19июля
Предыдущий материал Следующий материал
17 апреля 2019, 15:00 0

Директор Амурского медицинского колледжа Евгений Пушкарев: найти онкозаболевание на ранней стадии – это главная задача «Онкопатруля»

Директор Амурского медицинского колледжа Евгений Пушкарев: найти онкозаболевание на ранней стадии – это главная задача «Онкопатруля»

Михаил Митрофанов: У нас в гостях директор Амурского медицинского колледжа Евгений Пушкарев. Тема нашей беседы: «Онкологический патруль». Для чего он создан?

Евгений Пушкарев: Немного предыстории. Год назад была отработана программа министерства здравоохранения Амурской области совместно с Амурским медицинским колледжем, руководителем программы являюсь я.

М.М.: «Путь к здоровью».

Е.П.: Да. Год назад мы начали выезды в село, не просто в райцентр, а выезд в отдаленные деревушки. Район разбиваем на 5 пунктов, где останавливается бригада, и сюда производится подвоз людей. Осматривается максимально большое количество людей, некоторые даже не могут добраться до района. В некоторых районах, в отдаленных селах автобусы ходят раз или два в неделю, очень сложно добраться.

М.М.: И время надо выбрать.

Е.П.: Да, не находят, а здесь мы приехали прямо к ним. В процессе этой работы в течение года люди начали говорить о том, как бы посмотреть детей, тогда мы собрали детскую бригаду.

М.М.: Сначала были бригады только взрослые?

Е.П.: Да, собирали 7-8 узких специалистов, которые есть даже не во всех ЦРБ. Это эндокринолог, хирург, гинеколог, кардиолог. Обычно мы берем 8-10 специалистов узкой направленности, чтобы можно было посмотреть. Помимо этого, два аппарата УЗИ, 3-4 кардиографа, помимо этого, забор анализов.

М.М.: То есть лаборатория тоже с вами?

Е.П.: Нет, мы там собираем анализы, потом отвозим в лабораторию. Это довольно большой спектр даже для Благовещенска.

М.М.: Тогда детских специалистов не было и про онкологию речь не шла?

Е.П.: Тоже речь не шла, а жизнь подсказала, что нужно, и мы сформировали детскую бригаду. У нас узкие детские специалисты, которых практически нет во многих областных центрах.

М.М.: Так все печально?

Е.П.: Не то чтобы печально.

М. М.: Отсутствие специалистов, что ж хорошего?

Е.П.: Детский кардиолог – может быть, в этом районе он не нужен, может быть, не наберут такое количество людей.

М.М.: Не нужен на постоянной основе, вы имеете в виду?

Е.П.: Да, а смотреть-то надо. Посмотрели и проехали мы 8 районов, а это не однодневные выезды. По Благовещенскому району мы делали однодневные выезды, утором выезжали, а вечером обратно. Например, Селемджинский район – туда и обратно уже не съездишь, мы там находимся 3-4 дня. Перед тем как выезжает бригада, туда выезжают наш министр и я. Сначала проходит встреча с главой администрации района, причем они на это очень хорошо реагируют. Замглавы по социалке собирает глав всех сельских поселений, чтобы оповестить людей, осуществить подвоз. Они выделяют технику, объезжают всех по дворам, уговаривают и привозят.

М.М.: Что, уговаривать еще надо?

Е.П.: Иногда приходится и уговаривать. На прошлой неделе наш «Онкопатруль» приехал, женщину уговорили, она поехала, а подняться ее мы не уговорили.

М.М.: Почему?

Е.П.: Не сказала причину.

М.М.: Просто не хочу и все?

Е.П.: Здесь очень важен психологический барьер: а вдруг что-то найдут и что дальше. Если найдут на ранней стадии, то это можно вылечить, будет хороший результат.

М.М.: Когда уже пятнами пошел?

Е.П.: То уже поздно будет. Год мы отработали, и сейчас жизнь подсказала, что нужно сделать онкобригаду.

М.М.: Вы сказали, что объехали 8 районов.

Е.П.: Да.

М.М.: Сколько в Амурской области всего районов?

Е.П.: 21 или 22 района.

М.М.: Остальные что?

Е.П.: Это работа не однодневная и не одногодичная.

М.М.: То есть это будет продолжаться?

Е.П.: Конечно, это программа. Мы не можем сразу объехать все районы, второй год мы работаем в плановом порядке. Представляете бригада 8-9 врачей, плюс студенты нашего колледжа, 8-10 человек волонтеров.

М.М.: Из медицинской академии привлекаются студенты?

Е.П.: Нет, но я думаю, что будем привлекать.

М.М.: Это же тоже практика?

Е.П.: Огромнейшая практика.

М.М.: Опять же программа «Земский доктор».

Е.П.: Да, по этой программе люди едут, им платят определенную сумму для того, чтобы они работали там. Кстати, вы интересный вопрос подняли. По прошлому году у нас 8 человек изъявили желание остаться и работать в районах. На сегодняшний день распределение как такового нет, чтобы уговорить студентов остаться.

