19июля
Предыдущий материал Следующий материал
5 июля 2019, 13:40 0

Главный редактор газеты «Амурская правда» Елена Павлова: мы работаем для всех, мы лавируем, и нам пока это удается

Главный редактор газеты «Амурская правда» Елена Павлова: мы работаем для всех, мы лавируем,  и нам пока это удается

Нино Кохреидзе: У нас в гостях Елена Павлова, главный редактор газеты «Амурская правда».

Екатерина Кузьмина: На прошлой неделе много разных событий произошло на рынке СМИ: и с «Альфа-каналом», и с СТС произошли неприятности – вещание закрылось. Буквально на следующий день появилась информация, что у «Амурской правды» из трех номеров остается два с июля. Почему так происходит?

Елена Павлова: На самом деле решение назревало давно. И как бы ни было грустно, я тоже своим сказала на планерке в понедельник: «Можете закидать меня помидорами, но, если честно, я рада, потому что все-таки в наше время ежедневная газета – это большая роскошь как финансовая, так и кадровая». Раньше мы делали пять выпусков в неделю с кайфом, с драйвом, мы видели, что люди нас читают, мы видели цифры, мы видели рекламу, продажи, подписку. И что скрывать, с каждым годом количество печатных подписчиков падает. И делать ежедневно только ради того, чтобы сохранить это лицо, только ради цифр, звания смысла нет. Тяжело действительно: дорого обходятся печать, бумага, людей у нас гораздо меньше стало. У нас кадровый кризис в «Амурской правде» – всю газету, сайт, соцсети делают буквально 10 человек в круглосуточном режиме. Поэтому мы все видим, что аудитория уходит все-таки в интернет, и мы там уже давно. Для нас это очень грустно: уходит эпоха.Но на самом деле ничего не изменилось, мы работаем в таком же режиме, у нас много планов, но это неизбежно. Я в комментариях в своей газете писала, что с нового года останется один выпуск – это «толстушка», которая зарабатывает, которая популярна, у которой хороший тираж продаж в розницу в супермаркетах, она ближе к читателю, она удобней. Можно сказать и про большие проблемы с почтой: нашу газету не доставляют ежедневно, приносят стопкой сразу три номера через неделю. Люди пишут в Фейсбук, что они любят читать нас на бумаге, но они не могут, потому что им ее не приносят.

Н.К.: Это действительно другое ощущение: одно дело прочитать на сайте, другое дело – держать газету в руках, чувствовать типографский запах.

Е.П.: Есть такие люди, их тысячи, что очень приятно. До сих пор у нас вторая подписка в области и первая на Дальнем Востоке. Мы держим тираж именно «толстушки». Есть эти люди, которые ни за что не променяют бумагу на информационный сайт. Мы приходим к тому, что в Европе газета становится элитарным таким продуктом СМИ, что его читают люди, у которых есть время. Сейчас же ни у кого нет времени, все бегом, бегом. Люди, у которых есть время, у которых есть деньги, которые высокоинтеллектуальные, неравнодушная аудитория. Я думаю, что мы все к этому идем, но газеты будут. Но это будет отдельная ниша – не для всех, но она будет.

Е.К.: Изменится ли от этого сама «толстушка»? Может, в глянец уйдет?

Н.К.: Ее формат?

Е.П.: У нас давно уже такая маленькая мечта, нас к ней время и реалии подводят, и мы сами к ней идем – делать «толстушку» журнального типа. Будут какие-то тематические спецномера, спецтемы, дополнительные вкладки, в том числе и коммерческие. Я думаю, что это будущее – бумажное, плюс сайт – где уже 60 % аудитории.

Н.К.: Цифры. Вы измеряли свою аудиторию в электронном варианте? Я имею в виду сайт и социальные сети. Можно ли это сравнивать с аудиторией газеты?

Е.П.: Конечно, цифры уже несравнимые. Как говорит эксперт, например, один номер газеты можно умножать на 3, потому что в основном читает семья. Либо корпоративная подписка у нас активно тоже развита, большие предприятия выписывают. Если умножить, то, наверное, сейчас чуть больше чем сайт. Если по такой арифметике двигаться, то газета чуть больше, чем сайт. Если брать соцсети, то это несравнимо, потому что в одном Инстаграме у нас больше 60 тысяч подписчиков абсолютно реальных. Мы никого не накручивали, не покупали, люди приходят, мы видим это по просмотрам, по комментариям, то есть это абсолютно реальная аудитории, которая ни разу в жизни не видела газету и не держала ее в руках бумажную. Мне кажется, что это нормально, потому что такое время: кому-то удобно читать и там комментировать, кому-то удобно купить газету или выписать, почитать вечером. Мне нравится, что аудитория абсолютна разная, пересечение минимально, может быть, 5 % между всеми аудиториями. Те люди, которые читают бумажную газету, они меньше в соцсетях и не являются активными читателями сайта.

