19сентября
Предыдущий материал Следующий материал
1 августа 2019, 13:22 0

Яна Кольцова, социолог и общественный деятель, о пельмене в парке Дружбы: если что-то не стандартное, то не все понимают, как с этим быть

Яна Кольцова, социолог и общественный деятель, о пельмене в парке Дружбы: если что-то не стандартное, то не все понимают, как с этим быть

Екатерина Кузьмина: У нас в гостях Яна Кольцова – социолог и общественный деятель. Она известна проектом, который называется «Прикладная урбанистика» и прочими интересными идеями по реализации комфортной городской среды. Давайте начнем с последней нашумевшей истории – это 10-килограммовый пельмень, который был пущен в один из каналов парка Дружбы в микрорайоне. Пустили его, а на следующий день выловили. Какая-то группа единомышленников создала эту скульптуру, закинула ее в пруд без согласования с администрацией парка. Администрация парка объясняет, что неизвестно, что внутри пельменя, как он сделан и как себя поведет. И сказали, что он там плавать не должен. Это ваши друзья создавали?

Яна Кольцова: Да. Есть сообщество художников. Эта идея про пельмень год назад родилась, когда мы создали группу активистов по реконструкции парка Дружбы. Одной из идей было – создание памятника пельменю, мы его вложили в стратегический план развития. Почему-то уже тогда все обратили внимание на пельмень. Для меня это была одна из множества идей, но все зацепились за этот пельмень.

Алексей Воскобойников: Это же мило, это то, что объединяет нас, это любят все.

Я.К.: Нас объединяет еда, мы все любим покушать. Многие страны считают, что это они придумали пельмени. Китайцы думают, что они, мы думаем, что мы. Это такая объединяющая история, мы не увидели ничего в этом плохого, это смешно, весело. Не всегда нужно делать, что-то серьезное.

Е.К.: Из чего его делали художники?

Я.К.: Там монтажная пена, стекломат, ничего не разлагается, он бы не утонул, цвет бы не поменял.

Е.К.: Чем красили?

Я.К.: Грунтовка и краска.

А.В.: То есть это была не просто шалость, а было действительно сделано основательно?

Я.К.: Это делал скульптор.

Е.К.: Целый год.

Я.К.: Не целый год, но достаточно много времени, потому что там своя технология создания скульптуры, очень серьезный подход был. Почему они не согласовывали? Потому что знали, что им не согласуют. Как потом сказал руководитель парка, там все равно бы не согласовали, если бы они пришли к с этой идеей.

А.В.: Спускали его на воду для того, чтобы привлечь внимание? Вы же понимали, что ему не позволят там оставаться.

Я.К.: Да. Опять же идея автора была в том, что пельмень - это нестандартная скульптура, поэтому ей нужен нестандартный выход к людям. Вот и решили его пустить в канал. У людей сейчас очень зашоренный взгляд, и поставь его просто так, они бы прошли мимо, и никто бы его не заметил. А то, что он плавал, очень сильно привлекло внимание.

А.В.: По мне это мегакруто – сама по себе акция. Я пельменем восторгаюсь, он эстетично выглядит.

Я.К.: Очень натурально.

Е.К.: Почему у администрации парка такая непримиримая позиция, они изначально вам говорили, что его не согласуют? Как объяснили?

Я.К.: С парком очень сложно вести какой-либо диалог, потому что им, как и нашим властям, проще запретить. Тем более если что-то не стандартное, то не все понимают, как с этим быть. И это просто наша психика: если что-то нестандартное, она защищается и сразу это отвергает.

Е.К.: Ну да, было много негативных комментариев. И что некрасивый, и что странно и глупо, и лучше бы поставили домик для уточек.

Я.К.: Это такая идея, если возвращаться центру урбанистики, почему он не сработал у нас? Потому что люди не понимают идеи центра прикладной урбанистики – это сеть, это российское объединение активистов-общественников, которые занимаются городской средой. Суть его – не делать за людей то, что они хотят, а быть коммуникаторами и специалистами и консультировать, как лучше это сделать. Потому что у нас взаимодействие с властью очень плохо проходит у людей, они сами не готовы что-то делать, они готовы высказаться, как эти комментаторы: « Лучше бы то, лучше бы это». Правильно там люди отвечали, причем была полемика серьезная: «Почему вы не сделаете? Сходите и сделайте, если вы живете в соседнем доме». Многие спрашивали, почему они должны это делать, почему вы решили, что ваша идея хороша? Поэтому центр не сработал. Люди потом приходили к нам и просили разрисовать им гараж, сделать песочницу.

