19августа
Предыдущий материал Следующий материал
31 января 2019, 14:33 0

Замминистра природных ресурсов Приамурья Василий Офицеров: нынешние замеры мусора соответствуют нормативам, утвержденным губернатором

Замминистра природных ресурсов Приамурья Василий Офицеров: нынешние замеры мусора соответствуют нормативам, утвержденным губернатором

Нино Кохреидзе: Поговорим о том, как область готовится к мусорной реформе. У нас в гостях заместитель министра природных ресурсов Амурской области Василий Офицеров. Василий Юрьевич, здравствуйте!

Василий Офицеров: Здравствуйте!

Екатерина Кузьмина: Мусорная реформа – правильное ее название – реформа по обращению с твердыми коммунальными отходами. Почему говорим о ней вновь? Потому что много было различных поводов с того момента, как обсуждали перед Новым годом. Затем она была сдвинута до апреля, затем обсуждалось, чтобы сдвинуть ее на год, но потом депутаты решили, что не стоит. Депутаты проголосовали, что все-таки в апреле она начнется. Сроки отсрочки остались неизменными? Успеем ли мы подготовиться?

В.О.: Успеем подготовиться, потому что на сегодняшний день практически все необходимые нормативные документы – это территориальная схема обращения с отходами, региональная программа, ряд постановлений и распоряжений губернатора – практически готовы. Положа руку на сердце мы были готовы и с 1 января зайти в эту реформу, но предпринимательское сообщество вызвало некую негативную реакцию о нормативах образования отходов, которые были утверждены распоряжением губернатора. Поэтому по решению губернатора мы пошли на отсрочку для того, чтобы провести дополнительные замеры образования отходов у юридических лиц. На сегодняшний день мы уже провели с 17 по 23 января во всех муниципальных образованиях области эти замеры, которые определяются по зимнему сезону. Планируем в конце марта провести дополнительные замеры по весеннему сезону. Иесли подтвердятся те нормативы образования отходов, которые уже были установлены, то мы спокойно входим 1 апреля в новые отношения в сфере обращения с твердыми коммунальными отходами.

Н.К.: На текущий момент эти замеры, что показали?

В.О.: Сейчас идет обработка этих замеров, но в массе своей они показали, что они соответствуют тем нормативам, которые были утверждены губернатором области.

Н.К.: Нет большой разницы?

В.О.: Принципиально большой разницы нет, где-то чуть-чуть больше, где-то чуть-чуть меньше, это зависит от предприятия, от уровня замеров и так далее. В среднем по области мы пока остаемся на том же уровне.

Е.К.: Это бизнес?

В.О.: Это бизнес.

Е.К.: Боялись-то в основном обычные люди, что выйдут они 1 января на улицу во двор, а там будут кучи мусора, и никто их не вывезет. Такой ситуации не могло быть?

В.О.: В принципе, не могло быть. Региональные операторы заключили договор со всеми транспортными компаниями на транспортировку мусора от многоквартирных домов, от неблагоустроенного жилого фонда. Были разработаны графики вывоза либо с контейнерных площадок, либо с бесконтейнерного вывоза мешками. На сегодняшний день эти графики еще раз проверяются и уточняются, чтобы с 1 апреля начинать работать по-новому.

Н.К.: Операторов у нас региональных пять?

В.О.: Пять.

Н.К.: Они отвечают, как раз за работу с твердыми коммунальными отходами, за вывоз мусора с территории. Один из этих операторов, по крайней мере, главный офис зарегистрирован не в Приамурье?

В.О.: Он зарегистрирован не в Приамурье, но у него работают представители по северному кластеру.

Н.К.: Связь со всеми?

В.О.: Связь со всеми есть. Один из активных, из самых внимательных операторов это именно тот северный оператор, руководитель Кузнецов.

Н.К.: А как так получилось, что компания из другого региона к нам зашла?

В.О.: Это конкурсный отбор. Для отбора операторов в прошлом году летом был объявлен конкурс, были определенные условия для того, чтобы войти в этот конкурс. Кто вышел, тот и победил на тех условиях, которые предлагались.

Н.К.: То есть северные территории – это, наверное, как раз и есть труднодоступные по расстоянию?

В.О.: Самые труднодоступные, самые большие по географическому расстоянию, и достаточно много проблем по организации вывоза и сбору твердых коммунальных отходов.

Н.К.: В итоге, исходя из всех этих условий, формировались тарифы?

В.О.: Да, в том числе и из-за этого.

Е.К.: У нас есть схема, которая работает много лет. Люди знают, что есть управляющая компания, управляющая компания отвечает за содержание контейнерных площадок, есть контейнеры, которые принадлежат управляющим компаниям.И на них пометки. Допустим, у нас была компания «САХ», которая занималась вывозом мусора, там стоят контейнеры, и видно, чьи это контейнеры. Но это же не управляющая компания, а оператор по вывозу мусора был. Что изменится для людей? Какова судьба этих контейнеров? Кто-то у кого-то их перекупит? Или заберут одни, поставят другие?

