20июля
Предыдущий материал Следующий материал
5 июня 2019, 14:40 0

Редактор дальневосточного представительства «Российской газеты» Татьяна Дмитракова (Хабаровск): у нас нужно быть мультимедийным журналистом

Редактор дальневосточного представительства «Российской газеты» Татьяна Дмитракова (Хабаровск): у нас нужно быть мультимедийным журналистом

Михаил Митрофанов: У нас в гостях коллега из Хабаровска, редактор дальневосточного представительства «Российской газеты» Татьяна Дмитракова. Вы в Амурской области бываете?

Татьяна Дмитракова: Регулярно бываю.

М.М.: У вас есть ощущение перемен, когда вы бываете здесь? Если да, то в какую сторону эти перемены, можете поделиться своими наблюдениями?

Т.Д.: Я бываю только в Благовещенске и могу сказать, что он хорошеет, в сравнении с 90-ми и, страшно сказать, с 80-ми годами. Даже с десятилетней давностью сравнить город, то он стал интереснее.

М.М.: В чем?

Т.Д.: Появилась новая, очень приятная жилая застройка, преобразовалась набережная. Но она, может быть, не такая эффектная и шикарная, как во Владивостоке или Хабаровске, но по ней тоже очень приятно пройти. Это чисто внешние такие черты. Город чистый, и, что очень порадовало, он дружелюбен к инвалидам. Мы с моей сотрудницей, экономическим обозревателем Инессой Доценко в позапрошлом году, будучи на одном из экономических мероприятий, очень много ходили по вашему городу. И мы обратили внимание, что для мамочек с колясками, для людей на инвалидных колясках всюду есть удобные съезды, удобные пандусы. Мне приходится бывать во многих городах Дальнего Востока, и более удобного для города для этой категории людей я не увидела пока.

М.М.: А Хабаровск?

Т.Д.: Гораздо сложнее, особенно в центре.

М.М.: Вы имеете в виду пешеходные дорожки?

Т.Д.: Да, это очень бросилось в глаза.

М.М.: Это вы в основном про центр говорите?

Т.Д.: Возможно. Что касается экономической составляющей, просто по роду занятий больше интересно это. Очень грустно, что уходят производства. Так, например, мы были на судостроительном заводе: без слез на цеха, на ситуацию на предприятии не взглянешь. Мы привыкли говорить, что Амурская область – это житница Дальнего Востока, но хочется диверсификации, экономического развития производства, не концентрироваться только на сельском хозяйстве, тем более на экспортно ориентированном сельском хозяйстве. Все-таки рабочие места – это не только перевозки товаров через границу, не только сельское хозяйство. Благо, что сейчас появился космодром, строится газохимический центр, и область, конечно, должна менять свое лицо. Очень хочется, чтобы эти рабочие места заняли именно жители Амурской области, а не только приезжие.

М.М.: Поживем-увидим. Хотя, конечно, оптимизма здесь, наверное, большого испытывать пока повода нет. Вы приехали на наш Экспофорум?

Т.Д.: Совершенно верно.

М.М.: Скажите, в Хабаровске проводится что-то подобное?

Т.Д.: В Хабаровске работает Хабаровская международная ярмарка, которая организует выставочные мероприятия, которые, как правило, сопровождаются также круглыми столами, презентациями, лекционными работами. Нам «АмурЭкспоФорум» интересен в том смысле, что он очень четко заточен на сотрудничество двух сопредельных государств. У нас с Китаем граничит достаточно много дальневосточных регионов – это и Приморский, Хабаровский края, Еврейская автономная область, Забайкальский. В этом ряду Амурская область стоит особняком. Настолько многолетних, многоплановых связей, настолько глубоких связей, пожалуй, нет ни у одного дальневосточного региона.

М.М.: Это во многом, скорее всего, благодаря тому, что Благовещенск находится, по сути, на границе.

Т.Д.: Как и Хабаровск.

М.М.: Он все-таки не на границе.

Т.Д.: Хабаровск реально находится на границе. Я напомню: Большой Уссурийский остров, который сейчас разделен между Россией и Китаем, он является частью Индустриального района города Хабаровска. Мы административно, формально и реально стоим на границе. Тем не менее таких мощных и глубоких связей, конечно, нет.