А.В.: То есть относились к вам, как к столу заказов?

Я.К.: Да, а мы объясняли, что готовы с ними выйти и сделать, но если они тоже выйдут. Потому что, если они не приложат руку к этому, они никогда не будут это ценить.

Е.К.: Очень интересна дальнейшая судьба пельменя. После того как случился скандал, назовем это так, предложили поставить возле столовой в лагеря им. Гагарина: «Мы поставим возле столовой, дадим ложку, вилку, тарелку предложим».

Я.К.: Художники сказали, если ставить, грубо говоря, в пельменной, в столовой, то это реклама. И как арт-объект не работает.

А.В.: Это будет, как вывеска сапога перед сапожной мастерской.

Я.К.: Да, поэтому им не хочется. Они заложили глубокий смысл в это: взаимодействие культур и так далее. Но возле столовой, в лагере это не то место. Несколько предпринимателей вышли на художников и хотели выставить пельмень в городе – будет прикольно. Предприниматели как движущая сила понимают, что это круто, это привлечение внимания, но художники еще думают. В соцсетях очень много пишут и спрашивают, где пельмень, многие хотят прийти и сфотографироваться.

А.В.: А где он, кстати?

Я.К.: Он сейчас на складе.

А.В.: За решеткой, я видел фотографию. Как узник.

Я.К.: Нет, художники его разобрали, он у них сейчас находится. А за решеткой он был в парке Дружбы, они его туда положили, это было тоже забавно.

Е.К.: Если он где-то появится, вы сообщите об этом в соцсетях?

Я.К.: Да. Еще был один смешной комментарий: «В каком мире мы живем, что даже пельмень посадили».

А.В.: Для чего у него появился инстаграм-аккаунт?

Я.К.: Потому что много писали, где его посмотреть, сфотографироваться и ребята решили, почему нет, заводили же Инстаграм яйцу. Чем хуже наш пельмень? Завели. Он недавно был в Китае, можно следить за его перемещениями. Стихи люди стали посвящать ему. Так прикольно.

Е.К.: Интересно, что ему будут натирать до блеска, собачкам носы натирают, кому-то сапоги, котикам хвосты, а пельменю, что натрут?

Слушатель: У гостьи прозвучала очень страшная фраза о том, что люди не понимают, и мы знаем, как это надо сделать – с таких фраз обычно начинаются все войны в мире. Как она относится к тому, что она обучает всех?

Я.К.: Я, скорее, другое имела в виду. В центре урбанистики собираются специалисты: архитекторы, социологи, антропологи, предприниматели, и они могут оценить идеи с профессиональной точки зрения.

А.В.: Вы не навязываете свою точку зрения?

Е.К.: Или кого-то обучаете там персонально?

А.В.: Или можете консультацию дать?

Я.К.: Да. Наша задача, скорее, в коммуникации власти и населения, потому что за плечами у многих урбанистов есть уже реализованные проекты. Они прошли какой-то путь согласования и понимают, как это сделать быстрее и лучше. Это такая идея, чем навязывание того, что я лучше знаю, чем вы.

Е.К.: Недавно появилась информация о том, что реконструкцию парка Дружбы признали одной из лучших в России за последний год. Информация была на сайте Министроя РФ. Между тем инициативная группа горожан, в которую вы входили, была против многих преобразований, которые администрация там провела. Что сейчас не так с парком Дружбы, на ваш взгляд?

Я.К.: Мы говорили о том, что там есть очень глобальные проблемы, что он недостаточно зеленый, и мы говорили о том, что в первую очередь нужно делать не кованые решетки, а озеленение парка. Посадить уже взрослые растения, чтобы они не умирали через год, не пережив наши суровые зимы, делать систему полива, потому что мы своей группой скинулись и подарили поливочную станцию передвижную парку. До этого они ведрами просто набирали из озера и поливали. Они сами нам говорили: посадили дерево, приходите и сами за ним ухаживайте. Мы говорили о том, что сначала нужно сделать зеленый забор и от Новотроицкого шоссе огородить, потому что шум. Потом сделать безбарьерную среду, потому что сейчас маме с коляской, человеку на инвалидной коляске там практически невозможно передвигаться. Плюс убрать эту горку, которая там стоит, которая не предназначена для этого места. Если зимой по ней скатиться, то ребенок может в здание угодить. Мы говорили, что нужно подумать о каких-то глобальных вещах, прежде чем кованые решетки ставить. Еще был большой вопрос про канал: многие говорили и эксперты в том числе, что он не герметичный, нужно проводить экспертизу, потому что там постоянно купаются дети. Экспертизу не провели, но стали его чинить, на что ушло очень много денег, выделенных из бюджета. Когда мы увидели, что мы попали в рейтинг, подумали, что очень печально все с благоустройством в России по этой программе. ВКонтакте есть объединение урбанистов по городской среде, и все пишут, что одинаковые проблемы в городе, почему-то ковка везде стоит.

