16июля
Предыдущий материал Следующий материал
29 мая 2019, 16:28 0

Первый замминистра экономического развития и внешних связей Амурской области Екатерина Киреева: итоги Амурской международной выставки-форума «АмурЭкспоФорум-2019»

Первый замминистра экономического развития и внешних связей Амурской области Екатерина Киреева: итоги Амурской международной выставки-форума «АмурЭкспоФорум-2019»

Михаил Митрофанов: У нас в гостях первый заместитель министра экономического развития и внешних связей Амурской области Екатерина Киреева. Поговорим об итогах Амурской международной выставки-форма «АмурЭкспоФорум–2019». Который раз она проходит?

Екатерина Киреева: Выставка проходит с 1992 года. 27 раз, если не ошибаюсь. Но в новом формате мы уже такой пятилетний юбилей прошли, поэтому шестой год у нас новый формат – с усилением на Китай.

М.М.: Новый формат заключается лишь в том, что усиление на Китай? Что поменялось?

Е.К.: Конечно, начинали мы с Китая, мы взяли идею того, что Китай близко и надо нам показать наши преимущества. А лучше, чем одна уже известная выставочная региональная площадка, которая в России известна и даже за рубежом, этого не сделать.

М.М.: Почему только 6 лет назад на Китай? До этого непонятно было, что Китай близко?

Е.К.: Было понятно, но пошли определенные тенденции в ряде проектов, пошло движение по многим направлениям.

М.М.: Поворот на восток?

Е.К.: Я бы не сказала. Сейчас модно говорить – поворот на восток. Просто пошло осознанное движение в сторону того, что очень много всего происходит с Китаем. И мы свое преимущество неполностью используем. Наверное, деловой формат такого мероприятия – это одна из хороших возможностей и мы усилились этой темой. Прошли уже проекты моста, прошли переговоры, прошли проекты по синхронному проведению ярмарки культуры и искусства. У нас была задумка сделать что-то подобное и в сфере деловой, поэтому «АмурЭкспоФорум» стал хорошей площадкой.

М.М.: В этом году есть какие-то принципиальные отличия от предыдущих 5 лет, что можете отметить в этом смысле?

Е.К.: Да, могу отметить. Наш акцент на Китай, наша близость с Китаем это тоже тема головная, она у нас всегда каждый год через разные темы выставок раскрывается. В этом году мы впервые с китайскими партнерами решили все же не буквально синхронизироваться. Во-первых, мы начали вводить в жизнь бизнес-бывателей такой бренд, как Российско-китайская ярмарка приграничных городов. Это событие, которое проходило раньше синхронно, а теперь оно будет перекочевывать из одного города в другой. Благовещенск имел честь в этом году впервые принять Российско-китайскую ярмарку приграничных городов уже в новом формате. Это первое такое существенное отличие.

М.М.: В чем этот новый формат? В чем его особенность?

Е.К.: Новый формат в том, что теперь это будет поочередно. Мы поняли с китайскими партнерами, что делать параллельно два выставочных события сложновато. Это неплохо, дает хороший поток людей. Но, чтобы облегчить и сделать более комфортным и более сосредоточенным работу бизнеса...

М.М.: Сначала на одной стороне реки, потом – на другой?

Е.К.: Да, аналогичный российско-китайскому ЭКСПО – большому событию, которое проходит поочередно – год в Харбине, год в Екатеринбурге.

М.М.: А у нас это как будет проходить? Старт сначала где был?

Е.К.: Старт был у нас, и финиш у нас. Но к нам приехал очень хороший десант, хорошая делегация бизнеса и официальных кругов Китая усилить эту тему. То есть теперь все, что было бы в Хэйхэ, как бы вторым этапом, если бы стартовали у нас, а потом бы ехали к ним, то теперь все сразу оказалась у нас, вот и все.

М.М.: А там что?

Е.К.: Ожидание будущего года. В будущем году Хэйхэ будет также нести большую ответственность по приему большого потока сосредоточенного у себя, именно российско-китайской выставки приграничных городов.

М.М.: А у нас в следующем году?

Е.К.: С «АмурЭкспоФорумом» все нормально, он нормально будет проводиться. Если получится его привязать к выставке в Хэйхэ, будет хорошо. Если не получится, то мы вполне самодостаточны и проведем наше мероприятие ничуть не хуже.

М.М.: Это одна особенность, а еще какие-то были? Я имею в виду по составу участников, по каким-то направлениям?

