10декабря
Предыдущий материал Следующий материал
30 июля 2019, 12:40 0

Историк и журналист Марина Бутусова–Штутс: международный просветительский цикл «Они создавали Российскую империю. Род Игнатьевых»

Историк и журналист Марина Бутусова–Штутс: международный просветительский цикл «Они создавали Российскую империю. Род Игнатьевых»

Михаил Митрофанов: У нас в гостях историк и журналист Марина Бутусова – Штутс. Она прибыла из Германии из Франкфурта-на-Майне. Марина – автор проекта мультимедийного цикла «Они создавали Российскую империю». Что это за проект? О чем он?

Марина Бутусова – Штутс: По задумке, цикл «Они создавали Российскую империю» – это цикл документальных фильмов о людях, которые действительно строили Россию по кирпичику. Это те люди, которые потом, кровью ее поливали. Первый фильм мультимедийного цикла называется «Род Игнатьевых» и посвящен этому славному роду. Именно поэтому мы здесь.

М.М.: В связи с чем он появился?

М. Б. - Ш.: Дело в том, что настоятелем русской церкви Франкфурта-на-Майне, русской церкви Святителя Николая, является отец Димитрий граф Игнатьев – правнук Николая Павловича Игнатьева, который подготовил и подписал тот самый Пекинский договор, в результате чего Россия приросла территориями Дальнего Востока и в память о котором было названо село Игнатьево Амурской области. Несколько лет назад я занялась историей русской церкви Святителя Николая, и погрузилась в историю семьи Игнатьевых. Это было логично, поскольку и сам храм во Франкфурте был построен тоже Игнатьевым, внуком Николая Павловича Игнатьева, отцом Леонидом, то есть это уже такая династия, можно сказать. У нас некоторые называют этот храм Игнатьевским храмом, это может быть с негативным оттенком, но, на мой взгляд, это преемственность, хорошая традиция. Именно поэтому история семьи Игнатьевых, которая начинается значительно раньше, даже не в 20 и не в 19 веке, а начиная с 13 века. Черниговский боярин Федор Бяконт, который стал основателем этого рода, а его старший сын Елевферий – это будущий святитель Алексий митрополит Московский, воспитатель Святого князя Дмитрия Донского, друг Преподобного Сергия Радонежского – человек не только почитаемый церковью, но и человек государственного масштаба, потому что именно он управлял страной, был регентом при малолетнем князе Димитрии Донском, именно он подготовил фактически победу на Куликовом поле, изменил принцип престолонаследования, положив, таким образом, конец раздробленным феодальным распрям между русскими князьями и объединил раздробленные княжества вокруг неокрепшего тогда ещё Московского княжества. Он действительно человек государственного масштаба, и он тоже принадлежит к роду Игнатьевых. Наш фильм не может охватить всех представителей рода Игнатьевых, они служили много веков России, преданно и на разных постах. Это три важнейшие фигуры, в 14-м веке –святитель Алексий митрополит Московский, 19 век – граф Николай Павлович Игнатьев и, разумеется, век 20-21 – это отец Димитрий граф Игнатьев, настоятель нынешнего храма Святителя Николая во Франкфурте.

М.М.: Другими словами фильм будет посвящен трем поколениям?

М. Б.Ш.: Да.

М.М.: Вы историк и журналист. Как вы оказались во Франкфурте-на-Майне? Вы родились в Германии или попали туда в сознательном возрасте?

М. Б. - Ш.: Я родилась на Дальнем Востоке, в Амурской области, в поселке Прогресс. Я вижу в этом некое проведение и не просто так пришла в этот проект, и не просто так он родился, видимо. Благодаря роду Игнатьевых спустя 40 лет я вернулась на родину, на родную землю. И собираюсь отправиться в Прогресс. Затем родители переехали с Дальнего Востока в Тверскую область, там я оканчивала школу, потом много еще чего было в жизни. Я училась Москве, потом вышла замуж и уже достаточно много лет живу в Германии. Во Франкфурте – последние 5 лет. Поэтому очень тесно стала общаться с отцом Димитрием графом Игнатьевым и тесно стала заниматься историей этой церкви.

М.М.: Волей-неволей, начнешь задумываться о существовании неких сил, которые ведут нас. С чем была связана ваша журналистская работа до того, как вы занялись исторической темой?