В.О.: Управляющие компании по новой схеме будут отвечать за мусор, бытовые отходы, которые складируются на контейнерной площадке, до момента вывоза этих отходов региональным оператором или оператором по транспортировке, с которыми он заключает договор. То есть вся непосредственная работа на контейнерной площадке остается у управляющих компаний.

Н.К.: То есть они отвечают за количество этих контейнеров, оборудование этой площадки?

В.О.: Количество контейнеров определяется в зависимости от количества жителей, от санитарных норм, а региональный оператор должен подъехать¸ забрать, все аккуратно сгрузить и вывезти его на склад либо на площадку временного накопления отходов, либо на полигон.

Н.К.: С многоквартирными домами все понятно – там предусмотрены контейнерные площадки, они давно установлены. Частный сектор, где не так уж часто встречаются контейнеры, и я даже не говорю о селах, в том числе и город Благовещенск. Перед Новым годом говорили, что чуть ли не мусорные пакеты будут раздавать. Что это за история? Как это решается?

В.О.: В зависимости от расстояния, в зависимости от расположения в соответствии с санитарными нормами определяется место оборудования контейнерных площадок. Эти места оборудуют муниципальные органы власти. В случае если контейнерная площадка не оборудована, региональный оператор готов организовать бесконтейнерный сбор, то есть сбор в мешки от жителей неблагоустроенного жилого фонда. Условно говоря, определил график, когда и в какое время подъедет машина, которая готова будет принять от жителей мешки с отходами.

Н.К.: То есть жители просто выносят эти мешки, ставят?

В.О.: Просто выносят мешки и ставят в определенное место. Места уже согласованы с муниципальными органами власти. Либо знают, условно говоря, что в 9:45 во вторник здесь будет стоять машина, которая примет мешки от жителей. График составлен в зависимости от количества жителей и от санитарных норм, когда мы имеем в виду, что зимой должно вывозиться не реже, чем раз в 3 дня, а летом не реже, чем один раз в день.

Н.К.: Это послабление не вызовет беспорядка на улицах? Потому что контейнер – это контейнер, а мешок поставили, кто-то прошел, пнул.

В.О.: Мы говорим о том моменте, пока не будет оборудована контейнерная площадка.

Н.К.: Есть срок, когда обязательно нужно оборудовать именно контейнерную площадку?

В.О.: Мы надеемся, что сейчас органы муниципальной власти определились с местами, где будут контейнерные площадки. Вопрос в том, что одним из требований контейнерных площадок должна быть бетонная основа. Сейчас в зиму делать бетонную основу не совсем хорошо. Я думаю, что до теплого времени региональный оператор готов идти на это, и будет организован бесконтейнерный сбор, а с установлением теплой погоды муниципальные органы сделают необходимое количество контейнерных площадок. Средства у них на это есть. Если у кого-то не хватает, то областным бюджетом предусмотрены некоторые субсидии на строительство контейнерных площадок, на приобретение контейнеров, если их не хватает в муниципальных образованиях.

Е.К.: Куда будут вывозить мусор? Что с ним будет происходить дальшепо правилам?

В.О.: Вывозить мусор будут на полигоны для приемки твердых коммунальных отходов. На них в течение ближайшего времени должны быть организовано сортирование мусора. На сегодняшний день запрещено просто захоранивать бумагу, часть пластиковых отходов, их необходимо сортировать либо направлять на переработку, либо перерабатывать на месте. В принципе, такая работа практически ведется, работаем дальше.

Е.К.: Эта территория там же на полигоне, где сейчас?

В.О.: Если говорить о Благовещенске, то здесь на полигоне. Если говорить о других муниципальных образованиях, то либо на площадках временного накопления, либо на тех полигонах, которые есть в этих районах.

Н.К.: Во всех пяти территориях есть оборудованные полигоны?

В.О.: Полигоны оборудованы официально и включенные в ГРОРО есть только в четырех, нет его в пока северном, но документы направлены достаточно давно в федеральное агентство природных ресурсов. Мы ждем официального подтверждения о включении его в список ГРОРО, так называемый список объектов размещения отходов. Плюс ко всему недавними изменениями в федеральном законодательстве нам предоставлено право по упрощенной схеме включать некоторые из действующих исторических свалок в перечень полигонов до 23 года. Мы сейчас ждем условий, которые нам должно выставить Министерство природных ресурсов РФ, на основании которых эти свалки можно будет превратить во временные полигоны. Я думаю, что к 1 апреля у нас во всех кластерах будет официально действующий полигон.

