23сентября
Предыдущий материал Следующий материал
5 августа 2019, 16:55 0

Ольга Курганова, руководитель Роспотребнадзора: особенности распространения опасных инфекций в период паводка, меры профилактики и защита от них

Ольга Курганова, руководитель Роспотребнадзора: особенности распространения опасных инфекций в период паводка, меры профилактики и защита от них

Михаил Митрофанов: Гость «Эха Москвы в Благовещенске – Ольга Курганова, руководитель управления федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Амурской области. Ольга Петровна – главный государственный санитарный врач по Амурской области, кандидат медицинских наук. Сейчас у нас чрезвычайная ситуация – паводок, ситуация очень сложная. Вы вступили в должность в 2013 году 16 июля, то есть буквально накануне наводнения 2013 года и логичный вопрос: есть принципиальное отличие по географии, масштабам и прочим параметрам?

Ольга Курганова: Безусловно, наводнение 2013 года имело свои особенности, там была несколько иная ситуация, она носила более значимый характер, нежели в этом году. Но наводнение 13 года наложило существенный отпечаток на всю Амурскую область с позиции организации мероприятий по предупреждению негативных последствий. Опыт 13 года он описан, рассказано, что все службы работали очень эффективно, во взаимодействии. У нас не было ни несчастных случаев, ни гибели, ни осложнений эпидситуации. Безусловно, опыт 13 года он используется и в этом году. Не случайно практически с начала этого года, когда субъект готовился к весеннему паводку, вносили свои предложения о дополнительных мероприятиях, которые нужно выполнить заблаговременно для того, чтобы если это произойдет, была определенная готовность и превентивная работа.

М.М.: То есть это каждый год практически происходит?

О.К.: После 13 года все службы очень много анализировали периодичность наводнения, масштабность и так далее. И мы отмечали, что с момента освоения Дальнего Востока, когда наши казаки первые приходили, неблагоприятные явления отмечаются, и они есть. Реки северные поднимаются за счет осадков, наполняется Зея. Если неблагополучия в Забайкальском крае, то наполняется Амур, и тогда возникают такие катастрофические явления. В среднем по многолетней статистике, которую мы проанализировали и повторяемость масштабных наводнений – раз в 5-7 лет. Мы видим, что ежегодно у нас выпадают ливневые осадки и затапливает сельхозугодья.

М.М.: То есть ничего принципиально нового не происходит. Каждые 5-7 лет говорят о том, что такое масштабное наводнение происходило 30 лет назад, в 80-е годы, перед 13-м я имею в виду.

О.К.: Если говорить о таких масштабных наводнениях, то я бы сказала, что 1984 год – наиболее масштабное. Мы по 84 году поднимали всю статистику, смотрели, как это наводнение повлияло. И должны констатировать, что в течение 84-85 годов был значительный подъем заболеваемости вирусным гепатитом, дизентерией. Мы поднимали эти архивные данные из этого делали соответствующие выводы, собственное назначаемых эти дополнительные мероприятия, которые касаются вакцинаций, подготовки территорий, которые у нас ежегодно попадает в зону риска, там мы с медиками усиливаем иммунную прослойку. Но мы понимаем, что определенный элемент непредсказуемости он всегда сохраняется, поэтому для этого сейчас у нас в области были приняты нашим постановлением и назначены дополнительные мероприятия. В целом в область поступило более 7 тысяч доз вакцины и сейчас идет вакцинация против гепатита А, против дизентерии Зонне, брюшного тифа, одновременно идет очень хорошее мероприятие – фагирование. Фаг назначается, прежде всего, тем людям, которые находятся в ПВР и в зонах подтопления, он создает в организме защиту от болезнетворных микробов.

М.М.: Что это такое? Прием внутрь?

О.К.: Да, это прием внутрь. Фаги – такая специфическая защита, если в организм не дай бог что-то попадает, то в нет уже есть антитела – фаги, которые борется с возможным поступлением инфекционного агента. И одновременно проводится лечение профилактическое, направленное на все вирусные инфекции. Это острая респираторная инфекция, энтеровирусная инфекция. Почему я сейчас об энтеровирусных инфекциях говорю – в настоящее время в Амурской области определенная напряженная ситуация по энтеровирусной инфекции. Чем она обусловлена? Во-первых, ежегодно летом у нас подъемы энтеровирусной инфекции. В этом году, к сожалению, мы обнаружили филогенетическим анализом циркуляцию новых вирусов – энтеровирусов. Это Коксаки-6,14 и ECHO-11. Ранее они не циркулировали на территории нашей области.

М.М.: Откуда они приходят?