М. Б. – Ш.: Начинался этот экскурс в историю с уникального знакомства, которое переросло в дружбу с бароном Эдуардом Александровичем Фальц – Фейном. Это легендарная личность, который, к сожалению, погиб в прошлом году при пожаре на своей вилле в Лихтенштейне. Барон Фальц-Фейн – это легенда при жизни, последний человек на Земле, которого держал на руках император Николай II еще в марте 14-го года, когда он посещал заповедник Аскания-Нова. Человек, которого пятилетним ребенком вывезли в эмиграцию, не только смог создать состояние, он был спортивным журналистом, освещал Олимпиады, начиная с 36 года, он создал олимпийский комитет Лихтенштейна, он создал туристический бизнес Лихтенштейна с нуля. И, заработав миллионы, стал помогать своей Родине – возвращать утраченные, вывезенные ценности. Во всех крупных музеях России и Украины есть дары барона Фальц-Фейна, янтарная комната – это барон Фальц-Фейн, Олимпиада – 82 – это барон Фальц-Фейн. Возвращение на Родину архива колчаковского офицера Николая Соколова, который расследовал дело об убийстве царской семьи – это барон Фальц-Фейн. О нем можно рассказывать бесконечно. Последние 10 лет его жизни мы тесно общались, и это соприкосновение с историей, потому что ты не ощущаешь времени, когда ты общаешься с такими людьми. Вот отец Димитрий он тоже из этой плеяды, у них разница в возрасте где-то 20 лет, но именно от барона Фальц-Фейна впервые я услышала о графе Николае Павловиче Игнатьеве. Потому что еще 10 лет назад барон сказал, когда мы познакомились, когда он узнал, что я из Франкфурта: «Скажи своему Игнатьеву пусть отдаст печать болгарам, которая находится у его прадеда, когда он подписывал Сан-Стефанский договор 1878 года». Это окончание русско-турецкой войны, Болгария получила освобождение и свободу.

М.М.: Что значит, отдаст печать? Он ее увез?

М. Б. – Ш.: Барон был не совсем прав. Потом зашел разговор с отцом Димитрием – это личная печать графа Николая Павловича Игнатьева, то есть договор визировался двумя печатями – государственной и личной. Вот как раз личная хранилось семье. И действительно болгары многие годы, десятилетия охотились за этой печатью, они просили и требовали. Но, как отец Димитрий впоследствии сказал: «Я никогда в жизни не отдам». На протяжении этих десятилетий отец Димитрий все время возвращался к этой теме. И когда он в январе этого года сказал мне, что едет в Болгарию в марте, что его пригласили, то стало понятно, что он все-таки созрел отдать печать, ему исполнилось 85 лет. Мне кажется, что гибель барона Фальц-Фейна ужасная, трагическая – в возрасте 106 лет задохнуться угарным газом в полном одиночестве. Я думаю, что это тоже имело какой-то смысл, и тогда стало понятно, что нужно быстро делать, некогда было раздумывать, некогда было искать спонсоров, и стало понятно, что это нужно снимать и отец Димитрий – уходящая натура. Я обратилась со своей идеей к Владимиру Костюку режиссеру фильма дилогии «Любите Родину, как он» и «100 лет в эмиграции» о бароне Фальц-Фейне. Поскольку нас опять свел барон, в свою очередь Владимир обратился ко мне с просьбой о помощи организовать показ фильма в Германии, я с удовольствием это сделала. Кстати, барон был еще жив. Мы занялись именно темой рода Игнатьевых, съемки начались уже в феврале в Зачатьевском монастыре, поскольку это монастырь, который основал Святитель Алексий митрополит Московский для своих сестер – Иулиании и Евпраксии. Это тоже святые, то есть этот род дал трех святых канонизированных. Затем полетели в Софию, и мы были единственной съемочной группой, русско-немецкой группой, которая получила эксклюзивное право присутствовать на церемонии передачи печати отцом Димитрием графом Игнатьевым в военно-историческом музее в Софии. Очень трогательно было видеть 3 марта развевающийся российский и болгарские флаги, жителей Софии, которые идут с портретами графа Николай Павловича Игнатьева – это было очень трогательно. К сожалению, история переписывается сейчас везде на Западе. И нивелируется роль графа Игнатьева, которого еще при жизни называли отцом всех славян. Это странно, больно и обидно но каждый школьник в Болгарии знает, кто такой граф Игнатьев: в Болгарии есть село Игнатьево, улицы, школы.

М.М.: Что значит, переписывается история? Вы же говорите, что в Болгарии каждый знает – там тоже переписывается?