Е.К.: Она просто долговечная. Вот смотрите, поставили детскую площадку на набережной, которая не отличалась прочностью материалов. Ковки там не было, и площадки там не стало буквально сразу. Ее сразу начали ремонтировать. Может быть, просто это делают, потому что у нас люди не привыкли относиться бережно к имуществу?

Я.К.: Я даже не знаю в чем тут проблема. Люди как-то так решают, что это такая проторенная уже дорожка и понимают, как это делать и делают. Что-то новое это всегда сложно.

А.В.: От общественников часто можно услышать, что власть не слышит, с властью тяжело найти общий язык, вступить в конструктивный диалог. От власти вам поступают предложения, если вы такие умные и вы знаете, как хорошо и как надо, среди вас очень много специалистов-профессионалов, влиться в какой-то отдел и стать частью этой власти, чтобы работать рука об руку?

Я.К.: Нет, что вы. Когда создалось наше объединение по парку Дружбы, нас пригласили на совещание только после того, как СМИ тоже взорвались и говорят: «Есть общественники, которые готовы бесплатно вас консультировать (а мы сделали этот стратегический план абсолютно бесплатно в очень короткие сроки), а вы не пользуетесь людьми, которые готовы?» Мы говорили, что давайте соберемся, объясним. Как было раньше в парке Дружбы: сделали площадку для выгула собак, но нельзя по СанПину, там дома рядом. А они даже об этом не подумали.

А.В.: Круглые столы какие-то создаются? Или каждый со своего берега, что-то кричит и все?

Я.К.: Пригласили нас на совещание одно, мы посидели, это все поснимали, пофотографировали, и дальше дело не пошло.

А.В.: Вас пригласили на совещание поприсутствовать. А я имею ввиду, когда равнозначный диалог идет, когда каждый услышал и каждый имеет возможность высказаться.

Я.К.: Нет, такого не происходит. Меня не приглашали и из нашей группы, насколько я знаю, тоже никого.

Е.К.: Вы работали в Общественной палате одно время. Это, наверное, тоже была попытка продвигать все эти идеи здравые, на ваш взгляд, и по обустройству, и по комфортной среде?

Я.К.: Я очень долго занималась молодежной политикой, я шла туда не как социолог, а как художник. И меня пригласили представлять творческую молодежь в Общественной палате. Когда я пришла, у меня такой же взгляд был, что у нас много проектов, у нас талантливые люди в городе живут, которые готовы очень многое делать на благо города, ничего не прося взамен. Я шла туда, чтобы стать рупором для этих людей. Но после года работы в Общественной палате, я поняла, что это очень формальная организация. Это, скорее, некое поощрение этих активистов – дать им такое титульное название – Общественная палата, прямые рекорды. А для меня это была потеря времени. Через год я решила не продлевать полномочия, потому что за этот год у нас родился проект по борьбе с нелегальной рекламой. У нас в городе все плохо, и мы тоже говорили: «Давайте мы пропишем, не мы даже придумаем, а в России уже все придумано – давайте просто адаптируем для наших условий». Ответили: «Да, да», и все на этом закончилось. Мы уже набросали, хотели встретиться с ответственными людьми, показать им, обсудить, но дальше этого не пошло. Я посчитала, что мое время дороже стоит, я и так реализую какой-то свой проект без участия.

А.В.: Даже находясь в Общественной палате, невозможно влиять на процессы?

Я.К.: Вообще никак.

А.В.: Можно ли из этого сделать вывод, что Общественная палата – бессмысленный институт?

Я.К.: Городская палата, в которой я состояла, за год не было реализовано ничего.

А.В.: То есть это просто вывеска? По сути, ничего такого не делается?

Я.К.: Да.