Е.К.: Я могу поделиться своим ощущениями, оно совпадает с теми выводами, которые уже были сделаны организаторами в целом. Это ощущение в том, что выставка сама себя оправдывает. Именно ее формат оправдывает, и в этом году это стало очень очевидно. Потому что у нас расширилась география, и участники из других российских регионов приезжают не потому что мы написали на правительство, а люди и бизнес приезжают сами, потому что они, услышав про выставку, оценивают ее формат, считают это перспективным для своей работы, своего бизнеса.

М.М.: Кто например?

Е.К.: В этом году уральцы, алтайцы впервые поработали. В этом году у нас традиционные партнеры более активно себя приставили. Это Республика Саха (Якутия). Мы видели их очень активно в выставочном в формате. Кроме этого, они очень активно поработали на наши деловых площадках, например, В2В-встречах. У нас целый блок им был посвящен. Мы дали им площадку: 40 китайских предприятий сидело, они выступали, презентовали те продукты, которые они привезли, ту продукцию, услуги и потом провели достаточно продуктивные переговоры уже с партнерами.

М.М.: У них в основном интерес это Китай?

Е.К.: Конечно.

М.М.: Амурская область как-то косвенно входит в круг интересов? Или у них здесь интереса по бизнесу никакого нет?

Е.К.: Амурская область входит в круг интересов с точки зрения какой-то части поставки продукции, услуг, но мы не должны этого стесняться, у нас есть очень хороший потенциал региона как транзита услуг, товаров России и Китая. В данном случае мы очень хорошо ложимся в эту концепцию.

М.М.: Такую возможность грех не использовать, тем более что 31 числа у нас запланирована стыковка мостового перехода.

Е.К.: Это некий такой символ и достойное завершение нашего активного выставочного месяца. Все-таки Год российско-китайского межрегионального сотрудничества, второй год 70-летия дипотношений. Все это нас, конечно, стимулирует, чтобы завершить какие-то проекты и делать их в новом ключе, как в случае с нашей выставкой.

М.М.: О некоторых выдающихся событий не могу не спросить. Эвенки провели обряд на хорошую погоду. Выставка кончилась, а погода испортилась, что это за история была такая?

Е.К.: Пусть это останется тайной более высокого пространства и материи. Мы, наверное, можем только догадываться, но задача-то другая у нас была. То, что пошли разговоры, это тоже придает нам определенный колорит. Почему эвенки, почему Бомнак? Мы сейчас все-таки не боимся и движемся вглубь территории по туризму. И мы рады, что наши коллеги из Зейского района, Зеи, Бурейского района решили показать себя. Одна из причин, почему мы проводим выставку в мае, – это начало туристического сезона, и важно показать, как территории готовы к приему своих внутренних, а возможно, и въездных туристов. Поэтому тут задача была привлечь туристов. Но коль скоро и на погоду немножко удалось договориться, мы не возражаем.

М.М.: Привлечь туристов – в этом смысле еще было обсуждение по поводу расширения этого направления с Японией?

Е.К.: У нас было две задачи. Первая, основная задача – показать на примере Японии, как японские фирмы привлекают туристов к себе, и показать нашим турфирмам и тем, кто держит коллективные средства размещения объекты показа, чтобы они понимали, как правильно упаковывать свои товары для разных целевых аудиторий.

М.М.: Что значит показать? Это японцы представляли что-то?

Е.К.: У нас была длительная, подробная презентация с различными показательными примерами отдельных японских городов, как из городка, который был основой американской военной базы и ничем кроме этого не славился, сделал красоту. Но мы можем и у нас увидеть много таких территорий.

М.М.: У нас этих военных городков…

Е.К.: Как минимум военные, но, в принципе, монотерритории. Тот же Райчихинск. Мы с ним уже начали смотреть и думать, как его вписать в бурейскую историю. Райчихинск – это моногород, но понятно, что непростая ситуация – там отраслевая зависимость. Угольщики. Но, проезжая ту же Бурею, которая себя уже брендирует, показывает, люди могут вполне сделать неплохой тур. Для этого можно все организовать и упаковать. Мы богаты ресурсами, я уверена, что богаты и талантливыми людьми, и надо просто сейчас срастить талантливых людей с нашими ресурсами. Вторая история, что мы идем на расширение наших контактов, мы хотим уйти от направленности только с Китаем и не потому, что это плохо. Все это естественно ввиду нашего географического положения, но хорошо, когда есть выбор у бизнеса, у людей, у территорий. Япония может для нас быть неплохим поставщиком туристов.

М.М.: Опять же конкуренция в этом смысле тоже не повредит.

Е.К.: Да. Наша основная задача в том числе – создавать благоприятную конкурентную среду.

М.М.: Есть какие-то конкретные договоренности в этом смысле? Может быть, и про Корею тоже расскажете?

