9декабря
Предыдущий материал Следующий материал
14 июня 2019, 09:19 0

Валерий Скобликов и Константин Числин: ответственность за нарушение закона о противодействии экстремизму, правоприменение и привлечение к ответственности

Валерий Скобликов  и Константин Числин: ответственность за нарушение закона о противодействии экстремизму, правоприменение и привлечение к ответственности

Нино Кохреидзе: Поговорим о противодействии экстремизму с нашими гостями. Это старший помощник прокурора Амурской области Валерий Скобликов и помощник прокурора области Константин Числин. Давайте определимся, что такое экстремизм?

Константин Числин: Экстремизм произошел от латинского слова extremus – крайний, то есть это крайние радикальные взгляды и крайние радикальные способы добиться каких-либо целей.

Н.К.: Ответственность наступает, когда об этом заявляют?

К.Ч.: Необязательно. У нас правоохранительные органы занимаются превентивной работой, специальное подразделение как в органах внутренних дел, так и в органах прокуратуры. ФСБ занимается выявлением проявлений экстремизма и старается превентивно работать по этому направлению.

Алексей Воскобойников: Как разобраться, как понять, где эта граница? Где заканчивается бытовое хулиганство и начинается экстремизм?

К.Ч.: Когда начинается нарушение прав и законных интересов какой-либо группы граждан, когда начинаются призывы к осуществлению противоправных действий в отношении определенной группы лиц по социальной, расовой, национальной, религиозной направленности, когда начинается оскорбление и призывы к осуществлению в отношении них конкретных действий. Это уже однозначно является экстремизмом, и за это наступает административная, уголовная либо гражданско-правовая ответственность.

А.В.: То есть экстремизм это, скорее, организация чего-либо, чем прямые действия?

К.Ч.: Необязательно.

А.В.: Вы говорите, что призывать, призывать, призывать. В основном это призывы к чему-то? Человек говорит: «Все на баррикады!» это экстремизм уже?

К.Ч.: Да.

А.В.: «Идемте на митинг» это тоже экстремизм? Если не санкционированный митинг.

К.Ч.: Необязательно. Это будет нарушение законодательства РФ, если в них не будет признаков возбуждения социальной, расовой, религиозной и национальный розни, это будет просто выражение своего мнения с нарушением требований законов Российской Федерации.

Н.К.: У нас на территории области экстремизм есть?

К.Ч.: Есть. Будем говорить так, что он не имеет широкого распространения, но экстремистские проявления на территории Амурской области ежегодно регистрируются. Их немного, но они есть, и в настоящее время мы занимаемся этим вопросом.

А.В.: Вы можете привести примеры, что это за деяния, чтобы никто не захотел этого повторять?

Валерий Скобликов: Вас интересуют уголовные преступления?

А.В.: Да.

В.С.: Немного статистики. В 2018 году у нас зарегистрировано 13 преступлений экстремистской направленности против двух в 2017 году. В этом году зарегистрировано 4 преступления экстремистской направленности за 5 месяцев против восьми в 2018 году. Что это за преступления? 70 % преступлений – это преступления, которые совершены в сети интернет. Две такие статьи были распространенные – это 282 статья УК РФ «Возбуждение ненависти либо вражды по мотивам политической, идеологической, национальной, религиозной, и расовая ненависти или вражды, по отношению к определенной социальной группе». Еще 280 статья УК РФ – наиболее распространенный способ совершения экологических преступлений в Амурской области. Это публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности. К каким экстремистским действиям призывают? В текущем году возбуждено два дела по этой статье – это призывы в осуществлении насильственных действий в отношении представителей христианской религии в частности духовенства православного, человек исповедовал сатанизм.

А. В.: Этот человек признан вменяемым?

