23августа
Предыдущий материал Следующий материал
30 января 2019, 15:13 0

Редактор «Амур.инфо» и зоозащитник Екатерина Плотникова: о приюте «Дружок» и собаках, которые там жили

Редактор «Амур.инфо» и зоозащитник Екатерина Плотникова: о приюте «Дружок» и собаках, которые там жили

Екатерина Кузьмина: Впервые мы попытаемся разобраться в ситуации, которая сложилась в приюте для животных «Дружок», который в народе окрестили «собачьим Освенцимом». Если кратко, то история такова: после новогодних каникул зоозащитники на территории «Дружка» обнаружили истощенных полуживых собак и десятки собачьих трупов. Само заведение не первый год выполняло муниципальный контракт по отлову и содержанию безнадзорных животных. К настоящему моменту установлены причины гибели собак – это истощение. Владелец приюта находится в СИЗО, возбуждено уголовное дело. Городская администрация дала официальный ответ о том, что в приюте проводились своевременные проверки, а на данный момент он больше не выполняет свою функцию. У нас в гостях журналист, редактор «Амур.инфо» и зоозащитник Екатерина Плотникова, которая с деятельностью приюта «Дружок» соприкасалась в разных своих ипостасях. Скажите, почему именно после Нового года, именно 16 января группа зоозащитников поехала в этот чигиринский приют?

Екатерина Плотникова: Все началось немного раньше, по-моему, 7 января. В приют поехали люди и 7 января сняли видео – то самое, которое потом появилось в СМИ. А почему 16 января все приехали туда поздно вечером? 16 января на «Амур.инфо» впервые вышла информация о том, что происходит в этом приюте. Многие люди прочитали, местные жители обеспокоились: кому-то показалось, что кто-то вывозит или собирается вывозить трупы оттуда. Позвонили зоозащитникам, зоозащитники всполошились, примчались туда, вызвали полицию. Никто трупы, слава богу, не вывозил. Сигнал от местных жителей послужил тому, что приехало огромное количество людей – это были представители зоозащитных организаций, свободные волонтеры, просто неравнодушные люди из города. После того как зашла туда полиция, сняла все, что там было, в том числе трупы, на видео, после этого люди стали разбирать животных.

Е.К.: Давно были проблемы у зоозащитников с этим «Дружком», с хозяевами на тот момент. Я знаю, что около двух лет назад от журналистов были сигналы зоозащитникам о том, что с животными там делают не то. Журналисты пытались проникнуть туда, но их избили, разбили камеру. Чем вся эта история завершилась? Это же вроде частная территория и туда нельзя было лезть, но в то же время побили человека, имущество покалечили.

Е.П.: На тот момент муниципальный контракт, заключенный с администрацией, только начинали исполнять. И журналисты, и я в том числе, там присутствовали плюс еще два коллеги с «Альфа-канала». Мы поехали посмотреть, как исполняется контракт, потому что не могли добиться никакой информации по телефону от Вячеслава Золотарева. Между тем от зоозащитных организаций поступала информация о том, что животные там содержатся ненадлежащим образом. Мы не заходили в сам приют, тогда там не было никаких заборов, никаких колышков, обозначающих границы земельного участка. Мы даже не понимали, где начинается его земельный участок, а где общая территория. Мы подъехали туда, и начался этот конфликт. А мы просто хотели показать и рассказать людям, как на их налоги исполняется контракт, но получилась вот такая вот реакция. К сожалению, добиться того правосудия, которого хотелось, не получилось. Я в деталях не могу сказать – это надо у юристов телекомпании «Альфа-канал» спрашивать. Насколько мне известно, человек просто отделался тем, что возместил ущерб за камеру и все.

Е.К.: Были еще какие-то попытки проникнуть туда? Как удалось проникнуть туда в этот раз? Это же частная территория, наверняка там был забор.

Е.П.: Он постепенно отстраивался, то есть забор появлялся.

Е.К.: Как полиция туда прошла?

Е.П.: Были такие показательные выездки, не побоюсь этого слова, из администрации, с якобы какими-то надзорными органами. Естественно, к их приезду на территории все было нормально. Зоозащитники неоднократно пытались туда попасть, но никто их не пускал. Был период, когда на протяжении двух месяцев Золотарев разрешал волонтерам приходить и кормить. Это такой нонсенс: на муниципальные деньги ты отлавливаешь животных, тебе выделяются средства на их содержание, кормление в том числе, но приезжают волонтеры и их кормят. Потом он резко запретил им приезжать. Почему получилось проникнуть в этот раз? Наверное, просто так сошлись звезды, обстоятельства, что на тот момент не было никакой охраны там, никого не было, и самого Золотарева не было – он был в Таиланде. Никто не взламывал никакие двери, просто там было открыто, люди зашли и сняли. Как зашла полиция, я не могу сказать, потому что они это сделали по закону.