М. Б. - Ш.: Да, к сожалению, я столкнулась с тем, что, например, в торжественных речах, которые звучали 3 марта с официальных трибун, ни разу не была упомянуто слово Россия. То есть национально-освободительное движение – это понятно, конечно. Но без поддержки России, без крови русских солдат, которой полита болгарская земля, ничего не было бы, не получила бы Болгария никакой независимости. Это и есть те самые реалии.

М.М.: Как же передача печати происходила? В чем был смысл церемонии, если не звучало ничего?

М. Б. – Ш.: Передача печати состоялась 2 марта, я сейчас говорю как раз об официальных торжествах 3 марта, которые происходили с официальной трибуны. Передача печати происходила в музее, и присутствовали болгарские журналисты, но подача материала по болгарскому телевидению – были смещены акценты, как впоследствии выяснилось, поэтому грустно. Даже отца Димитрия в этот день болгарская принимающая сторона просто увезла его за 400 километров в старинный монастырь, то есть его не было в Софии 3 марта. Он не видел портретов своего прадеда, мы это снимали, но отец Димитрий этого не видел, вот так была составлена программа.

М.М.: История, которая происходит сейчас в России. Кто этот проект финансирует, сопровождает? Это чисто частная какая-то история?

М. Б. – Ш.: Это действительно родилось как частная инициатива. Это действительно на личные средства все снимается. У нас большая работа уже проделана: съемки в Москве, в Софии, в Санкт-Петербурге, в Петергофе, в частности в связи с отцом Димитрием, поскольку он в 90-е годы проводил активную благотворительную деятельность, продолжая дела милосердия, благотворительности, что присуще роду Игнатьевых. В 90-е годы отец Димитрий с графиней Моникой, своей супругой, организовали благотворительные русские балы в городе Бад-Хомбург под Франкфуртом, они привлекали состоятельных немцев, для того, чтобы собирать средства на закупку медицинского оборудования, прежде всего это были гемодиализные аппараты, аппараты искусственной почки. В результате было создано целое отделение гемодиализа при 37-й больнице города Петергофа, но там много чего было, много разного дорогостоящего медицинского оборудования. Гемодиализный аппарат – это самое важное мы, конечно же, не могли это не снимать. Отец Димитрий – почетный гражданин Петергофа, поэтому это мы снимали различается тоже. Когда ты разговариваешь с людьми и снимаешь людей, которые выжили благодаря этим аппаратам, один человек рассказывал, что он заболел в 27 лет. И если бы не Дмитрий Леонидович, то его уже не было бы давно. А он успел вырастить сына. Он до сих пор на этих аппаратах, но он жив. Петербург, разумеется, тоже, потому что отец графа Николая Павловича Игнатьева, Павел Николаевич, уже Игнатьев, он был генерал-губернатором Санкт-Петербурга. Об этом тоже мы не можем не сказать, хотя бы коротко. Съемки, разумеется, проходили и в Бад-Хомбурге, во Франкфурте, и сестру отца Димитрия, урожденную графиню Екатерину Леонидовну Игнатьеву мы тоже снимали. И теперь вот у нас как раз Дальний Восток, потому что это совершенно логично. Да, это снимается на личные средства, но сейчас уже личных средств недостаточно. Мы ищем, мы обращаемся к серьезным инвесторам, поэтому я очень благодарна властям Амурской области, прежде всего губернатору Амурской области Василию Александровичу Орлову, который откликнулся всей душой на наш призыв. Конечно, это стало возможным благодаря помощи и поддержке пресс-секретаря губернатора Эльвире Геннадьевне Оверченко, которая очень нам помогла и не только в информационной поддержкой, но и обеспечением нашей поездки, жилье, автомобиль. Как ни банально это звучит, но это все стоит денег. Нашлись жертвователи, которые оплатили наш перелет – это тоже недешево. Что касается серьезных вливаний на завершающий этап создания фильма, пока что мы в поиске. Мы очень надеемся – и губернатор Амурской области обещал нам всяческую поддержку – и надеемся, что, может быть, он тоже как-то поучаствует в завершающем этапе на съемках фильма. Конечно, мы пытаемся выходить на других спонсоров: например, Сбербанк обещал нам некую поддержку, поскольку отец Димитрий лично знаком с руководством Сбербанка. Был разговор с господином Грефом. Но пока это все медленно, а нужно торопиться. Во-первых, отцу Димитрию 86-й год, а хотелось бы, чтобы он увидел этот фильм, для него это очень важно, хотя он не говорит это напрямую. Но я вижу, что для него это важно.