В.С.: Еще ведется следствие. В основном это делают люди, которые имеют какие-то отклонения в психике. 50 % дел, которые направлены в суд и рассмотрены. Эти лица были признаны недееспособными и применены принудительные меры медицинского характера. Второе преступление – в отношении социальной группы, представителей правоохранительных органов. То есть человек исповедует идеи криминалитета, поэтому выкладывает в интернете эту всю атрибутику, призывает к применению насильственных действий в отношении представителей власти. Достаточно широкий круг деяний, которые бывают у нас в области.

А.В.: Не секрет, мы еще с советских времен знаем, что даже есть наколки, которые означают призывы к насильственным действиям в отношении представителей власти. Как быть с этим? Само по себе их ношение является экстремизмом?

В.С.: Само ношение не является. Есть факты привлечения к административной ответственности, когда колют себе свастику на тело, когда обнажается человек на пляже, то его уже можно привлекать к административной ответственности за публичное размещение.

Слушатель: Знаю, что студентов в Благовещенске судят и штрафуют за размещение много лет назад песен групп, которые были признаны экстремистскими, значительно позднее их размещение. Почему силовики предпочитают делать себе статистику, а не распространить внятное объяснение того, что конкретно является экстремизмом? Как вы работаете в этом направлении?

К.Ч.: Мы к силовикам не относимся. Мы сейчас пришли разъяснять, что относится к экстремизму. Мы проводим большую работу среди студентов, которые по оперативным данным, возможно, склонны к совершению преступлений. Ходим в образовательные учреждения области, читаем лекции. Были такие случаи, когда в социальных сетях размещали песни, которые были признаны экстремистскими и призывают к применению насильственных действий в отношении лиц китайской национальности. Эта песня была признана экстремистским материалом. И лица, которые привлекались к уголовной ответственности, делали это умышленно. Они давали показания, что специально разместили для того, чтобы не просто разжигать национальную рознь, а именно призывать к активным действиям по применению насилия к представителям китайской национальности. Мотивы разные. В основном это были личностные конфликты с представителями национальностей, люди обобщают это все и переносят на просторы интернета. Почему это было выявлено позже? Конечно, правоохранительные органы мониторят интернет, но не всегда это получается сделать сразу, как только было размещение.

Н.К.: Как быть в том случае, как объясняет наша радиослушательница, что вначале разместили, а через некоторое время размещенный материал признали экстремистским?

К.Ч.: Он может быть как уже признан экстремистским, так и быть новым материалом, по которому проводится экспертное заключение, и его признают экстремистским – это без разницы. Главное, какую смысловую нагрузку этот материал несет. Если он призывает к осуществлению насильственных действий к другим национальностям, то, естественно, это материал экстремистский.

Слушатель: Где можно найти внятное объяснение того, что есть экстремизм, а что нет?

К.Ч.: Есть 114 федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности», который достаточно подробно описывает, что является проявлением экстремистской деятельности. Там 13 пунктов, понятие очень большое и очень емкое. То есть его можно открыть в любой правовой системе и ознакомиться с ним.

Н.К.: Толковать-то можно по-разному, какие списки?

В.С.: Понятия экстремизма как такового нет, его очень тяжело сформулировать. Допустим, как кража – это тайное хищение чужого имущества, и оно записано в любом учебнике. Понятие экстремизма записать невозможно.

К.Ч.: В законе прописано, за что наступает ответственность, то есть конкретные действия. Конкретный список экстремистских материалов, которые признаны судами экстремистскими и за распространение которых наступает уголовная ответственность, находится на официальном сайте Министерства юстиции Российской Федерации. На вчерашний день там было 4 тысячи 985 материалов, которые были признаны. Он общедоступный, в интернете можно открыть, посмотреть. Но там полного изложения не будет этих текстов, там будет только информация, которой достаточно для того, чтобы это текст идентифицировать.

А.В.: Как в аэропорту таких стендов быть у вас не может? Когда наглядно показывают фотографии, что нельзя провозить? Вы не можете показать?

К.Ч.: Совершенно верно.