Е.К.: В общем, ничего не ломали, просто все было открыто и брошено.

Е.П.: Да, были одни собаки и никого из людей. Собаки истощенные и голодные, напуганные.

Е.К.: После этого трупы отвезли на экспертизу, чтобы понять, от чего погибли собаки. Собак живых, полуживых забрали к себе волонтеры. Общественники сразу же составили петицию на электронной площадке и решили добиваться чего-то, чего мы сейчас узнаем. Кому она была на самом деле обращена? Какие требования вы выдвигали?

Е.П.: Эту петицию не мы составляли, даже не местные зоозащитники. Насколько я помню, это владивостокские. У нас все волонтеры были заняты спасением животных. Часть людей занималась правовым аспектом, чтобы наказать виновных. В основном все, как сумасшедшие, пытались вытащить этих животных оттуда, поэтому про петицию подзабыли. Нам помогли неравнодушные люди. Они создали петицию, подписали, надо посмотреть, сколько там подписей.

Е.К.: Чего добивались? С какой просьбой петиция и кому обращена?

Е.П.: Добиться наказания всех виновных, всех причастных, чтобы такие ситуации больше не повторялись, потому что все это происходило у нас под носом все эти годы.

Е.К.: Среди тех, кто подписал, были известные люди, все, у кого есть социальные сети. Видели, что известный популярный актер Данила Козловский в соцсетях обратился с призывом присоединяться. Это было его единственное появление в этой истории? Или он вышел на вас, чем-то помог, деньгами?

Е.П.: Это было единственное появление, то есть он подписал петицию, разместил у себя на страничке в Инстаграме. Но после него очень активно известные люди начали делать репосты, многие актеры, певцы, блогеры – все подключились, был создан общественный резонанс, была такая шумиха.

Е.К.: Вы чувствуете, что это как-то помогло сдвинуть ситуацию с мертвой точки?

Е.П.: Это, безусловно, повлияло не так, как если бы это было возмущение небольшой кучки зоозащитников. Это опять бы просто сошло на нет, и все закрыли бы на это глаза. А такой общественный резонанс, я думаю, повлиял в том числе на возбуждение уголовного дела и на то, что сейчас так тщательно занимаются всем этим правоохранительные органы.

Е.К.: Куда вывезли живых постояльцев «Дружка»? Объединились ли наконец наши зоозащитники в этой миссии спасения? У вас же между собой есть какие-то недопонимания: одни хотят одного, другие – другого.? Куда вывезли всех живых собак?

Е.П.: Эта ситуация сплотила всех, потому что все мы люди разные, разных возрастов, разных социальных статусов, с разными характерами, видением, как разрешить проблему с безнадзорными животными. И действительно у кого-то были разногласия. Здесь эта проблема объединила всех, начали массово вывозить животных, причем вывозили не только волонтеры, но и обычные люди. Они просто приезжали и забирали себе животных на постоянную основу. Вывезено было больше 50 животных.

Е.К.: Живых?

Е.П.: Живых.

Е.К.: Это все были собаки?

Е.П.: Да, все собаки. В первую очередь вывезли контактных собак, которые легко сами прыгали в руки. Видимо это те, которые не так давно туда попали, потому что они не были настолько истощены. Самая большая сложность возникла с животными, которые находились там уже достаточно давно, которых успели напугать. Они были очень худые, и приходилось придумать способы, как их вытащить из этих вольеров, снять с этих цепей, потому что они кидались на людей. Они настолько были затравленны и запуганы, что кусались, убегали. Были животные, которые просто свободно бегали по территории. С ними вообще отдельная история. Потом они выбежали за территорию, приходилось дневать и ночевать некоторым волонтерам, чтобы поймать их, а поймать их нужно было, потому что они все больные, голодные, истощенные, помощь нужна была всем.

Е.К.: По оценкам, сколько они не ели дней, месяцев?

Е.П.: На самом деле такую степень истощения, как у этих собак, не получают за неделю, за две, они достаточно долгое время просидели без еды – больше месяца, два месяца. Потому что там действительно кожа да кости. У нас есть одна собака по кличке Гера – ее забрали 16 числа из приюта. Она только три дня назад начал вставать, она лежала, была на грани смерти – действительно скелет обтянутый кожей. Все волонтеры возили животных к ветеринарам на обследование, и всем животным ветеринары ставят диагноз – истощение. Это помимо той кучи болячек, которые есть. Это, естественно, блохи, глисты, конъюнктивиты, демодекозы – полный набор. То, что за животными не следили, не ухаживали – это 100 %, и никаких ветосмотров у них не было.

