас еще были представители активной общественности и предпринимательского сообщества, и основной запрос от граждан и от предпринимательского сообщества к власти это, прежде всего, именно в создании современный адекватной инфраструктуры. То есть, если будут сделаны какие-то базовые вещи, опять же, мы говорим о грамотном зонировании, то есть парковки, проезды, тротуары – это все общественное пространство. От власти важно грамотно здесь спроектировать и спланировать, обеспечить вот эти базовые вещи. Когда вот это произойдет, тогда туда и придет бизнес, который будет создавать уже какие-то коммуникационные вещи. Я говорила еще как спикер на этом мероприятии о том, что подход к формированию современных общественных пространств несколько изменился. Есть такое правило сейчас - это «10+», то есть на какой-то крупной общественной территории, как площадь, парк или сквер должно быть, как минимум «10+» мест, где человек может взаимодействовать с этим общественным пространством. И вот задача власти как раз не придумывать эти все мероприятия, а обеспечивать вот эту достойную базу, на которую придет бизнес, а у бизнеса это уже получится.

А.В.: Как происходит диалог сторон в «Точке кипения? Это спокойный диалог, скорее конструктивный, или бывают какие-то вспышки гнева, какие-то постулаты, может быть, звучат, как Говорухин сформулировал в свое время: «Так жить нельзя»? Или таких эмоций нет?

Е.Х.: Я постоянно хожу на мероприятия в «Точке кипения», особенно на те мероприятия, которые касаются благоустройства.

А.В.: Кипит ли «Точка кипения»?

Е.Х.: Кипит, очень активно кипит. Это очень радует, потому что на нашей встрече были не только студенты, там были их преподаватели, то есть люди, которые профессионально этим занимаются, обучают других людей профессионально в будущем этим заниматься. Я очень рада, что они не молчали.

А.В.: Что предлагали студенты?

Е.Х.: Студентам нужны места для отдыха, для кого-то времяпрепровождения на улице. Опять же для того, чтобы было безопасно, для того, чтобы это было комфортно для всех других участников нужно об этом как раз базово подумать. О чем я говорила раньше – обозначить четко эти зоны, посмотреть, чтобы не пересекались какие-то мамы с колясками и молодежь с гитарами, условно говоря.

А.В.: Я, когда вижу обсуждение тех мест, которые надо бы сделать комфортнее и уютнее, всегда ловлю себя на том, что это плюс-минус центр города. А о микрорайонах идет речь на таких встречах? Все время речь идет об историческом центре?

Е.Х.: Чаще всего да. Запрос от людей, которые приходят на эти «Точки кипения», а как же остальные?

А.В.: Молодежи же хочется отдыхать и в микрорайонах тоже.

Е.Х.: Да. Для того чтобы это был отдых в нормальном культурном понимании этого слова, он должен быть и организован в том числе, иначе этот отдых превращается в стихийный отдых молодежи, а стихийный отдых молодежи это уже совсем небезопасно. А молодежь в спальных районах, там, где люди живут, там они и проводят время. Более того, человеку очень важно в том месте, где он живет, ощущать себя частью этой города, чтобы была красивая картинка. У Благовещенска есть уникальное общественное пространство – это наша набережная.

А.В.: Должна быть не только красивая картинка, а должно быть удобно. Набережная красива, особенно на фотографиях открыточных, и выглядит очень державно, но по факту много неудобств именно с точки зрения гуляющих граждан.

Е.Х.: Поэтому здесь важно помнить о том правиле «10+», то есть 10 касаний, 10 взаимодействий с общественным пространством, современному человеку важно взаимодействовать. Для чего была площадь раньше исторически: прийти, выслушайте новости, услышать приказ, указ, собраться и обменяться мнениями.

А.В.: Либо достать сапоги с шеста.

Е.Х.: И в том числе, были развлечения, ярмарки. Сейчас этот спектр расширился. Новости мы можем получать с радио, с телевидения, с интернета. Идет уже другое взаимодействие друг с другом и с пространством в том числе.

А.В.: Здравые идеи, предложения, которые звучат на подобных встречах, находят потом материализацию, какое-то применение уже в жизни. Можно ли вообще по итогам такой встречи на хрущевский манер сказать, что наши цели ясны, задачи определены, за работу товарищи!

Е.Х.: Сложно сказать одним словом, мы сформировали список наших пожеланий, отнесли в управление архитектуры и теперь ждем этой реализации. Не все зависит от реализатора, не все зависит от запроса людей, есть ряд определенных факторов сдерживающих, все мы знаем, что махина достаточно инертна, поэтому я не могу сказать, что прямо сегодня мы составили этот список, составили план.

А.В.: К предложениям прислушиваются?

Е.Х.: Да, но самое главное, что есть такие площадки, где люди могут прийти и выразить свое мнение.