Е.К.: По Японии я очень кратко. У нас действительно было несколько контактов. Наверняка все знают о РЖД-туре, который мы совместно организовали по приему туристических организаций и блогеров Японии, это было в апреле. Мы пообщались, мы не просто прокатили их по городу или по окрестностям, а еще мы их свели с нашим бизнесом. У нас было порядка 15 таких хороших подготовленных презентаций с упакованными уже маршрутами. Пока мы понимаем, что есть элемент коммерческой тайны, но я могу сказать, что идет обратная связь, нам удалось немного удивить и что-то новое открыть для японских партнеров. Это очень хорошо, когда у них любопытство просыпается и идет обратная связь. Все-таки Приморье, Хабаровск, Сахалин –это уже связи региона с Японией. А мы логистически удалены, мы были закрытым городом, и мы этим интересны. Поэтому после В2В-встреч нашего бизнеса рождаются первые заявки на конкретные услуги по организации туров в Амурскую область. Пока, по нашей информации, есть заявки на транспортное сопровождение, на экскурсионные маршруты, очень заинтересовали маршруты точечные, например, по сбору грибов мацутаке. Это гриб, который очень популярен в Японии и который у нас здесь в изобилии.

М.М.: Русское название гриба какое?

Е.К.: Не рискну. Мацутаке – использую это название, в русском языке оно тоже так пишется.

М.М.: Наверное, полезный очень?

Е.К.: Да. Он широко используется в японской кухне. У нас одна организация очень успешно упаковала такой тур. Это организация, которая специализируется на экстремальных, экологических маршрутах, удаленных от Благовещенска. Они предложили туры, пока идут заявки, сейчас мы отслеживаем.

М.М.: Вы привели пример по поводу военной базы в Японии, потом это место превратилось в некий туристический объект. И сказали, что у нас много чего есть, были бы люди. Одна идея, которая лежит на поверхности, а может, кто-то и работает в этом направлении. У нас здесь было танковое училище, есть объекты определенные, почему из этого не сделать туристический? Есть какая-то в этом перспектива, может быть, с Минобороны России ведется работа в этом направлении?

Е.К.: Велась уже некоторое время назад работа. Территория БВТКУ – сейчас муниципальная собственность. Поэтому ничего сейчас не ограничивает в том, чтобы поработать с инвесторами. Несколько лет назад для изучения, не для принятия каких-то инвестиционных решений, приезжали партнеры по линии ассоциации туризма – Всекитайская ассоциация туризма КНР. Площадку нашли интересной, и потом говорили о том, чтобы создать на этой территории некий объект – что-то вроде пансионата, санатория, учитывая, что там очень замечательные условия для длительного нахождения людей. Но это сложная тема. В начале нашего разговора вы сказали, что хочется поинтенсивней и побыстрее, но я как участник нескольких крупных российско-китайских проектов, внутренних в том числе, скажу так: от задумки проекта либо от его реанимирования, как в случае с мостом, до движения уже в сторону стыковок и конкретных моментов, к сожалению, проходит не один год. Оценка инвесторами была, но есть много факторов, которые влияют на принятие решений. Сейчас с этим надо дальше работать. И есть еще общественное мнение, как правильно использовать эту площадку, имея в виду историю заведения. Есть разные общественники, разные инициативы. Все это нужно учесть, поэтому мы на такой сейчас стадии.

М.М.: В чем сейчас самая главная проблема? В нашей волоките, неповоротливости? Не думаю, что здесь проблема в отношениях с китайцами и японцами.

Е.К.: Нет, проблем никаких в отношениях нет, В некоторых случаях нужна прагматика и определенные расчеты, которые необходимо сделать, чтобы получить результат экономический, а это занимает время. Вообще, любой проект, большой, комплексный, занимает несколько лет. Что касается человеческого фактора, то он всегда присутствует. Это неизбежно. Жизнь меняется, и люди меняются, мы сейчас работаем очень много с молодыми и в туризме, и в бизнесе и видим много молодых, креативных людей новой формации и нового подхода. Я думаю, что движение будет обязательно, мы немножко пройдем нашу ментальность, нежелание сильно выходить за рамки, меняться. Это все нужно просто пройти – мое убеждение.

М.М.: Ментальность, ментальностью, но есть такие факторы, как законодательство и отношение государственных органов. Сегодня с утра появилось сообщение, что президент в очередной раз встречался с омбудсменом по бизнесу и говорил, как нехорошо, что вот где-то порой у нас все это. Но это не порой на самом деле. Но инвестиционная привлекательность складывается, в том числе из этого. Понятно, что все хотят быстрых денег, а быстрых денег в этом смысле здесь точно никогда не будет.