Е.К.: Они были чипированы?

Е.П.: Да. В этом плане могу сказать, что нам повезло, что они почти все были чипированы. Почему повезло? Потому что сейчас по этим чипам можно установить, и уже установлено, что животные были отловлены в рамках муниципального контракта.

Е.К.: То есть не подкинули этих собак?

Е.П.: Нет, не сами они забежали и сели умирать голодной смертью.

Е.К.: Это все излечимо. Самое главное – поддержать именно физическое состояние, накормить вовремя. Как вы их выводите из этого состояния?

Е.П.: Это сложный процесс, потому что собаку нельзя сразу много кормить, нельзя давать много еды, поэтому постепенно, потихонечку, маленькими порциями, маленькими дозами, плюс витамины, специальные добавки, уколы делаются, чтобы животное набирало вес, чтобы укреплялся иммунитет. Это все очень не быстро. Конечно, у кого-то процессы идут быстрее, у кого-то медленнее, все зависит от степени истощения.

Е.К.: Где вы берете деньги на то, чтобы все это покупать – витамины, добавки, специальный корм? Или они едят обычную человеческую пищу?

Е.П.: Корм покупается, варится еда. Все это сначала делалось за свои деньги, потом люди начали активно откликаться, предлагать свою помощь. Это просто невероятная ситуация, когда равнодушных не осталось. Все как-то пытаются помочь, предлагают будки, лекарство, корма, заморозку, крупы, деньги, просто машиной помочь. Люди реально откликнулись, сплотились и помогают, как могут.

Е.К.: Сейчас с этим нет больших проблем на данный момент?

Е.П.: Нет.

Е.К.: Какие-то совершенно немыслимые истории, которые журналисты рассказывали о том, что у животных, которые жили в приюте, находились хозяева. Что это за истории?

Е.П.: Да, счастливые истории, но их не так много. Нашлась одна собака, которая пропала из Циолковского, ее вернули.

Е.К.: Как это происходило? Позвонили, сказали, что тут нужна собака, позвонили, фотографию отослали?

Е.П.: По фотографиям. Все собаки находились по фотографиям, один пес сам вернулся домой.

Е.К.: Где выложены фотографии?

Е.П.: В соцсетях, в интернете сразу все распространялось. Зоозащитниками и журналистами было снято много видео.

Е.К.: Именно каталог всех животных?

Е.П.: Не то, чтобы каталог. Те, кто были в приюте, их фотографировали и выкладывали в соцсети, и люди видели. Сейчас тяжело наблюдать, как на фоне этих примеров, когда животные находили своих хозяев, многие обращаются к зоозащитникам: «Помогите, у меня пес пропал в ноябре, в декабре. Посмотрите на фотографию, может быть, вы видели?» Людей с такой надеждой очень больно видеть, потому что животное потерялось, возможно, оно и было в этом приюте, но, может, оно оказалось среди погибших. Тяжело наблюдать, что у людей это последняя надежда.

Е.К.: Сколько собак нашли своих хозяев из прошлого?

Е.П.: Было четыре таких случая – три местных и один из Циолковского.

Е.К.: Этот пес уже уехал?

Е.П.: Да, все у своих хозяев.

Е.К.: При каких обстоятельствах они пропали? Как они оказались в этом приюте? Убежали на прогулке или, может, их украли?

Е.П.: Я здесь буду честна и скажу откровенно, что это беспечность самих хозяев. Сейчас у них все закончилось хеппи-эндом, они воссоединились. На самом деле это обычный свободный выгул, то есть животное гуляет самостоятельно, без хозяина. И даже то, что на животном есть ошейник не мешало господину Золотареву этих животных отлавливать. Рассказывали такие истории, что он мог на территорию зайти и украсть собаку. Если она просто ходит по улице, ну и что, что она в ошейнике, ему было все равно. Пользуясь моментом, я призываю людей: пожалуйста, выгуливайте животных на поводках! То, что Золотарев сейчас сидит в изоляторе, не значит, что больше никто и ничего с вашим животным не сделает.

Е.К.: Что будет с этими собаками дальше? Сейчас они у вас, вы помогаете им восстанавливаться, выкармливаете. Но есть ли шанс на то, что их заберут люди? Это ведь полсотни собак, это много, и все они будут продолжать жить у вас?