М.М.: Это странно, поскольку все-таки Хабаровск до недавнего времени был столицей федерального округа. Почему не произошло такого развития, почему Хабаровск, не сдвинулся в этом направлении? Или сдвинулся, но недостаточно?

Т.Д.: Дело в том, что для Хабаровского и Приморского краев, Сахалинской области Китай не является единственным партнером, они все-таки больше работают на другие страны.

М.М.: Япония, Корея.

Т.Д.: Да, и Соединенные Штаты, как ни странно, в рамках нынешней санкционной политики. Насколько мне известно, все-таки у Амурской области превалирующее положение занимает именно Китайская Народная Республика. Поэтому нам как журналистам интересен этот опыт, взаимодействие с сопредельным государством.

М.М.: О вашей редакции. Дальневосточное представительство «Российской газеты». Понятно, что был Советский Союз, были одни формы хозяйствования, потом стали другие, и постоянно они меняются. В нынешнем качестве такое представительство сколько времени существует?

Т.Д.: Сама «Российская газета» приближается к 30-летию. Была основана в 1991 году. Можно сказать, газета нового времени. Официальный наш статус – это газета правительства Российской Федерации. Примерно 15 лет назад стали появляться представительства практически во всех округах Дальнего Востока России, по нашей стране работает 15 представительств «Российской газеты».

М.М.: Округов у нас 9. Плюс что?

Т.Д.: Не во всех округах, где-то и по национальным республикам делится, и, конечно, Дальний Восток. Если посмотреть на карту, а тем более посмотреть на карту после ноября прошлого года, когда в ДФО вошли еще два субъекта – Забайкальский край и Республика Бурятия, то 46 % территории России по нашим ведомствам. В зону нашей ответственности входит 11 регионов Дальнего Востока, но работают у нас 6 корреспондентов. Их обязанность – покрыть информационное пространство всей этой огромной территории. В ежедневном режиме предоставлять новости, информацию социальную, экономическую, культурную, спортивную, любую.

М.М.: Это вообще реально на 46 % территории – одно представительство? В Якутии нет отдельного представительства?

Т.Д.: В Якутии у нас один корреспондент работает.

М.М.: В вашем представительстве большой штат? Сколько сотрудников?

Т.Д.: Это 6 корреспондентов не в Хабаровске, это 6 корреспондентов на весь Дальний Восток.

М.М.: Хватает?

Т.Д.: Мы говорим не хватает, но в течение многих лет умудряемся.

М.М.: В плане информационной повестки. Вы уже упомянули, что в основном у вас это экономика, то есть дальневосточное представительство «Российской газеты» в большей степени именно на эти темы обращает внимание. А как же остальные? Как культурная жизнь, спортивная?

Т.Д.: У нас в нашей организации поставлена задача – быть мультимедийным журналистом. Есть требование, что корреспондент «Российской газеты» должен уметь все: писать, снимать фото и видео, работать на сайт, работать на самые разные форматы. Я иногда нашу газету сравниваю с таким зонтиком, под которым есть все. У нас выходит общероссийский тираж газеты многомиллионный, мы называем его «большая газета», в которой раз в неделю бывает экономическая вкладка – «Экономика Дальнего Востока». И каждый федеральный округ делает такую же экономическую вкладку у себя.

М.М.: Вкладку вы делаете именно в вариант газеты для Дальнего Востока?

Т.Д.: В общей федеральной газете есть вкладка для Дальнего Востока, посвященная экономике нашего макрорегиона.

М.М.: В Сибири своя вкладка?

Т.Д.: Совершенно верно.

М.М.: То есть мы – читатели, которые получают «Российскую газету» в Благовещенске?

Т.Д.: Они читают газету, в которой есть новости по всей стране, за рубежом и по четвергам – вкладку «Экономика Дальнего Востока».

М.М.: Про Сибирь они прочитать уже не могут?

Т.Д.: Про экономику нет, а другие новости возможно. У нас есть так называемая толстушка – газета, которая нацелена на более широкий круг читателей. Если «большая газета» это в первую очередь политика, экономика, социальная сфера и позиция исполнительной власти, позиция правительства по различным направлениям и официальная публикация документов, то «толстушка» рассчитана на более широкий круг людей – от пионера до пенсионера.