А.В.: Нет такого ощущения, что вы говорите с автоответчиком, и ваш звонок очень важен для нас?

Е.Х.: Нет, такого ощущения нет. Очень приятно, что представители администрации всегда приходят на эти мероприятия, они активны, они включаются, они владеют ситуацией, они понимают, что творится в городе.

АВ.: Они тоже гуляют по тем же самым улицам.

Е.Х.: Кроме того, что они гуляют там, они используют все эти пространства, как граждане, они еще владеют ситуацией как профессионалы, как люди, которые отвечают за эти пространства, и это заметно.

А.В.: Много ведь субъективного и то, что нравится одним, не нравится другим. Вспомните пример с выставочным залом. Был конкурс на то, как его оформить, из Хабаровска работа пришла, ее приняли на каком-то первичном этапе, а общественники начали бунтовать, говорят, что это безвкусно и отвратительно. Всем одновременно угодить невозможно и то, что кажется одним хорошо, другим кажется ужасным. Профессионалам кажется это здорово, а не профессионалам кажется, что это казенно выглядит. Как приходить к золотой середине?

Е.Х.: Методом дискуссий и обсуждений и, так или иначе, формируется эта золотая середина, где каждый имеет право высказать свое мнение. Кроме всего прочего в управление архитектуры, в ЖКХ города Благовещенска даже туда нужно привлекать на работу специалистов уже с современным видением картины. Есть урбанисты, условно, новая профессия. Это люди, которые занимаются этим уже с другой точки зрения, дизайнеры, ландшафтные дизайнеры. И понятно, что градостроительные нормы и правила никто не отменял, и это основа, это базис, но есть и новые современные профессии, которые должны интегрироваться во эту всю структуру.

А.В.: Вы говорили про некий дизайн-код города, что это такое?

Е.Х.: Такое интересное расхожее понятие, которое появилось буквально 10-12 лет назад. У каждого города есть свой некий такой собирательный образ, глядя на который сразу понимаешь, что вот это город Благовещенск.

А.В.: Условно говоря, чтобы не было улицы Строителей, на которую Евгений Лукашин попал с одного города в другой и ничего не понял.

Е.Х.: Да. Это уникальный дизайн-код каждого города, который транслируется через визуальные символы на всю его территорию.

А.В.: С помощью чего этого можно достичь? Нужно сделать акцент именно на историческом облике, как в Иркутске в центре сделали? Там на деревянное зодчество сделали акцент, отреставрировали, и там сердце города сегодня просто неповторимое.

Е.Х.: Это же очень здорово, что люди понимают ценность своего наследия и стали внимательнее к этому относиться, берегут. Да, это их уникальный дизайн-код, так же как наше уникальное общественное пространство, наша визитная карточка – это набережная города Благовещенска, узнаваемая, очень тиражируемая. Всегда, когда говоришь о какой-то реновации или о том, что нужно изменить, исправить, всегда нужно начинать с того, что у нас уже есть хорошего. Я всегда за то, что лучше добавить, чем сломать и переделать заново.

А.В.: Деревянный Благовещенск нам необходим? Нужно сохранить его на паре кварталов и отреставрировать в том виде, когда это было до революции?

Е.Х.: Если мы говорим о деревянном зодчестве Иркутска и о деревянном зодчестве Благовещенска, то это абсолютно разные вещи. Благовещенск намного моложе Иркутска. Те дома, которые здесь были деревянные, это были какие-то быстровозводимые, временные дома, которые быстро строили люди, которые заселили этот город. Какой-то там особо архитектурно-художественной ценности нет.

А.В.: В Иркутск ссылали специалистов хороших в свое время, они этот город просто подняли в культурном и в архитектурном плане.

Е.Х.: Да, люди стоили для себя дома на века.

А.В.: Как написали на одном из новостных порталов: «Один из выводов – наличие современных узнаваемых общественных пространств важно для самоидентификации амурчан». Каким именно должно быть современное узнаваемое общественное пространство? Это тот самый дизайн-код, о котором мы говорили?

Е.Х. Да.

А.В.: Как его сделать современным, узнаваемым?

Е.Х.: Идентификация – такой важный аспект, который нельзя скидывать со счетов при архитектурном проектировании. Что такое самоидентификация? За последние 10-12 лет Москва, столица нашей Родины, очень сильно преобразилась, и там с общественными пространствами все «окей», и там все прекрасно. Когда приезжаешь в Москву, ты действительно чувствуешь, что это столица европейского государства.

А.В.: У города есть хозяин, и город любят.

Е.Х.: А когда приезжает в Благовещенск, то появляется какой-то такой диссонанс, что есть Москва, а есть вся остальная Россия. Я очень люблю приводить этот пример и часто об этом говорю, население Вашингтона знаете сколько?