О.К.: Люди мигрируют, уезжают, приезжают больные, приезжают в продроме, все появляется во внешней среде. Ответная реакция всегда как совокупного населения, что появление нового вируса вызывает ответную реакцию и появляются вот такие случаи. Особенности и почему мы очень настороженно об этом говорим, о соблюдении всех правил, потому что такой возбудитель, как ECHO-11 он, к сожалению, может вызывать и серозные формы менингита. Особенно говоря про энтеровирусную инфекцию, она считается у нас водозависимой, и водный фактор работает, и контактно-бытовой соблюдений правил личной гигиены, вот эти банальные вещи – моем руки, обрабатываем.

М.М.: Воздушно-капельным путем не передается?

О.К.: Нет, в том числе говорим о контактно-бытовом, и воздушно-капельным путем, то есть при чихании. Сейчас идут так называемые малые формы – это так называемая герпетическая ангина, это как раз воздушно-капельные пути передачи. Особенно важно это для маленьких детей, когда идет тесный контакт и так далее. Хочу сказать, что заболеваемость у нас сейчас на спорадическом уровне. К счастью, на данный момент у нас групповой заболеваемости нет. Это индикатор того, что вот те дополнительные мероприятия, которые мы назначаем и жестко их контролируем, чтобы они выполнялись, если мы все эти мероприятия будем выполнять и население, потому что организационно это делается, но если мы это не будем выполнять, тогда возможно неблагополучия. Пока ситуация групповой заболеваемости не зарегистрирована.

М.М.: Я замечу, конечно же, что и СМИ, и в частности наша радиостанция тоже всячески стараемся способствовать этому путем информирования, чтобы люди были в курсе.

О.К.: Все средства массовой информации действительно берут нашу информацию и активно просвещают население. Я очень признательна СМИ, что они проводят эту работу. Наверное, вас интересует вопрос водоснабжения?

М.М.: Да. Вы уже сказали о том, что вода – основной источник передачи всего этого букета. В этот раз затопило Мазановский район, Селемджинский район. Откуда водой снабжаются эти районы? Это открытые источники, скважины, колодцы?

О.К.: Как правило, есть индивидуальные колодцы, помпы, и здесь огромная зона риска. Потому что вода пришла и принесла с собой понятно что. Несмотря на то, что сейчас начались дезинфекционные мероприятия, наш мониторинг по Селемджинскому и Мазановскому районам говорит о том, что вода там не соответствует требованиям. Это закономерность. В 2013-м период восстановления таких источников децентрализованных занимал до 3-4 месяцев, потому что хлорировали, брали воду и видели, что она не соответствует. Потом повторяли опять зачистку механическую, осушение, дезинфекцию, был длительный процесс.

М.М.: О колодцах идет речь?

О.К.: Да. Это еще касается мелких, не глубоководных скважин. В настоящее время у нас особая зона внимания – это водоснабжение в этих поселках. Сейчас мы рассматриваем варианты подвоза воды гарантированного качества, на севере у нас пока там проблемы с дорогами. Питьевую воду в ПВР завозят в достаточном количестве, она бутилированная. Но мы понимаем, что население сейчас будет возвращаться в свои дома. И здесь вот такая зона риска. Вода из источников децентрализованного водоснабжения – это скважины, это помпы – всё в зоне риска, водой пользоваться для питьевых целей нельзя. Ее можно кипятить, можно отстаивать, но для питья она не подходит. Что касается централизованного водоснабжения – крупные города, водозаборы и так далее – дополнительные меры приняты, назначена дополнительная водоподготовка. Мы увеличили содержание на выходе остаточного хлора, эта мера пока работает и работает эффективно. По Благовещенску за весь период нестандартной пробы ни одной не обнаружено. Но я бы просила к этому относиться очень осторожно.

М.М.: Но хлор все равно присутствует?

О.К.: Присутствует. Мы говорим о водоподготовке водозаборных сооружений, потом у нас идет транспортировка по сетям, сети у нас достаточно изношенные, есть аварийные. Сейчас, когда заливает, до потребителя может дойти вода в какой-то момент негарантированного качества. Поэтому, несмотря на то, что пока показатели нас радуют, мы эту меру о том, что кипятить эту воду нужно, мы все-таки настоятельно просим, чтобы население на этот период пока у нас не ушла с почвы вода, пока не восстановился баланс, все-таки рекомендациями не пренебрегать.

М.М.: Вы сказали про колодцы, открытые, неглубокие скважины. Что значит не глубокие скважины? Какой глубины скважина может быть, чтобы люди обеспокоились?