Слушатель: Когда на федеральном канале оскорбляют и унижают украинцев это экстремизм? Или разжигание?

К.Ч.: Если унижают и оскорбляют, то это экстремизм. Это попадает под 282 статью Уголовного кодекса, которую сейчас декриминализировали – возбуждение ненависти или вражды по национальному признаку, а сейчас это административная ответственность. Раньше это была уголовная ответственность – это первая часть статьи 222. Сейчас, чтобы по этой статье привлечь к уголовной ответственности, необходима сначала административная преюдиция, чтобы лицо привлечь к административной ответственности. Если он в течение года повторяет такие же действия, то есть просто оскорбление национальности, то это административная ответственность, если повторяет, то можно привлечь к уголовной ответственности.

Н.К.: Каким образом утверждают это оскорбление либо нет? Филологи принимают участие в этом?

К.Ч.: Чтобы определить, что именно было сказано, проводится соответствующая экспертиза – лингвистическая и психологическая, то есть комплексная психолого- лингвистическая экспертиза. Филолог говорит, что было сказано, как это воспринимается и допускается неоднозначное толкование, можно по-разному истолковать, в каком контексте это было сказано, а психолог говорит о каком-то воздействии. Естественно, правоохранительные органы не обладают компетенцией и полномочиями давать заключение в этом, поэтому проводятся экспертизы. Причем при направлении административного, уголовного дела в суд, согласно сложившейся практике, для суда выводы экспертизы не являются 100 % верными. Поэтому происходит оценка с учетом всех имеющихся доказательств.

А.В.: Обвиняемый может попросить переназначить экспертизу, если он с ней не согласен?

К.С.: Да, у него есть такие полномочия. Как по любому другому преступлению обвиняемый имеет право ходатайствовать о проведении экспертизы, там уже следователь будет рассматривать это ходатайство, обосновано оно или нет. Есть в практике случай, когда сначала проводятся исследования, которые говорят, что есть признаки экстремизма, проводятся заключения эксперта, назначается экспертиза. Проводится комплексная и говорит, что есть признаки целых трех. Мы в таких случаях исходим из того, если эксперты не могут однозначно высказаться о том, если в этом материале экстремистское содержание или нет, то будем исходить из того , что если лицо прямо не говорит, что у него был умысел, а говорит, что он делал по ошибке, случайно и его не так поняли, то в принципе опровергнуть его высказывание не представляется возможным, и делается отказной материал.

А.В.: Стоит десять раз подумать, прежде чем выкладывать все в интернет.

К.С.: Да.

А.В.: Допустим анекдоты про чукчей, которые были популярны в советское время, сегодня уже могут быть расценены, как некое разжигание.

К.С.: Можно к этому относиться именно так.

Слушатель: У нас такие законы, что под них подпадает каждый житель страны. Не означает ли это, что можно наказать просто любого неугодного гражданина?

В.С.: У нас изменилась правоприменительная практика. Сейчас достаточно трудно привлечь к уголовной ответственности любого неугодного именно по этим статьям. Это 282 и 280 статьи: необходимо заключение экспертов, которые скажут, что, действительно, вот эти действия направлены на разжигание национальной ненависти или вражды. У нас есть Постановление пленума Верховного суда номер 11 «О судебной практике по делам экстремистских преступлений», там конкретно написаны критерии, которые свидетельствуют о том, что лицо является экстремистом, что может свидетельствовать об этом. Нужно брать контекст, в котором размещено, если мы говорим про интернет. Первое условие – это публичность, если человек что-то думает, то это уголовно ненаказуемо. Если он размещает это в публичной сфере, в частности в сети интернет, то необходимо смотреть в каком контексте, где это было размещено. То есть если это страница в открытом доступе, смотрится содержание этого контекста автоматически, что там размещается, изучается личность, опрашивается этот человек, с какой целью он это сделал. Есть масса аспектов, которые приводят к установлению мотива, для чего это было сделано. Если что-то не совпадает, то человек к уголовной ответственности не привлекается. Поэтому говорить, что любого человека можно взять и привлечь к уголовной ответственности, это неправильно. У нас есть прокуратура, правоохранительные органы и суд, которые дают оценку, каждый на своем этапе. Из 20 заявлений до суда доходит, может быть, одно или два, по остальным делаются отказные материалы.