М.М.: Вы сейчас в Благовещенске. Но Игнатьев – это не только Благовещенск, где еще вы планируете побывать? Что с Китаем?

М. Б. – Ш.: Мы планируем снимать и дальше, потому что мы как раз начали с Благовещенка, это логично, Амурская область первая у нас стоит в этом списке, поскольку это единственный субъект Российской Федерации, связанный с графом Николаем Павловичем Игнатьевым, именно здесь находится село Игнатьево. Затем предстоят съемки в Хабаровске, затем мы перебираемся во Владивосток. В Амурской области, в Благовещенске и во Владивостоке есть инициативные группы, которые занимаются темой графа Игнатьева. Мы работаем, уже объединили усилия, и в данном случае получается, что проект начинает жить своей жизнью, не зависящей от нас во многом, и диктует уже свою внутреннюю логику развития.

М.М.: Но я больше скажу: у нас встречное движение «Шуми, Амур!», который озаботился созданием памятника Игнатьеву. Оно возникли до того, как стало известно о вашей деятельности.

М. Б. – Ш.: Конечно. Мы начали активную работу одновременно с Евгением Ереминым в начале 19-го года. Я думаю, что тут не должно быть никакого соперничества, напротив все должны объединить усилия, и Игнатьев заслуживает того, чтобы памятники появились во всех этих городах.

М.М.: Как планируете поступить с Китаем, ведь Пекинский договор подписывался там?

М. Б. – Ш.: Да, но пока у нас не планируются съемки в Китае, потому что это недешево, во-вторых, это все-таки не простая тема. Мы находимся в связке с Министерством иностранных дел, с архивом Аври я постоянно в переписке, когда я подавала заявки на съемки документов, как раз оригиналов, Сан-Стефанского договора 1878 года и Пекинского договора 1860, которые были подписаны графом Игнатьевым. Со Сан-Стефанским никаких проблем, с Пекинским пока непонятно, все не так просто. Мы понимаем, что ситуация всегда непростая политическая, Россия никогда, наверное, не будет той страной, которая оставит в покое, которая оставит без претензий, поэтому пока с Китаем я ничего конкретно не могу сказать. Может быть, что-то и удастся. Хотелось бы снять здание Духовной миссии, конечно, запретный город Пекин, который спас Николай Павлович Игнатьев. Это его заслуга перед человеческой цивилизацией, потому что иначе он был бы разграблен и сожжен.

М.М.: Ваш проект называется мультимедийный цикл «Они создавали Российскую империю», и начинается он с рода Игнатьевых. А есть что-то впереди, кто следующий?

М. Б. – Ш.: Конечно, планы есть. Уже есть даже некоторые наработки, некоторые материалы. Это, безусловно, многие династии, которые забыты в России. Мы все помним о Морозовых, о Мамонтовых. Или, например, Мальцовы, которые в прямом родстве с Игнатьевым, это стекольный завод Гусь-Хрустальный, это меценаты высокого уровня. Пушкинский музей в Москве субсидировался во многом представителем как раз вот этой семьи. Даже если очерчивать такой небольшой круг вокруг Игнатьевых, то это Мальцовы, это Урусовы, это Васильчиковы, это Кутузовы, потому что отец Димитрий, в частности, потом фельдмаршала Кутузова. Это, конечно же, связь, как бы там ни было, все-таки я живу в Германии, и это само собой тоже происходит, как барон Фальц-Фейн говорил: «Я никогда не ищу этих тем, они падают мне на голову сами». Я так подозреваю, что это заразно вообще, теперь это падает и мне на голову. Дай бог охватить все, что падает на голову.

М.М.: Спасибо вам огромное, что уделили время, я знаю у вас плотный график, но это здорово, что мы поговорили. Люди узнали о том, чем вы занимаетесь, о том, чем же ещё знаменит Игнатьев, что это не один человек, а целый род.

М. Б. - Ш.: Спасибо, что пригласили, я с огромной радостью пообщалась, тем более на родной амурской земле. Надеюсь, что мы встретимся в следующем году, когда будет готов наш фильм, когда будет установка памятника. Верю и надеюсь, что отец Димитрий сможет посетить эти места. Нам удалось по скайпу связаться с отцом Димитрием, и он благословил проект, он хочет приехать и ждет этого.

М.М.: Тем более что в следующем году юбилей подписания договора.

М. Б. – Ш.: И 160 лет селу Игнатьево.

Просмотров всего: 135

распечатать

Комментарии закрыты