23сентября
Предыдущий материал Следующий материал
2 августа 2019, 14:16 0

Дмитрий Димитров, кинолюбитель, куратор «КинАмурчика»: подготовка к фестивалю детского кино «КинАмурчик- 2019»

Дмитрий Димитров, кинолюбитель, куратор «КинАмурчика»: подготовка к фестивалю детского кино «КинАмурчик- 2019»

Анастасия Болотина: В Благовещенске полным ходом идет подготовка к Международному фестивалю-конкурсу «Детство на Амуре», который состоится в октябре. Это пять разноплановых конкурсов детского и юношеского творчества: конкурс детской и юношеской песни, конкурс изобразительного искусства, конкурс декоративно-прикладного творчества, конкурс поэтического творчества и открытый Дальневосточный фестиваль детских любительских фильмов «КинАмурчик». О последнем мы поговорим с нашим гостем, Дмитрием Димитровым, кинолюбителем, куратором «КинАмурчика» в этом году. Насколько актуально проводить конкурс «КинАмурчик»? Дети действительно снимают настолько много и хорошо, что требуется конкурс?

Дмитрий Димитров: Дети действительно развиваются в этом направлении. И конкурсы – для того, чтобы поощрить активных участников и помочь им двигаться дальше.

Алексей Воскобойников: На что дети снимают – на телефоны или есть какие-то другие средства?

Д.Д.: Снимают и на телефоны, и на фотоаппараты. Но есть номинация, например анимация,– там мультфильмы. И они уже используют свои средства.

А.Б.: Если заговорили про номинации, давайте перечислим, какие?

Д.Д.: Основные номинации в этом году мы немножко переработали и остановились на 6 – это короткометражное кино, детская анимация, буктрейлер – обзор на книги, видеоблог, телесюжет детский и одна экспериментальная номинация, которая попробовали в этом году – это экранизация сказок России и Китая.

А.В.: Расскажите об этом подробнее – какие российские сказки? Китайских я не знаю, их наверняка очень много. Российские знаю, но какие дети хотят экранизировать?

Д.Д.: Пока мы запустили проект с нашей стороны, с китайской пока не совсем подтянулись ребята. Но мы планируем, что в этом году они все-таки посмотрят на результаты наших детей.

А.Б.: Предполагается, что китайские дети будут про китайские сказки снимать?

Д.Д.: Они, наоборот, про русские. Тут наоборот получается, в этом сама изюминка этого конкурса, этой номинации. Наши дети должны снять короткую сказку китайскую, а они должны – русскую.

А.Б.: Как они ее понимают?

Д.Д.: Да. Пока у нас есть несколько работ, но все они получаются в виде анимации, то есть пошли по такому пути, потому что, скорее всего, детям проще именно в таком виде, пока не постановочно и не в виде кино это делать. Взяли несколько коротких сказок мифических – это старые народные китайские – и их сделали.

А.Б.: Я так понимаю, что дети где-то готовятся, есть какое-то место, какое-то объединение. Детям дают задания, высказывают какие-то пожелания?

Д.Д.: Это либо детские группы, детские студии, которые этим занимаются. То есть независимых авторов детских у нас немного, у нас в основном детские студии, которые снимают, либо кино. Есть несколько и в Благовещенске, в Белогорске. Либо это дети, которых мы привлекаем, которые сейчас отдыхают в детских лагерях.

А.Б.: То есть там тоже есть предложения, а давайте их снимем?

Д.Д.: Наша целевая аудитория – те дети, которые могут на досуге тоже поснимать. И откликнулись, конечно, студии не только из Амурской области, но и из остальных районов нашей страны.

А.В.: Экранизация сказок – это постановочные вещи с актерами или анимация там тоже, или только анимация?

Д.Д.: Пока только анимация, пока прошли этим путем. Постановочными вещами, к сожалению, не удалось нам некого заинтересовать, потому что тут проблема, скорее всего, еще ментальная. Когда я в частности пытался зажечь наших местных любителей кино, они не представляют, как это можно визуализировать. С китайскими ребятами, когда приезжала делегация из Хэйхэ, они вообще не понимают, о чем мы говорим, поэтому тут надо что-то сделать и показать для начала.

А.В.: Это можно назвать своеобразным аналогом большого грандиозного проекта Александра Татарского «Гора самоцветов»?

Д.Д.: Я не знаю, насколько будет этот проект грандиозный.

А.В.: По замыслу туда, в эту сторону?

Д.Д.: Может быть.

А.В.: Показать сказки разных народов средствами и силами разных авторов?