М.М.: Скандалы, сплетни?

Т.Д.: Нет. До уровня «Комсомольской правды» мы не опускаемся или не поднимаемся в ее нынешней желтизне. В «толстушке» тоже есть экономическая, политическая информация, но в более коротком, несколько облегченном варианте: полезные советы, медицина, истории из жизни, религия, культура.

М.М.: Это все делает Москва?

Т.Д.: Здесь точно такая же картина. Основная газета – это новости, которые делает московская редакция с помощью региональных корреспондентов, то есть здесь можно почитать истории из любого региона России, есть также вкладка дальневосточная, также она раз в неделю появляется.

М.М.: То есть ваша редакция производит сколько спецвыпусков или вкладок два раза в неделю?

Т.Д.: Два раза в неделю. В среду – «толстушечный» для всех и по четвергам – экономический. Кроме этого, у нас есть журнал «Родина» – это исторический журнал, который также выпускает «Российская газета», наши корреспонденты и на него работают. У нас есть журнал «Дыхание Китая», который мы делаем совместно с международным радио Китая. И на него тоже работают все наши корреспонденты. У нас есть сайт, на котором в ежедневном режиме без выходных работают все наши корреспонденты, где есть также отдельная страничка Дальнего Востока.

М.М.: Вы говорите о том, что специфика Амурской области – это сотрудничество с КНР. Что можете сказать о работе корреспондентов дальневосточной «Российской газеты» с международной повесткой? Есть какие-то командировки, связи, поездки?

Т.Д.: Есть и очень активные. Если взять только наше дальневосточное представительство, то здесь мы активнее всего работаем с Китаем, есть два договора со средствами массовой информации Китая. Это газета «Томиндзн жибао», она находится в Яньбянь – Корейском национальном округе провинции Цзилинь. И второй наш партнер – это агентство «Партнер.ру», которое находится в Харбине.

М.М.: У них есть сайт известный.

Т.Д.: Да. Соответственно для газеты «Томиндзен жибао» мы оказывали большую поддержку, редактируя их русскую версию, газета выходит на трех языках – китайском, корейском и русском. С северо-восточным сайтом в Харбине мы ведем постоянный обмен информацией, они присылают новости нам, которые мы размещаем на сайте «Российской газеты». Регулярно встречаемся на российско-китайских журналистских форумах. Кроме того, у нас бывают командировки, выезды в Китайскую Народную Республику, в Корею, в Японию, с сопредельными государствами мы тоже работаем. Соответственно, у нас в гостях время от времени бывают чаще китайские партнеры, так получилось.

М.М.: Уж сколько раз твердили миру, что скоро должны были бумажные газеты умереть, но все никак. Как говорят: «Информация о моей кончине преждевременна».

Т.Д.: Обещали, что с приходом радио умрет театр, что с приходом телевидения умрет кино.

М.М.: Тем не менее процесс же идет.

Т.Д.: Идет, и он логичен. Я не зря упомянула требование о мультимедийности для наших сотрудников, что человек должен уметь работать в любом формате – и в формате печатной версии, и в формате электронной версии. Более того, если еще лет десять назад сайт был где-то на задворках, то теперь он все больше выходит на первые роли, более того, вначале информация и статья журналиста должна появиться на сайте и только уже потом – в печатной версии, хотя еще совсем недавно было наоборот.

М.М.: С распространением бумажной версии что сегодня происходит? Насколько мне известно, очень серьезные проблемы с этим.

Т.Д.: Проблемы очень серьезные, но надо сказать, что у нас за последние 2 года есть небольшой, но рост подписки.

М.М.: За счет чего? За счет госслужащих и муниципальных предприятий, как в старые добрые советские времена?

Т.Д.: Где-то подключаем административный ресурс, потому что логично, чтобы правительство региона получало газету правительства России.

М.М.: Как минимум правительство региона, да.

Т.Д.: Хотя удивитесь, что в некоторых правительствах они выписывают только по одному экземпляру на весь аппарат. Наши сотрудники активно работают по продвижению газеты именно для подписки. В том числе мы договариваемся с представителями бизнеса, которые подписывают за счет своих средств социальные учреждения, например больницы, социальные учреждения, ветеранов.