А.В.: Понятия не имею.

Е.Х.: 600 тысяч, как Хабаровск. Для того, чтобы гражданам Америки ощущать себя, вот опять про ту самоидентификацию, о которой мы говорим: достойным жителям достойной страны, им не надо жить в Вашингтоне. Если мы уже говорим про самоидентификацию, как всегда человек ощущает.

А.В.: Но все же в головах. У нас в стране принципиально людям жить в столице, американцам совсем нет, их в Калифорнию тянет, на другой конец страны.

Е.Х.: Есть какие-то моменты, которые привлекательны для внутренней дислокации. Я сейчас говорю о другом, мы говорили о спальных районах, о самоидентификации, архитектура как никакой другой вид искусства влияет на то, как человек себя ощущает в этом месте конкретно. Это важно для молодежи понимать, что ты находишься в городе, который не уснул в моральном плане.

А.В.: Тут ведь и обратно идет бумерангом, если город сам по себе устроен таким образом, что он сонная тетеря, если можно так сказать, то и житель хочешь, не хочешь, под него подстроится и сам будет этой сонной тетерей.

Е.Х.: Вот про это я и говорю. Это очень важно, и это нужно формировать, создавать, чтобы человек ощущал себя частью города, как частью региона, а регион, как часть страны. Это как раз тот самый дизайн-код.

А.В.: О конкретных местах среди общественного пространства, которые нуждаются в реконструкции и доработке. Были названы сквер у Крестьянского переулка между улицами Мухина и Комсомольской, сквер имени Воинов-интернационалистов, участок за столовой БГПУ. Участок за столовой БГПУ, что там можно сделать?

Е.Х.: Это участок федерального значения, это место БГПУ, там когда-то был фонтан, которого сейчас нет, это место, где концентрируется молодежь, студенты, и вообще жаль, что оно сейчас без внимания.

А.В.: Мне кажется, что территория за БГПУ – это неотъемлемая часть проекта «Золотой мили»? Я не имею в виду по документам, я имею в виду с точки зрения восприятия.

Е.Х.: Да.

А.В.: Не сделав «Золотую милю», нет смысла говорить о благоустройстве конкретно этого пятачка.

Е.Х.: Да, появится некий такой контраст «Золотая миля» и сквер за БГПУ.

А.В.: По «Золотой миле», есть какая-то ясность? Уже столько копий сломано, и общественники, и архитекторы фантазировали, но честно, я пока не понимаю. Я понимаю, что набережную доделают, но что конкретно, какие объекты там будут, я не вижу.

Е.Х.: Мне тоже ничего неизвестно, мы каждый раз задаем этот вопрос, и единственная информация, которой я сейчас располагаю, что заказан уже отдельный проект именно по благоустройству «Золотой мили».

А.В.: На «Точку кипения» выносится этот проект? Ведь могут сделать никого, не спросив, и, естественно найдутся недовольные.

Е.Х.: Могут сделать, никого не спросив, и естественно найдутся недовольные. Это так и делается на самом деле. Был объявлен конкурс на эскизный проект, чтобы мы могли предложить при проектировании «Золотой мили». Конечно, мы не могли пройти мимо этого конкурса, и мы поучаствовали. Нам бы очень хотелось, чтобы всем идеи, наработки, которые предлагали мы и другие участники идеи, все-таки, легли в основу технического задания для проектировщиков «Золотой мили». Мне очень хочется верить, что это так и есть.

А.В.: С точки зрения жителя города, дизайнера, что необходимо для «Золотой мили»? Конкретно без чего жителям города там будет скверно? Какие объекты там необходимы обязательно?

Е.Х.: Люди должны туда приходить и чем-то заниматься, люди не могут просто…

А.В.: Шататься туда-сюда?

Е.Х.: Да. Есть определенные общественные зоны, которые так и называются «транзитные». Сквер за областной администрацией, про который мы в начале беседы говорили – это как раз такой транзитный сквер. Основная его функция – его проходят люди, пересекают и идут дальше. «Золотая миля» – это не транзитная зона, туда люди приходят и они должны там что-то делать. Были предложения в эскизных проектах качели установить, фонтаны и просто посидеть, посмотреть на реку, на город, какие-то подъемы, выступы, разные высоты разные высотные сооружения. Людям там должно быть комфортно.

А.В.: Площадки для выступления артистов.

Е.Х.: Да. Чтобы общественное пространство было хорошим там, важно, чтобы было, где человеку посидеть, что покушать, ну и туалет естественно, и какая-то тень, если солнцепек – зелень, ландшафт должен присутствовать, тем более, что к ландшафтному дизайну теперь уже в современности совсем другие требования.

Просмотров всего: 77

распечатать

Комментарии закрыты