Д.Д.: Да. Мы надеемся, что это будет нечто подобное. Главное, чтобы энтузиазм у детей не пропал. Больше пока откликнулась наша студия анимации, которая в городе, они активны, там несколько возрастных категорий, они сделали сказки. Сейчас будет задача, когда приедут преподаватели из института Конфуция, они, скорее всего, нам помогут сделать субтитры. Я их приглашу туда, и мы покажем это китайской аудитории. Мне очень интересно самому посмотреть на их реакцию. Все-таки, когда наши дети делают под руководством преподавателя, который это все подсказывает, когда они делают эти мультики, потом озвучивают своими голосами, хочется посмотреть на реакцию китайских гостей.

А.В.: А можно попросить вас пересказать вкратце какую-нибудь китайскую сказку?

Д.Д.: Те, которые я предлагал ребятам – например «Семейная драгоценность». Это сказка про одного кузнеца, который предлагал поработать своему сыну, тогда он отдаст ему семейную драгоценность, которую хранили из поколения в поколение. Вначале сын за юань не хотел работать, потом ему помогала мама, потом он все-таки пошел работать, поработал и понял, как тяжело дается этот труд. Когда пришел отец, подарил ему свои инструменты кузнеца. Сын понял, что потом до конца жизни он сможет работать и кормить себя.

А.В.: Это абсолютно понятная сказка в нашей стране. Ценности у разных народов абсолютно одинаковые.

Д.Д.: Да. Выбирать нужно те сказки, которые нам понятны.

А.В.: Непонятные сказки тоже есть, которые понятны только китайцам, а нам нет?

Д.Д.: Скорее всего, это мифические сказки, кто-то перевоплощается, превращается.

А.Б.: У них же есть эпос про обезьян, свинью...

Д.Д.: Да, нужен тот, кто бы переводил это все.

А.Б.: Любой фильм, снятый ребенком, может стать участником конкурса? Или есть технические или моральные ограничения?

Д.Д.: Только моральные, технически нет. Если это видеоблог и там идут какие-то модные непотребства, маты и еще что-то такое, то он отметается. К сожалению, было несколько работ, которые попадают под детскую категорию, но все-таки они сняты не любителями, а выпускниками вузов. У нас уже было собрание, где пока их не допустили.

А.Б.: А не бывает такого, как поделки в первом классе, когда ребенку задают, а вся семья делает, а потом ребенок «пятерку» получает? Что вот ребенок сдает фильм…

А.В.: ...его труда там процентов пять?

Д.Д.: Тут гибкий момент, по идее, это все понимают, но там у нас пишется, что снято с участием детей. Естественно, то, о чем вы сказали, тут на суд отдается жюри, оргкомитету.

А.В.: Наметанный глаз не обманешь, вы всегда видите, где ребенок постарался.

Д.Д.: Это естественно. Плюсы, когда снимают дети, что у них больше наивности и непосредственности. И, если взрослые приложили руку, то это будет видно.

А.Б.: Есть ли какие-то требования к тому, что это должно быть законченное произведение, а не просто человек прошелся с камерой по квартире, рассказал, что у него происходит?

Д.Д.: Это однозначно. Кроме видеоблога, если это не просто влог, где он о себе какой-то выпуск выложил, тогда он не зацепит просто, если там нет какой-то изюминки, а остальные все номинации они подразумевают, что это должно быть закончено.

А.В.: Есть же номинация «Видеоблог» до 5 минут, среди детей популярен обзор чего-нибудь: я купил шаурму, давайте рассматривать, что в ней лежит. Наверное, это самое популярное сейчас у детей?

Д.Д.: По поводу блогов, да. Обозревание или анбоксинг они популярны, но мне кажется, там как-то быстро все меняется, я уже даже не могу представить, что популярно. Сейчас популярны какие-то челленджи, где друг над другом они прикалываются, когда они рассказывает, как над родителями прикалываются еще, то это страшно.

А.Б.: А зачем участие в конкурсе нужно самим детям? Поснимать просто видео, побаловаться – это одно, а снять фильм – это усилие, это какие-то затраты, это мысли. Им зачем это?

Д.Д.: Конкурс всегда подразумевает какое-то соревнование и мотивацию к дальнейшим движениям. Если ребята занимаются в студии, то любое соревнование им будет интересно попробовать свои силы и получить какую-то награду. Это мотивация в первую очередь и поощрение.

А.Б.: Бывают такие работы, которые вы смотрите, и понимаете, что это уже взрослое творчество, оно качественное, оно законченное, но уже на одном уровне с взрослыми?