Е.К.: В туризме все, что касается быстрых проектов, когда ты сделал хороший тур и он пошел, и ты малыми затратами начинаешь его делать. Это тоже нужно уметь упаковать и коммерциализировать. И, поверьте, мы сейчас работаем с нашими территориями, мы видим большую проблему в том, что есть очень много хороших инициаторов, хороших активистов, которые реально видят красоту и готовы ее предложить. Для того чтобы ее коммерциализировать, нужен еще определенный процесс. Что касается таких объектов, как гостиницы, гостиницы с большим номерным фондом на 100 номеров и выше, то здесь уже долгий срок возврата. Почему по городу Свободный мы видим, что не строится колоссальных, больших гостиниц, а получили развитие мини-отели небольшого уровня и то, что уже есть и не требует больших вложений. Это очень показательно. Но этого тоже бояться не надо. К нам приходят сейчас инвесторы, которые уже видят перспективу. Я думаю, что проект канатной дороги и его развитие на данном этапе – достаточно позитивное. Мы презентовали его уже в той концепции архитектурной, которая сложилась у инвестора.

М.М.: Я видел этот ролик, он очень красивый. Когда я увидел его, то вспомнил замечательный фильм Гайдая «12 стульев», где Остап Бендер говорит, какими будут Васюки и как все тут заколосится.

Е.К.: Двигать надо все равно.

М. М.: Нынешняя выставка «АмурЭкспоФорум», что вы можете отметить как самое выдающееся достижение? Чем гордитесь реально?

Е.К.: Не глобальными презентациями, хотя это очень важно, этим мы хотели насытить людей – это информация, необходимая для того, чтобы понимать, где ты живешь, к чему стремиться регион и так далее. Самое главное, что люди стремятся быть на этой площадке. В чем это выразилось?

М.М.: Люди – вы имеете в виду бизнес или посетителей?

Е.К.: Бизнес, прежде всего, потому что это мероприятие, как мы позиционировали в рекламных целях – это самое важное большое мероприятие деловой направленности региона. Я много лет с этим работаю и прохожу сквозь это. Если это все искусственное, то это видно, оно чувствуется. В этом нет жизни, нет какого-то движения, а здесь жизнь была, поехали регионы, которые совершенно никто не затаскивал, люди, которые услышали о выставке, поверили в нее, приехали. От организаторов узнала, что уже 10 заявок на будущий год есть. То есть люди уехали и уже размещают заявки на будущий год. Для меня это самый главный показатель и очень хорошая активность бизнеса была по деловым мероприятиям: люди искренне приходили на какие-то политические площадки, пленарные заседания, слушали, интересовались очень живо, задавали вопросы и приходили на деловые форматы. На конференции по лесу было много участников, очень хороший, активный получился круглый стол по экспорту УПК – живой, с реальными примерами, общением. В2В-встречи у нас прошли очень неплохо – банки, бизнес нашли друг друга. Это было живое общение людей, а это самое главное, и люди к этому стремятся. Никто никого не затаскивал, просто дали всем информацию, люди пришли, сделали выводы, нужно это им или нет.

М.М.: Здесь своевременно открылась «Точка кипения», там много было площадок и встреч. Есть что-то, что можно отнести к разряду неудач?

Е.К.: Несмотря на несколько порывов ветра и дождя, то явной неудачи я бы не выделила. На будущее я просто вижу, где и что мы можем еще усилить. Думаю, что мы больше усилимся по расширению китайской аудитории, потому что мы сейчас больше работаем с партнерами из провинции Хэйлунцзян и хотим затянуть еще более далекие центральные регионы.

М.М.: Географию расширить?

Е.К.: Да. Мы считаем, что у нас есть для этого шансы. Мы по линии нашего Центра поддержки экспорта с коллегами поработаем, чтобы в нашу выставку, а поскольку наша выставка – это экспортер деловых услуг, то я думаю, что мы ее вывезем на хорошую площадку, себя хорошо презентуем. Просто нужно говорить о себе и плюс эта выставочная инфраструктура, над которой мы 100 % должны поработать на следующий год. Ее нужно усилить, сделать более крепкой, надежной, современной. Поверьте, мы над этим тоже будем работать.

М.М.: На конец этого года уже запланировано, я надеюсь, что все это состоится. Уже собираются запустить мостовой переход. Вы это учитываете при планировании следующего «АмурЭкспоФорума»?

Е.К.: Мы подумаем об этом, потому что в текущем году, в декабре, по контрактам на строительство завершается стройка моста. А сам запуск с учетом всех процедур регистрационных – к апрелю 2020 года. Это еще далеко, но спасибо за хорошую идею, мы ее обязательно возьмем в работу.

М.М.: Спасибо.

Просмотров всего: 130

распечатать

Комментарии закрыты