О.К.: В селах стоят помпы 5-6 метров, до 10 метров. Гарантированные источники, когда скважина глубоководная – 120 метров и дальше, вот там вода она защищена всеми слоями.

М.М.: Она проходит естественную фильтрацию?

О.К.: Да. А вот эти мелководные и даже колодцы, которые 10 метров, селяне говорят, что там хорошая вода. Она хорошая может быть, когда в нормальном режиме функционирует, а сейчас нет. Сейчас все с поверхности ушло в эту грунтовую воду. Из опыта работы в 2013 году – она нестандартная вся. Мы дозирующими патронами с хлором работали: помещали в колодец, и он там постоянно находился. Но даже на фоне этого вода была несоответствующая, поэтому должен пройти естественный режим.

М.М: Сколькое это по времени?

О.К.: До 3-4 месяцев. Но все индивидуально и будет зависеть от гидрогеологии. Единственное, что немножечко успокаивает – на севере все-таки немножко другой гидрогеологический срез. И очень надеемся, что там быстрее будет восстанавливаться этот режим. По 2013 году, когда юг очень страдал, длительное время был затопленным, это зона риска, исторически была плохая вода. Это в силу того, что в воде много гуминовых кислот, вода плохого качества, и мы знаем, что много железа.

М.М.: Вода, которая из реки поступает?

О.К.: И из скважины, поскольку они в пойме реки лежат. У нас Ивановский, Тамбовский, Константиновский, Архаринский районы всегда в зоне особого внимания, с муниципалитетами мы работаем – там вода изначально не гарантированного качества, а сейчас в таких условиях эти риски возрастают.

М.М.: Кладбища, скотомогильники, их расположение, их использование в современных условиях, как-то корректируют?

О.К.: Муниципальные образования владеют информацией, где и какие подтоплены скотомогильники, кладбища. По скотомогильникам в зону подтопления ветеринарная служба превентивно до поводка уже их обработала, но паводок пришел, он принес свои риски. В настоящее время на кладбище в Норске проводится работа, сейчас идет сход воды, дальше нужно провести механическую зачистку, все убрать и начинать дезинфекцию. В Норске уже один раз провели дезинфекцию, понимают, что опять появляется вода, и они идут на повторную дезинфекцию. Эта работа проводится, но коррективы вносит, конечно же, погода. Потому что провели дезинфекцию, пролили дожди, и вода стоит, опять нужно дождаться осушения и так далее. Я хочу сказать, что по дезинфекции огромную помощь, как в 13-м году, так и сейчас, нам оказывает 35-я армия, когда приезжали и работали войска РХБЗ подразделения, и сейчас они работают. Они с субботы приступили к работе, мы ее координируем, определяем логистику. Они сейчас работают в Мазановском районе. Когда заходят АРСы, обрабатывают, это позволит нам ускорить процесс дезинфекции. Военным огромное спасибо, потому что работают слаженно. Мы всю работу корректируем, идет тройственный контроль. Наша служба оказывает методическую помощь, определяем активности, меняем, корректируем применение дезинфектантов, потому что в помпах и скважинах у нас один дезинфектант, для обработки местности одно, для выгребных ям другое, для обработки домашних помещений третье. Хочу сказать, что организована работа таким образом, что дезинфектанты находятся в муниципалитетах и население для обработки своих домов получает средство, соответствующее инструкциям.

М.М.: Обрабатывают они сами?

О.К.: Свои жилые помещения они сами обрабатывают, а места коллективного пользования, о которых мы говорили, обрабатываем мы. Единственное, что здесь бывают разные ситуации. Есть социально незащищенное население, которому, конечно, должны помогать формирования, которые есть в муниципальном образованиях. МЧС работает очень активно. Сейчас уточняется количество пострадавших домов и то количество домов, которые не будут восстановлены, а будут признаны аварийными. Уже началась работа по определению пунктов длительного пребывания людей, потому что пока у нас ПВР развернуты в школах, и это тоже не очень хорошо, нам надо готовить школы к учебному году. Поэтому губернатором принято решение, чтобы до 12 августа ПВР в школах освободить, начать подготовку школ.

М.М.: Успеем?

О.К.: Успеем и посмотрим, в каком состоянии все это. Я думаю, что мы успеем. Министерство образования очень активно работает, поэтому я думаю, что мы эту работу проведем в срок.

М.М.: Куда будут перемещаться люди, которые там?

О.К.: У нас порядка 56 детей забрали уже в лагерь, они в Благовещенске, в Свободном. Мы занимаемся ими, дополнительно смотрим. Сейчас мы взаимодействуем с правительством и прорабатываем эти вопросы.

Просмотров всего: 341

распечатать

Комментарии закрыты