Д.Д.: В прошлом году были сильные работа. Но опять же – от студии на уровне взрослых. Я вижу, что есть коллективный труд, где приложили все усилия педагоги и дети, поэтому это есть детское кино, там оно будет всегда совместное. Просто где-то видно, что несколько месяцев работали, разрабатывали идею и снимали качественно. А есть, – как за пару дней.

А.В.: Работа в направлении игрового короткометражного фильма – это, как правило, юмористическое направление, какие-то скетчи, в духе « Ералаша» и «6 кадров» или какая-то серьезная проблематика?

Д.Д.: Это либо юмористические какие-то вещи, либо какие-то вещи связанные с мистикой. С социальной проблематикой мы не сталкивались.

А.В.: Кстати, студия «Ералаш», представительство, которой здесь открывали, и тоже конкурсы проводят, чтобы дети снимали, вы, наверное, их прямыми конкурентами являетесь? Вас, наверное, не сильно жалуют? Борис Юрьевич, наверное, вас вообще не любит?

Д.Д.: Насчет конкуренции я не знаю, это же студия, а мы конкурс делаем. Если они снимут какие-то вещи и будут участвовать, то я только «за». Здесь мы в разных плоскостях и мы не конкурируем.

А.Б.: Сколько участников ждете в этом году?

Д.Д.: У нас немножко менялись да походу дела, потому что мы второй год делаем фестиваль, он хоть и он находится внутри «Детство на Амуре», но до сих пор прощупывает свой формат и свою позицию. Поэтому у нас, сначала была задача как бы географически расширить. Сейчас задача – чтобы больше как-то привлечь детишек. Поэтому мы стараемся сделать, чтобы участников и работ было не меньше, чем в прошлом году. По географии мы уже немножко расширились, больше, чем в прошлом году захватили. Мы уже пришли на Подмосковье, оттуда ребят ждем. С Казахстаном переписываемся.

А.В.: А им это зачем?

Д.Д.: Для фестивальной истории и для развития детишек, когда они ходят в студию на протяжении нескольких лет. Они хотят соревноваться с кем-то, чтобы оценить уровень своей подготовки.

А.В.: Жюри посмотрит все работы, вынесет ердикт, кто-то победит, кто-то не победит, кого-то вообще никак не отметят. Будут ли разборы полетов с приглашением детей, чтобы у жюри и детей был диалог. Д.Д.: Это хорошее предложение, и обратная связь необходима, потому что я сам участвовал в молодости в разных фестивалях, и обратной связи не хватает. Я буду стараться, чтобы такое мероприятие было. И получить от жюри, либо звездного жюри, которое у нас будет, получить хотя бы какую-то обратную связь по большинству работ. Если у них не будет возможности, то хотя бы быстро это записать и потом выложить в интернете, чтобы ребята удаленные могли посмотреть.

А.В.: Условно говоря, как в шоу «Голос»: никто не повернулся, и они говорят, что ты круто и замечательно пел, но я объясню, почему мы не повернулись.

Д.Д.: Да.

А.Б.: Кто будет в жюри?

Д.Д.: Пока по местному жюри еще утвержденных кандидатов нет. Звездное жюри, которое перед самим фестивалем будет выбирать лучших: Вадим Колганов, Григорий Гладков, Татьяна Ильина – мультипликатор. Она несколько раз была в городе, проводила мастер-классы.

А.В.: Если кто не знает, она просто легенда мультипликации.

Д.Д.: Даже кинолюбителям было полезно посмотреть ее. И еще Валерий Коваль – пока четыре человека.

А.Б.: 3 августа в Благовещенске пройдет мастер-класс – будут учить снимать фильмы на смартфон, это тоже ваше мероприятие?

Д.Д.: Да, оно будет приурочено к «КинАмурчику», чтобы мотивировать местных ребят на активное участие, потому что останется 16 дней до того, как прием работ будет закрыт. На этом мероприятии я буду рассказывать о мобильном кино, его особенностях, как его можно будет снять детям.

А.В.: Снять на телефон – это полдела, а смонтировать все каким образом? Или не обязательно монтировать?

Д.Д.: Монтировать нужно обязательно, прямо на смартфоне.

А.Б.: Есть такие опции?

Д.Д.: Есть программы. Особенности любительского мобильного кино в том, что оно должно производиться полностью на смартфоне, айфоне, то есть мы не должны покидать его.

А.Б.: То есть для монтажа кадры не заливаются куда-то в компьютер?