Нино Кохреизде: Все от желания зависит.

М.М.: А так он приехал, познакомился, посмотрел.

Н.К.: Что оказывается и там жизнь есть.

Е.П.: Да. Главы администраций сельских поселений очень хорошо работают, рассказывают, где они могут жить, говорят о зарплате, и ребята согласились и поехали.

Н.К.: Вы перечисляли специалистов, которые входят, опять же говорили о страхе, который многим мешает пройти обследование, когда все в двух метрах, не надо никаких усилий прилагать. Возможно, нужна какая-то предварительная профилактическая работа, психологи, привлечение местной администрации. Как это переломить? Что для этого делается?

Е.П.: Я с вами полностью согласен. По-хорошему должны работать психологи, но это тогда будет очень длинный путь. Нам нужно будет отправлять бригаду психологов, они должны отработать.

М.М.: Длинный, но зато эффективность сразу повысится.

Е.П.: Мы продумываем вопрос, но не предварительно, а следующая бригада вместе с психологом должна ехать, чтобы он работал с людьми.

М.М.: Мы говорим об эффективности. Скажите, какой реальный процент охвата по итогам года? От 100 % сколько людей осмотрено?

Е.П.: Сложно сказать.

М.М.: Нет такой статистики?

Е.П.: Такую статистику мы не вели, я думаю, что 70 % осмотрено.

Н.К.: Основной возраст, который приходит на осмотры?

Е.П.: Это за 50-60 лет. Это население уже в годах, и выбраться им сложно, огороды отвлекают. Они едут лечиться, когда уже припрет.

М.М.: Онкопатруль работает уже неделю. Какие-то итоги уже есть?

Е.П.: Мы сейчас работаем в Михайловском районе. Мы пошли следующим путем: бригада в составе восьми врачей – это гинекологи-онкологи, онкологи-маммологи, хирурги, рентгенолог, 2 врача УЗИ. Есть лаборатория, мы берем онкомаркеры, потом они доставляются в онкодиспансер, в их лаборатории их смотрит специалист. Также первая поликлиника приобрела маммограф, флюорограф на колесах – это большая машина, большая база. Мы взяли эту технику плюс к этому мы взяли переносной аппарат УЗИ, 4 кардиографа, плюс биохимические заборы и онкомаркеры, осмотр узких специалистов.

М.М.: Какой спектр онкозаболеваний может быть выявлен?

Е.П.: В конце прошлого года была коллегия минздрава, там выступали онкологи, я слушал доклад. На первое место у женщин выходит молочная железа – это то, что можно посмотреть, пощупать, там нет проблем, все визуально.

М.М.: Есть уплотнение или нет.

Е.П.: Конечно. У мужчин – это легкие, вот он флюрограф, терапевт послушал и все. На первое, второе и третье места выходит та онкологическая патология, которую можно диагностировать на ранних стадиях.

М.М.: Вот эти участки подвержены онкологии?

Е.П.: Да. В большей степени. На первом месте у женщин – молочная железа, у мужчин – легкие. Это та патология, которую мы можем увидеть. Например, молочная железа, мы делаем маммографию. По диспансеризации с 40 лет надо делать маммографию молочной железы, но ведь болеют и до 40 лет.

Н.К.: И достаточно много.

Е.П.: Стоит задача смотреть всех.

Н.К.: Анализы, онкомаркеры – это достаточно больше затраты и большая работа. Как это все финансируется?

Е.П.: Это финансирует министерство, деньги выделяются. На сегодняшний день президент поставил во главу борьбу с онкологической патологией. Деньги на это выделяются, и они довольно-таки серьезные. Сейчас по всей стране онкодиспансеры и новое оборудование. Это одно из направлений, это скрининговый тест. Мы нашли, а онкодиспансер дальше оказывает специализированную помощь. Надо найти этих людей, чтобы они не нашлись тогда, когда уже будет поздно.

М.М.: Найти на ранней стадии – это главная задача?

Е.П.: Да, чем раньше, тем лучше.

Н.К.: Ближайшие планы и маршрут?

Е.П.: Сейчас мы работаем в Михайловском районе, потом идут Константиновский, Тамбовский, Ивановский и Благовещенский районы. Я общался с профессором из Москвы и рассказал то, что мы делаем здесь, А он рассказал, что они делают в Москве. У них такого опыта, как у нас, пока нет.

М.М.: Вы имеете в виду «Онкопатруль»?

Е.П.: Да. У них другой опыт, они работают по городам. Я думаю, что мы переймем эту практику, чтобы провести такую работу по крупным городам Амурской области.

М.М.: Что это значит? На базе какой-то больницы?

Е.П.: Это больница и площадь. Сюда будет привлекаться творческая интеллигенция.

Н.К.: Привлечь внимание, потому что пойти в поликлинику онкодиспансера – это очень тяжело для любого человека.