Е.К.: Мусоропереработка, когда реально ее запустить в том виде, в каком она должна быть? Первым делом она начнется на территории возле Благовещенска? Или сразу заработает на всей территории области?

В.О.: Сразу на всей территории не заработает. Дело том, что мы сейчас делаем ту работу, которую нужно было делать лет 50 назад и в течение этих 50 лет. Сделать ее за одну ночь и за одно утро практически невозможно, все это идет в комплексе, поэтапно. Что касается завода, так называемого «БлагЭко», то на сегодняшний день ведется работа по передаче его в аренду, я думаю, что до 1 апреля администрацией города вопрос будет решен. Я думаю, что на этом заводе появится хозяин, который сможет его запустить и начнет на нем работать, проводить сортировку и переработку бытовых отходов.

Е.К.: Что там будет перерабатываться?

В.О.: Наши коммунальные отходы.

Е.К.: Все?

В.О.: Конечно. Они будут сортироваться соответствующим образом, по технологии перерабатываться, что-то будет превращаться в компост и перегной, что-то, после того, как оттуда выберут все полезные компоненты, какая-то незначительная часть будет захораниваться на свалке.

Е.К.: Говорилось о том, что он не приспособлен для наших климатических условий?

В.О.: Достаточно сложно говорить, надо попробовать его запустить в работу, но строители уверяли, что, даст бог, все будет хорошо.

Н.К.: Это история не одного года, не благодаря мусорной реформе он будет строиться?

В.О.: Нет, это строится давно, уже несколько лет. Я хочу сказать о том, что у нас в других местах будут строиться заводы. На сегодняшний день нам Федерация выделила 1 миллиард 200 миллионов рублей на строительство двух перерабатывающих заводов.

Е.К.: Какие это будут территории?

В.О.: Город Свободный, Бурейский район. На сегодняшний день мы начинаем работу с проектировщиками, чтобы в 2019 году выполнить проект строительства, а в 20 – 21 году провести работу по строительству этих заводов.

Н.К.: Что нужно делать, чтобы не получилась история, как с «БлагЭко»?

В.О.: Работаем.

Е.К.: Пять всего должно быть заводов?

В.О.: Всего будет пять.

Е.К.: В 2019 году будет проект еще двух, сколько их будут строить лет?

В.О.: Два года.

Е.К.: То есть у нас в 2021 году в области будет три мусороперерабатывающих завода?

В.О.: Да. Всего для того, чтобы закрыть всю потребность наших мусороперерабатывающих заводов, мусоросортировочных станций региональной программой предусмотрено строительство пяти этих заводов, 19 мусоросортировочных станций, закупка некоторого количества инсинераторов для отдаленных населенных пунктов. Часть будет финансироваться за счет федеральных средств, я надеюсь, что большая часть за счет инвестиционной составляющей работы региональных операторов.

Е.К.: Те территории, где не будет пока мусоропереработки сколько-то лет, что там будет с мусором происходить?

В.О.: Будет происходить его сортировка на площадках временного накопления отходов и на полигонах. То есть там будет идти сначала простая сортировка, оттуда будут выбираться полезные компоненты, остальная часть будет захороняться на полигоне.

Н.К.: Мы не будем вывозить на переработку за пределы региона?

В.О.: Нет.

Н.К.: Будет копиться, пока не построится?

В.О.: Уже сейчас идет работа о том, что некоторые предприятия ведут работу по извлечению из этих отходов картона, полиэтилена, цветных металлов и так далее.

Е.К.: Это полезные компоненты?

В.О.: Да. У нас на территории практически не перерабатываются, потому что недостаточно большой объем, а вывозятся за границы области. Стекло везется в Хабаровск, бумага и полиэтилен – в Иркутскую область. Направления идут, первичная сортировка работает.

Е.К.: Люди сами начнут сортировать мусор? Как можно просвещать, стимулировать их к этому? Или пока решили не заморачиваться?

В.О.: Просвещать, вот мы сейчас с вами этим занимаемся. В принципе, есть график, где до 2025 года мы должны контейнеры на контейнерных площадках окрасить в разные цвета, в зависимости от видов отходов, которые будут собираться. Графиком работы это предусмотрено начиная с 21 года. С 21 года появятся сначала одного цвета контейнеры, потом второго, третьего, четвертого, куда добрые люди должны будут складывать отсортированный соответствующим образом мусор.

Е.К.: Честно говоря, слабо верится в эффективность.

В.О.: Это наш менталитет, но мы его будем постепенно переправлять, воспитывать и делать так, чтобы это все производилось.