Д.Д.: Я сейчас увлекаюсь мобильным кино, и после того, как пройдет «КинАмурчик», я попробую среди увлеченных детишек провести курс по мобильному кино. Мне самому интересно мобильное кино, сейчас оно приобретает популярность. У нас уже в силу возраста на кино остается все меньше времени, уже боишься, как бы жена не выгнала из дома, потому что достаток реально упал у многих киношников, поэтому приходится выживать. Я давно уже думал, как бы найти такие свободные и мобильные формы выживания, и тут мобильное кино приходит на помощь. Когда я занимался видеоблогингом с детьми, я заметил такую особенность, что сейчас растет такое поколение, которое перепрыгнуло через компьютер, если он есть у кого-то дома, то родители, либо не подпускают, либо они какие-то базовые вещи делают. Поэтому, если мы как одну из технологических цепочек оставим компьютер, то это будет опять проблема – скинуть с мобильника туда через облако. Они все эти слова знают, но на самом деле по факту это тяжело.

А.Б.: Они живут в смартфоне?

Д.Д.: Да. Для них это наиболее родное, они быстрее ориентируются там, быстрее все делают там. Поэтому, если сразу ввести этот формат, что вы будете работать на смартфоне, но плюс где-то ставить световые источники, плюс дать драматургию немножко. Но технологически, что у вас есть киностудия в кармане – это ваш смартфон либо айфон, – то это с одной стороны зажимает рамки.

А.В.: С другой стороны всех уравнивает в возможностя: все на старте и в одинаковых условиях.

Д.Д.: Плюс дает какую-то свободу для творчества.

А.Б.: Кроме технических ограничений, у мобильного кино, есть какие-то другие ограничения? Все остальное так же, как в обычном кино?

Д.Д.: Да, но там технические существенные ограничения, а потом все, как в обычном кино. Единственное, что можно поиграть, поэкспериментировать, потому что это новое. Даже те, кто сейчас снимал мобильное кино, все пишут, что пока это на стадии экспериментов. Конечно, картинку оно дает совсем другую, своеобразная у него эстетика, но мы тоже можем к ней привыкнуть. Мы привыкаем к блогерам, эта картинка уже подходит к нам ближе, там можно, например, поиграть с монтажом.

А.Б.: Где можно узнать информацию о «КинАмурчике» и о мастер-классе?

Д.Д.: О «КинАмурчике» информацию можно узнать на сайте «КинАмурчик.ру». Туда можно зайти, скачать положение и заявку скинуть. Там же есть ссылка на соцсети, где публикуются информация о мастер-классах.

А.В.: А работы свои предоставлять каким образом нужно – приносить или присылать?

Д.Д.: Можно приносить, можно присылать, все делается удаленно. Заполнить заявку на официальном сайте «КинАмурчик.ру». Заявка приходит на почту, ее заполнить, отсканировать и отослать вместе со ссылкой на свою работу.

А.Б.: Сам конкурс стартует в октябре?

Д.Д.: До 20 августа принимаются работы, потом с сентября начинается работа местного жюри, а уже с октября – работа звездного жюри. 17 октября торжественное мероприятие – это закрытие фестиваля.

А.В.: Я спрашивал у Татьяны Ильиной, успевает ли она посмотреть все работы, поскольку их присылают достаточно, а она человек очень занятой в Москве. Она говорит, что она из последних могикан, которая ночей недосыпает и смотрит все, потому что ей неудобно перед юными конкурсантами. Я знаком со многими судьями, и они смотрят середина на половину.

А.Б.: Будут ли, как-то градироваться по возрасту? Одно дело фильм снял семилетка, другое дело – 17-летний практически взрослый человек?

Д.Д.: Нет, пока по возрасту, нет. У нас есть общие номинации.

А.Б.: Все на одной доске играют?

Д.Д.: Да. Я думаю, что там жюри будет смотреть: если в одной номинации будут яркие работы, то она будет делать поощрительные призы.

А.В.: Есть примеры того, как участники «КинАмурчика» выросли и стали участниками «КинАмура»?

Д.Д.: Пока конкурс только начался. Он проводится всего второй раз. У нас есть те, кто участвует там и там.

А.В.: Юным участникам не возбраняется участвовать там и там?

Д.Д.: Конечно, нет.

А.Б.: Само участие в конкурсе победителей, номинантов как-то продвигает дальше? Что дает?

Д.Д.: Оно дает мотивацию дальнейшую, дает призы тем, кто победил. И это всегда помогает. Эйфорию дает – ты не один, рядом есть такие же «собратья по несчастью». Как вы посоветовали, я хочу сделать обратную связь, и для меня это самое основное на моем пути, чтобы от профессионального жюри получить адекватную оценку и разбор твоей работы.

Просмотров всего: 111

распечатать

Комментарии закрыты