Е.К.: Есть газета, которую ты открываешь, и сразу видишь фотографии, тексты. Понимаешь – это чтиво, а соцсети – это клиповое мышление, выжимки, фоточки, ссылки, гиперссылки. И это сегодня востребовано.

Е.П.: Действительно, у людей уже нет привычки, идя на работу, купить свежий выпуск, попить кофе и полистать газету. Я обожаю газеты, я рублем поддерживаю федеральных коллег, покупаю журналы, которые интересны. У нас просто нет на это времени, нет привычки читать бумажные газеты. Мы с утра пролистали ленты в соцсетях, посмотрели какие-то сайты и все.

Е.К.: Я думаю, что все, о чем ты говоришь, это больше касается журналистов. Но есть те, кому необязательно охватывать все, у кого-то есть что-то любимое, например, есть газета «Моя мадонна». Те, кто ее покупают, им все равно, что происходит на РБК или где-то еще.

Е.П.: С другой стороны, люди все равно все уходят в соцсети, они заводят аккаунты, у них своя аудитория, свой круг общения.

Н.К.: Интересно тоже смотреть и параллели проводить, потому что в Европе и Америке действительно печатные издания уходят. Мы можем полноценно уйти в Интернет, вот мы, амурчане, амурское издание? У нас все-таки немного другая территория, и другое распространение соцсетей.

Е.П.: Я не соглашусь, потому что тоже слежу за событиями в нашей отрасли. В последнее время большинство газет, которые ушли в интернет, они вернулись на бумагу, сократили количество выходов. Это касается США, Европы.

Е.К.: Это обратимый процесс?

Е.П.: Да, они возвращаются. Они понимают, что рановато это делать. Наверное, лет через десять мы будем все читать с руки – к нам в чипы будут приходить статьи. Это будет – вопрос времени. Я считаю, что в нашей области это делать рано, мы видим, что газеты не бесплатны, мы видим, что их выписывают, их читают, их покупают. Если говорить об области, то у нас интернет-то не везде есть, не говоря уже о севере. У меня мама живет там, у них прекрасно работает интернет, но отвратительно работает почта, и люди читают «Амурскую правду». Поэтому рановато, мы все-таки не Запад и не Европа, где есть большое количество СМИ. Я думаю, что у нас лет десять точно еще есть. Опять же говорю, что делать ставку на бумагу больше смысла нет, в какой мы живем век, и все развивается цифровое.

Е.К.: Объясни, за счет чего живет газета? Сколько стоит ее выпустить? За счет чего зарабатываются деньги, когда газета в интернете?

Е.П.: Это очень сложный процесс. Безусловно, газета живет на господдержку, никто это не скрывает, ее учредителем является областное предприятие, областной бюджет. Но мы не дармоеды, что сидим, получаем деньги и ничего не делаем. Мы зарабатываем сами, у нас большой процент от рекламы, кстати, 80 % – это бумага. Ушла модульная реклама, она уходит в прошлое, эти все объявления, потому что сейчас реально соцсети, Инстаграм. У нас остаются очень крупные компании федерального уровня, которые размещают материалы имиджевые о своей работе на какие-то глобальные темы. Бизнес, банки, конечно, выбирают бумагу, она надежнее, и они понимают, что это реальная аудитория и уровень, качество аудитории. Денег с подписки мы имеем минимум, хотя у нас приличная цифра держится, потому что 70 % мы отдаем почте за доставку от стоимости одного экземпляра подписки. Плюс реклама появилась в соцсетях, ВКонтакте, в Инстаграме. Инстаграм более популярный, потому что там больше всего читателей. По расходам мы ближе к нулю. Если кто-то думает, что «Амурская правда» сидит на золотых унитазах, упивается бюджетной поддержкой, то это абсолютно не так. У нас нет своего здания, своей типографии, мы платим за печать, за бумагу, мы платим налоги, мы живем одним днем, у нас ровно столько, чтобы продержаться коллективу, честно работать по белым налогам, давать зарплату.

Н.К.: Отклик был, когда объявили о том, что сокращается количество выпусков?

Е.П.: Конечно. Много амурчан, много коллег, много читателей, которые уехали, писали СМС, писали комментарии, что очень грустно, что уходит эпоха, еще была новость про «Альфа- канал». Грустно, но мы идем дальше.

Слушатель: Вы сейчас сказали, что у вас нет здания. Кому тогда перешел газетный комплекс, который принадлежал «Амурской правде»?