Н.К.: Когда у нас заработает система переработки, теоретически это отразится на тарифах? Если сейчас часть полезных компонентов, которые вы перечислили, будут извлекать, то все-таки нужны будут какие-то транспортные расходы для того, чтобы это переправить на другие территории и там переработать. А это ответственность регионального оператора исходя, ведь из себестоимости его работы выставляется тариф? Если будут на месте перерабатывать, это повлияет в сторону снижения?

В.О.: Если будет перерабатываться на месте, региональный оператор за счет этой переработки будет получать какую-то дополнительную прибыль, то, естественно, она будет направлена на снижение тарифов.

Н.К.: То есть это будет пересматриваться?

В.О.: Конечно. Тарифы будут пересматриваться, но, по крайней мере, в 19 году точно.

Е.К.: В сторону уменьшения?

В.О.: Хотелось бы. Будем смотреть. По тарифам сейчас трудно сказать, в какую сторону они повернутся.

Н.К.: В зависимости от затрат?

В.О.: В зависимости от тех фактических затрат, которые сейчас несет региональный оператор.

Е.К.: Вы сказали, что нам будут выделяться федеральные средства на строительство мусороперерабатывающих заводов. Выделяют больше миллиарда?

В.О.: Миллиард 200 миллионов.

Е.К.: Этого достаточно?

В.О.: Этого достаточно для строительства двух перерабатывающих заводов. Мы сейчас работаем с проектировщиками, окончательно определимся с технологией и со способом строительства, с объемом. Часть софинансирования обеспечивает областной бюджет. В случае недостатка этих средств будем привлекать средства региональных операторов на основе частного государственного партнерства.

Е.К.: Региональные операторы все-таки остались, потому что перед Новым годом или уже после Нового года была информация о том, что будет создан некий единый федеральный оператор, он будет за все отвечать, он будет основным благополучателем всего этого.

В.О.: Нет, создана публичная правовая компания «Российский экологический оператор», в задачи которого входит координация работ, нормативно-правовое регулирование, финансирование строительства объектов в сфере твердых коммунальных отходов, различные другие операции. Но он не будет осуществлять полномочия операторов по работе с твердыми коммунальными отходами. То есть это некое организующее, финансирующее звено. Управленцы вместе с финансами.

Е.К.: Еще один больной мусорный вопрос – это борьба с несанкционированными свалками. Об этом тоже много говорят.

В.О.: Борьба со свалками будет вестись, будет вестись достаточно активно, как в этом году. Если вы помните или слышали, я говорил, что было 1 124 навала мусора, которые обнаружили на территории области. 970 из них уже убрали. Кроме того, в обязанности регионального оператора входит ликвидация несанкционированных свалок. Там достаточно простая схема: в случае обнаружения несанкционированного навала мусора оператор извещает об этом владельца, собственника земельного участка, и если в течение 30 дней собственник земельного участка не убирает этот навал мусора, региональный оператор убирает это сам и выставляет счета собственнику земли.

Е.К.: Экологическая полиция и еще что-то такое, чтобы предотвращать?

В.О.: С экологической полицией достаточно сложно, но у нас есть региональный надзор, который готов работать по административной ответственности с теми, кто осуществляет эти навалы. Главное, увидеть в процессе выбрасывания мусора человека, машину, организацию. Мы готовы провести любое административное расследование, наказать нерадивых людей.

Н.К.: Интересный опыт по ликвидации этих свалок был в Благовещенском районе, где устраивали засады для того, чтобы поймать за руку. Это распространенный опыт на территории?

В.О.: Не только засаду, но и ловушки администрация ставит, чтобы сфотографировать тех, кто выбрасывает мусор в неположенных местах. Да, это работа административных комиссий, она ведется достаточно активно и будет вестись еще более активно. Я просто хочу сказать, что штраф для физического лица – до 5 тысяч рублей за несанкционированную свалку мусора.

Е.К.: На каком сейчас этапе область в процессе подготовки к мусорной реформе? Те самые тарифы, которыми кто-то возмущается, они пока не окончательны.

В.О.: Тарифы для населения тоже не окончательны. Нормативы для юридических лиц тоже не окончательны. Для юридических лиц есть выход – это фактический замер, чем, в принципе, сейчас занимаемся. Есть возможность договориться о фактическом образовании отходов у юридических лиц с региональным оператором, региональные операторы на это идут, нормативы будут практически не нужны.

Е.К.: Взвешивать?

Н.К.: Два варианта есть у бизнеса?

В.О.: Да. Это либо нормативы, которые установлены распоряжением, либо фактическое количество контейнеров, которые устанавливаются в соответствии с СанПиНом. Исходя из этого норматив не нужен, фактическая получается маленько поменьше, но у кого-то больше, у кого-то меньше. Региональные операторы готовы работать по разным условиям, с ними эта работа проведена, и они с этим согласны.

Е.К.: Спасибо.

Просмотров всего: 352

распечатать

Комментарии закрыты