Е.П.: Конечно, психологически.

Н.К.: Если на площади работает какая-то программа, то почему бы и нет?

Е.П.: Какой-то мини-концерт: шел мимо, остановился, посмотрел, тут же стоит машина, зашли и все бесплатно сделали. В Московской области, в Красногорске, они сейчас проводят такие акции. Я думаю, что мы поднимем этот вопрос в министерстве. Нужно привлечь большее количество людей, чтобы люди знали, потому что пойти в специализированное отделение и просто перешагнуть свой барьер нужно.

Н.К.: Там совершенно другая атмосфера, что туда даже попадать не хочется.

М.М.: Онкодиспансер – это такая непростая история. Это, как для многих пройти анализ на СПИД.

Н.К.: Элементарный страх. Может быть, об этом нужно больше говорить? Студенты могут что-то проводить, какие-то акции планируются?

Е.П.: Конечно, мы это уже проводим. Нет такого большого охвата, как, допустим, провести такое мероприятие по городу, не в одном каком-то местечке, а охватить город, взять площадь Ленина, микрорайон. Для этого нужно провести мощную рекламную кампанию, мы сейчас все это продумываем.

М.М.: Работа «Онкопатруля» началась только в апреле, почему это началось сейчас а не раньше? Зимой может проводиться подобная работа? Или у нас очень холодно?

Е.П.: Наиинтереснейший вопрос, почему мы не начали на месяц раньше. Была обстановка по гриппу, много людей болело, и массовое скопление людей было нежелательно.

Н.К.: Планируется, как, в течение всего года?

Е.П.: Да, будет работать в течение всего года.

Н.К.: Остановить может только..?

Е.П.: Какие-то форс-мажорные обстоятельства. Это не говорит о том, что мы отработали, а послезавтра поехали в другое место. Может, будет какой-то перерыв, неделя, дней десять, пока пройдет предварительная подготовка, оповещение людей и так далее.

М.М.: Сколько людей задействовано в этом? Сейчас «Онкопатруль» работает в Михайловском районе, потом в Константиновском. Пока в одном районе работает, в другом ведется подготовительная работа? Или там одна и та же бригада, и нет вариантов, чтобы одна бригада отработала неделю и ее сменила другая?

Е.П.: Мы так и делаем. В Михайловском районе бригада работает 9 дней подряд, они не выезжают оттуда. Это тяжело для людей, у них семьи, дети, поэтому мы разбили и у нас две бригады. Первая бригада отработал 4 дня, технику мы оставили там, автобусами вывезли людей сюда, а потом вторая бригада поехала туда работать. Работать они будут 5 дней. Тяжеловато, для людей это напряг.

Н.К.: Набрать бригаду тяжело? Было бы проще, если бы их было еще больше?

Е.П.: Конечно, было бы проще, но мы не можем найти людей. Они же еще должны здесь работать, они в онкодиспансере работают и везде.

М.М.: То есть их приходиться отвлекать?

Е.П.: Да, их нужно еще и здесь заменить, чтобы они смогли выехать туда.

М.М.: Стимул есть ехать? Им дополнительно оплачивается командировка?

Е.П.: Все это оплачивается. Плюс мы проводим работу с главными врачами, чтобы их еще как-то немного стимулировать. Просто на энтузиазме можно съездить один раз или два.

Н.К.: Регулярно работать не получится. А из студентов очереди выстраиваются?

Е.П.: Желающих много.

Н.К.: Потому что для них это как раз возможность.

Е.П.: Да. Для них можно отвлечься, куда-то выехать.

М.М.: Плюс заработать.

Е.П.: Нет, студентам ничего не оплачивается.

М.М.: А питание, проживание?

Е.П.: Питание, проживание огромная практика для них. Их дальнейшая работа – это работа с людьми, если это фельдшеры, либо это медсестра, то здесь они работают непосредственно.

М.М.: Вы сказали, что это долгоиграющая программа. На сколько она рассчитана? На год выделили финансирование. А потом непонятно, будет ли она на следующий год. Какая перспектива?

Е.П.: Однозначно это будет. Когда мы отработали год, то тоже думали. Недавно мне переслали письмо, оно было написано губернатору, там спросили: «Почему в Шимановск не выезжают?». То есть люди по области уже начали говорить о нас.

М.М.: Это логичный вопрос, почему вы к этим приехали, а к тем нет.

Е.П.: Мы просто еще не доехали. Люди начинают обращаться, просить, чтобы мы приехали, поэтому эта программа будет долгосрочной.

М.М.: План есть какой-то? Где с ним можно ознакомиться?

Е.П.: На сайте министерства есть все. Там расписаны все районы, куда мы поедем в ближайшее время.

М.М.: И можно людям сориентироваться, чтобы пройти обследование.

Е.П.: Конечно.

М.М.: Спасибо большое.

Просмотров всего: 175

распечатать

Комментарии закрыты