Н.К.: Мы все время говорим о размещении. А тема репостов насколько сейчас актуальна? По России были случаи, когда за копирование какой-то публикации у другого человека привлекали?

А.В.: Даже порой с привлечением внимания к проблеме. И человек откровенно пишет, что он против того, что там происходит, а просто говорит: смотрите.

К.Ч.: Таких случаев в Амурской области нет, я вам сразу скажу. Что такое репост? Такого понятия нет в уголовном праве. Это либо ссылка на какой-то информационный ресурс, на который человек хочет обратить внимание, либо копирование этого ресурса и размещение его на своей социальной странице или в блоге, делается ссылка.

А.В.: В любом случае это распространение информации.

К.Ч.: За это существует уголовная ответственность. Но смотря, что содержит репост и что человек хотел этим сказать. Я хотел бы обратить внимание, что у нас были изменения до 28 декабря 2018 года. Были внесены изменения в Уголовный кодекс, и фактически была декриминализирована 1 часть 282 статьи. То есть сейчас за репост, который возбуждает ненависть или вражду, привлекают к административной ответственности. Уголовной ответственности автоматически нет. Хотел бы обратить внимание, что существует еще ряд статей, которые декриминализации не подверглись. Это статья 280 – публичные призывы к осуществлению экстремистской деятельности, статья 280 прим. 1 – это публичные призывы при осуществлении деятельности, направленные на нарушение территориальной целостности Российской Федерации, и статья 205 часть 2 – это публичные призывы к осуществлению террористической деятельности, оправдание терроризма и пропаганда терроризма. Это уголовная ответственность, и поэтому люди должны знать, что уголовная ответственность остается, если человек размещает несколько репостов, допустим картинки, аудиоматериалы, видеоматериалы, фотографии, которые в своей направленности идут на призыв применения насилия к представителям определенной национальности либо какой-либо социальной группы. Уже наличие на социальной странице многих таких публикаций, дает основание привлечь к уголовной ответственности. У нас в 2017 году был случай, я могу уже про него говорить, было возбуждено дело и уже состоялся обвинительный приговор, когда лицо, исповедующее радикальный ислам, накачала на просторах интернета ролики, которые пропагандируют террористические организации, которые действуют в Сирии, и показывают это все. И это было подано в таком ключе, который оправдывает эту деятельность, также были сделаны комментарии. По большому счету там была совокупность и масса репостов и положительная оценка террористической деятельности. Это образует статью, и за это было достаточно суровое наказание.

Н.К.: Какое?

К.Ч.: 3 года лишения свободы.

А.В.: Сейчас министр юстиции России предложил виртуальное пространство разделить на черную и белую зоны, чтобы сразу отслеживать, кто, куда зашел и чтобы сразу можно было наказать. Вам известно про это?

К.Ч.: Нет, неизвестно.

А.В.: Об этом пишет «Российская газета».

К.Ч.: Технически это возможно сделать, но, в принципе, люди должны понимать, что интернет – это публичность, соответственно лучше вести себя корректно. Нужно смотреть, что ты пишешь и на что это направлено, что ты хочешь. Сейчас сеть интернет используется очень широко как механизм для вербовки своих сторонников, для вкладывания в умы каких-то радикальных идеологий. Сейчас это легко сделать. Если раньше было непосредственное общение с гражданами, то сейчас достаточно легко это сделать, это могут быть и криминальные установки, и радикальные религиозные установки, и политические – это экстремизм, это крайне опасное проявление.

Н.К.: Спасибо.

Просмотров всего: 173

распечатать

Комментарии закрыты