М.М.: Люди, которые газеты привыкли читать, а сейчас не могут себе этого позволить.

Т.Д.: Да, люди старшего поколения, которые по своим привычкам либо по состоянию здоровья не могут зайти в сеть и прочитать какие-то новости.

М.М.: Или им просто неоткуда заходить, у них нет средств для того, чтобы такое устройство приобрести.

Т.Д.: Да, это редкий случай. Но небольшой прирост подписки у нас есть.

М.М.: Что с кадрами? Вы говорите о том, что требование появилось для сотрудников становиться мультимедийными, но не все же такие Цезари, которые и чтец, и жнец, и фото, и видео, и звук.

Т.Д.: Нецезари у нас не выживают.

М.М.: Насколько у вас поменялся состав?

Т.Д.: Приходят люди, отработав испытательный срок, а бывает, и не доработав его, говорят, что нагрузка не по ним, и они уходят.

М.М.: Не справляются? Или денег мало платите?

Т.Д.: Денег, кстати, у нас платят не так мало, но действительно не справляются с нагрузкой. Произошел какой-то естественный отбор из тех, кто смог работать в таких условиях, по таким требованиям, и они остались. Сейчас потихонечку я целенаправленно веду курс на обновление редакции, поскольку основной костяк – это люди в возрасте даже не 40+, а 50+. Это старый контингент, старый состав, которые еще начинали в советские времена. Люди, которые смогли работать и в новых условиях. Вместе с тем у нас есть два новых сотрудника, молодых. Одна девушка у нас работает второй год, другая – третий, одной 25 лет, другая чуть постарше. Два сотрудника до 30 лет – прекрасные ребята, которые уже по-другому мыслят, уже по-другому работают, и мы, возрастные сотрудники, очень многому учимся у них, не стесняемся спрашивать совета и помощи, по сути, готовим себе смену.

М.М: Как ситуация с молодыми кадрами в смысле их востребованности?

Т.Д.: В целом с молодыми кадрами?

М.М.: Да, что происходит в Хабаровске?

Т.Д.: Молодые кадры есть практически во всех регионах, потому что в определенный момент пошла мода чуть ли не в каждом гуманитарном вузе заводить кафедру или целый факультет журналистики. Другой вопрос, какой там уровень подготовки. Очень меня порадовало в свое время, что в Хабаровске при педагогическом институте, потом он стал университетом, появилось такое направление, как издательское дело и редактирование, когда звонили выпускники со свежими корочками. Все-таки молодежь нацелена сейчас на такую скороспелую новостную повестку, у очень многих нет привычки проверять факты. А это для нас вообще святое.

М.М.: Их не научили? Или они торопятся, чтобы побыстрее выдать?

Т.Д.: Привычка работать в скоростном режиме информационного агентства. Надо ухватить новость, надо ухватить то, что даст кликбейт, быстрее заголовок – огонь – и вперед, не проверяя факты, не уточняя, не беря комментарий. К сожалению, когда пытались работать с молодыми людьми, то часто наталкивались на такой подход. Поэтому сами знаете, что проще выдать новость-фейк, которая соберет тысячи просмотров и даст тебе затем денежку, нежели сидеть и кропотливо узнавать, уточнять и разбираться в серьезных новостях.

М.М.: Вы говорите привычка, а что значит привычка?

Т.Д.: Они родились, когда информационная среда уже очень поменялась по сравнению с той, которой она была.

М.М.: Я понимаю, скорость передачи информации. Я имею в виду качество и верификацию информации. Значит, это поощряется редакцией, в том числе главными редакторами: должно быть быстро, оперативно, прежде всего, и это главное. Все остальное, как говорится, потом.

Т.Д.: Мы же сами видим, что на многих информационных сайтах, у многих информационных агентств именно такой подход. Быть быстрее всех, а если что, мы уточнение внесем, напишем какое-то опровержение, но главная новость вышла, ее посмотрели, о ней поговорили.

М.М.: Цель достигнута.

Т.Д.: Я не могу сказать, что такой подход у всех, но у очень многих молодых людей, получивших журналистское образование либо желающих работать в средствах массовой информации, он немножко поверхностный.

М.М.: Спасибо.

Просмотров всего: 66

распечатать

Комментарии закрыты