Е.П.: Эта история с тех прекрасных 90-х годов, когда у нас менялась страна, менялись предприятия, менялись отношения. И в то время огромный холдинг «Амурская правда», включающий в себя редакцию, типографию, здание, его несколько человек поделили на отдельные компании. Типография и здание отделились от «Амурской правды». Типографии сейчас нет, все продано, в этих помещениях сидят арендаторы – начиная от кондитерского цеха, заканчивая банковскими складами. К сожалению, это наша история, предшественники не смогли сохранить здание, печатный цех, и сейчас оно принадлежит бизнесмену из Челябинска либо Красноярска, я не помню. «Амурская правда» занимает несколько кабинетов на двух этажах, мы платим за аренду. Конечно, грустно идти на работу, когда на здании мозаика «Амурской правды», которая выложена народным художником Александром Тихомировым, здание строилось для «Амурской правды», для коллектива.

Е.К.: Коллектив приходится сокращать?

Е.П.: Такое грустное последствие, как сокращение одного выпуска, но не журналистов, потому что сейчас кадровый дефицит – у нас четыре человека в декрете, но это реальная потеря для небольшого издания. Плюс у нас несколько журналистов перешли на более высокооплачиваемую работу в крупные компании федерального значения, и зарплата у журналистов оставляет желать лучшего. Будет сокращение административного аппарата, потому что уже нет такого наплыва документооборота, нет такого наплыва каких-то текущих дел, людей все меньше, выпусков меньше.

Е.К.: Но это не журналисты?

Е.П.: Не журналисты.

Н.К.: Давайте от грустного к перспективам. Все-таки сокращение номера – это очередной такой толчок к развитию, хочется наверняка делать лучше и больше.

Е.П.: Плюс будет конкуренция за газетные страницы, повысится качество журналисткой работы, потому что не будет этой бесконечной гонки. Качество сайта и оставшихся газет будет выше, хотя нам и сейчас не стыдно, мы делаем хорошую, читаемую газету.

Е.К.: Как быть с тем самым печатным словом, которое не вырубишь топором? Была газета, в ней писали что-то. И если это уже ушло в народ, то есть документ, есть бумага. В интернете это все просто делается: висела одна статья, потом ее сняли, здесь же переписали. Не пострадает от этого качество именно журналистики?

Е.П.: Сейчас все поменялось. 10 лет назад практически каждое утро со вторника по субботу выходил номер, каждый звонок отдавался в душе и в сердце: что-то накосячили, что-то случилось, какие-то скандалы, какие-то конфликты. Сейчас, если на сайте вывесили, где-то ошиблись, кого-то просто задели словом не печатным, а уже электронным, буквально хватает 10-15 минут, чтобы поднять всю редакцию на уши, начать выяснения. А в газете написали что-то полуреволюционное, какие-то конфликтные материалы, проходит 2 недели, кто-то очнулся, заметил и началось. Все меняется. Сейчас сайт – это то слово, которое все видят и читают. Газету проверяет всегда прокуратура, правоохранительные органы, но газета всегда была, есть и будет.

Н.К.: Если это связано с твоей работой, то проще мониторить электронную версию. Хочется подробнее по изданию для элиты и массовое издание. Я так понимаю, сайт – это в будущем массовое издание, а печатная версия?

Е.П.: На самом деле сложно «Амурской правде». Раньше она была народной, был обком партии, все проходило жестко, и была цензура, но при этом писали для людей. Например, я открываю газету, да простят меня коллеги старшие, и вижу, что ее писали не для людей. Все было жестко зарегулировано, поэтому она была проправительственной, коммунистической, не было жизни в ней. Да, были какие-то сводки с полей, фотографии тружеников с полей. Сейчас аудитория разная – у газет, на сайтах, разная в соцсетях, и мы пытаемся удовлетворить интересы каждого. Мы пишем серьезные вещи про экономику, законодательство. Но мы понимаем, что выложим это в Инстаграм, и не соберем 200 комментариев, люди не будут это обсуждать.

Н.К.: Слишком тяжело и сложно.

Е.П.: Да, поэтому сейчас мы работаем для всех. Потому что везде абсолютно разные люди, разные вкусы, но мы не опускаемся до каких-то желтых тем, мы пытаемся лавировать между научными теоретическими понятиями, но в жизни современной все по-другому. Ты не удержишь аудиторию в интернете одними экономическими, политическими гвоздями. Мы лавируем, и нам пока это удается. Вот такая жизнь у нас сложная, но интересная.

Е.К.: Пусть долго живет газета «Амурская правда». Успехов вам, развития на других площадках, будьте везде.

Просмотров всего: 347

распечатать

Комментарии закрыты