Е.К.: Администрация часто проводит опросы, интересуется мнением горожан, когда нужно что-то в городе ремонтировать, обновлять. Люди активно голосуют. И действительно там есть какие-то объекты, некоторые побеждают. Вы когда-нибудь участвуете в каких-то опросах?

Я.К.: Как выиграл парк Дружбы. Это были мартовские выборы, и в одном помещении проходили выборы официальные, а в соседнем – голосование за место по благоустройству. Тогда я тоже очень возмутилась и написала пост в своем Инстаграме. Получила такой большой фидбэк от людей, которые сказали, что даже не знали об этом. Они пришли голосовать, и им никто не объяснил, что за благоустройство нужно пройти и проголосовать. Люди-то у нас на выборы не очень хотят ходить, а тут еще идти куда-то, что-то искать. Естественно, отсеивается огромное количество людей, и я как социолог могу сказать, что это тоже нерепрезентативное мнение, то есть это мнение самых активных и упертых, которые дошли.

А.В.: Есть какой-то механизм, благодаря которому можно получить это мнение? Может быть, благодаря соцсетям?

Я.К.: Проводить соцопросы в соцсетях должен социолог, чистить и приводить в соответствие эти данные с выборкой. То есть мы должны опросить тысячу человек, и чтобы это мнение соотносилось с тем, сколько людей нас проживает. Сейчас в эпоху соцсетей, есть Google – форма, которую ты создаешь, закидываешь ссылку, люди переходят, голосуют, это очень удобно, не требуют вообще никаких затрат, ну кроме как анализа.

Е.К.: Самые удачные и самые неудачные преобразования последних двух лет в городе на ваш взгляд?

А.В.: «Точка кипения» – это удачное преобразование?

Я.К.: Я была несколько раз, и мне очень нравится такая хорошая площадка, неформальная, кстати, для взаимодействия с властями. И сколько раз я ни была там, мне было удивительно, что и чиновники, не все правда, но они приходят, предприниматели крупные очень, и вместе с молодежью участвуют в каких-то проектах.

А.В.: В общем, что-то меняется, что-то с мертвой точки сдвигается?

Я.К.: Да, но очень медленно. Наверное, всем хочется, чтобы это все происходило побыстрее. Но «Точка кипения» – крутой проект в городе.

Е.К.: Если про комфортную городскую среду, то «Точка кипения» – это все-таки больше идеологическая история. А какие-то практические вещи, которые вот вам нравятся сейчас в городе? Вот это хорошо сделали, вот это хорошо сделали – есть что-то такое?

Я.К.: Я не могу вспомнить. Но вспоминаю сейчас, что у нас каждый год высаживают однолетние цветы, и меня это так убивает, если честно. Столько сил и денег каждый год из бюджета уходит. Можно же посадить многолетние и просто ухаживать за ними. У нас наверняка есть что-то хорошее, просто сейчас вспомнить не могу.

Е.К.: Есть ли жизнь после пельменя? Что-то еще будет делать творческая молодежь?

Я.К.: Кстати, их немного покоробило – творческая молодежь. Да они уже и не совсем молодежь. Есть проекты у ребят. И после того как все произошло, я спрашивала, не отбилось ли у них желание? Нет, очень много идей для реализации. Мне очень жаль, что творческих людей не поддерживают. Вот еще про пельмень – какая идея вскрылась? Что творческим людям негде себя реализовать: у нас выставочный зал то закрывают, то открывают, в музее «Подвал 04» закрыли. Получается, только в музее площадка – это тоже довольно такое официальное место, и не каждый человек может прийти выставиться. То есть некуда вылить этот потенциал, который есть у нас. Это печально.

А.В.: Амфитеатр на набережной, о котором столько лет уже говорите, – это похороненная идея или есть надежда, что это будет?

Я.К.: Она будет сейчас реализована, но туда опять же не включили растения. Это будут бетонные ступени в Амур и все. Но это крутая идея. Вспомните, как всем нравилось на деревянных ступенях сидеть, ребята там играли на гитарах, пели, выпускные проходили, это такое крутое место. Много лет назад мы проводили опрос: что вам нравится и не нравится на набережной? Все с теплом вспоминали амфитеатр.

Е.К.: Вторая половина вспоминала пляж на Шевченко.

Я.К.: Пляж, амфитеатр... И всем хочется туалетов побольше на набережной, потому что есть пока один.

Е.К.: Мы выяснили главное – что не опустились крылья, что люди что-то еще будут изобретать.

Просмотров всего: 239

распечатать

Комментарии закрыты