Е.П.: Пока они живут у зоозащитников. Мы надеемся, что добрую половину, а может быть, и всех получится пристроить, может быть, люди проявят какую-то жалость и захотят забрать. Есть собаки очень контактные, с которыми особых проблем не будет. Действительно, есть животные, с которыми придется повозиться, и там нужны хозяева, готовые к трудностям. Но у всех есть шанс. У нас там были собаки, которые не просто боялись, они были агрессивны, они кидались, и даже кинолог не мог к ним подойти. В итоге общими усилиями этих животных удалось тоже пристроить в семьи. Проходит неделя, и из этих семей приходит видео, какие собаки сейчас: страшно агрессивные чудовища, монстры, получив свою порцию любви и ласки, просто превратились в котят.

Е.К.: Сегодня нужна помощь со стороны тех, кто не может или не хочет забрать себе животное, но что-то хочет для них сделать?

Е.П.: Всегда актуально будет питание, сколько бы ни привозили, оно все равно рано или поздно кончается. Животных много, они хотят есть. Корма, различные субпродукты, крупы – это всегда актуально. И плюс помощь с размещением информации о пристройстве. Это тоже очень нужно, чтобы люди помогали найти хозяев.

Е.П.: Вы же все равно продолжаете выполнять свою функцию, к вам подбрасывают животных, вы сами их где-то находите, спасаете, вы все это продолжаете? У вас есть места для новых животных с улицы?

Е.П.: Все это продолжается, потому что животные никуда не делись с улиц. Я забрала одну собаку из приюта Золотарева. Пока я ею занималась, ко мне попали еще один пес-потеряшка и два щенка. Ищем места, ищем передержки среди людей, размещаем у кого-то на участках, максимально стараемся включиться. Конечно, очень тяжело, потому что животных очень много, размещать их практически негде, иногда они живут в стесненных условиях.

Е.К.: Но их хотя бы никто не обижает и не мучает.

Е.П.: И кормят.

Е.К. Сейчас зоозащитная организация выиграла муниципальный контракт в этом году. Это адекватные люди, которые будут нормально обращаться с животными. Они, может быть, заберут часть этих животных к себе? Или этого не может быть?

Е.П.: Там же смысл именно в отлове тех, кто сейчас на улице, и работать по заявкам. То есть жители жалуются на какую-то стаю, нужно выезжать, забирать.

Е.К.: То есть эти собаки – ваше бремя и вы его будете нести дальше?

Е.П.: Да.

Е.К.: Хозяин приюта стал подозреваемым по уголовному делу. Общественников устраивает такой поворот событий?

Е.П.: Безусловно, нас более чем устраивает. Мы боялись, что он в очередной раз может выкрутиться, потому что сколько было за эти годы написано заявлений на него в полицию, в прокуратуру, куда только ни писали. Наконец-то возбуждено уголовное дело, и я надеюсь, что он понесет справедливое наказание. Но все равно этого мало, потому что человек, естественно, действовал не один, есть еще причастные лица, в том числе среди представителей власти. У него одного ничего бы не получилось. Естественно, есть люди, которые помогали, покрывали, были причастны. Мы надеемся, что будет грамотное расследование, потому что здесь история не только в жестоком обращении с животными, здесь еще нецелевое расходование бюджетных средств, то есть мошенничество даже можно сказать. Люди прикарманивали бюджетные деньги.

Е.К.: Администрация Благовещенска, журналисты, конечно же, тоже писали запросы. В СМИ были опубликованы ответы от администрации о том, что все произошло когда-то. Сейчас муниципальным контрактом занимается другая организация. На тот момент, когда с животными произошла эта беда, он уже не выполнял свои функции, и животные были переданы каким-то другим лицам.

Е.П.: Ему же и были переданы эти животные. 25 числа был завершен контракт, и по его условиям животные должны из муниципального перейти в частную собственность, то есть должны быть отданы кому-то в хорошие ручки. Но их снова отдали ему. В его «хорошие ручки». И на тот момент администрация говорит, что они выезжали и проводили проверку 25 декабря, и все было в порядке, Золотарев и сам говорил, что все будет хорошо. Вы знаете, видео было снято 7 января. С 25 декабря по 7 января не могла появиться такая гора трупов, не могли животные до такой степени истощиться за такое короткое время.

Е.К.: Какое-то параллельное журналистское расследование проводят ваши коллеги?

Е.П.: Журналисты «Амур.инфо» постоянно пишут различные материалы. Мы пытаемся узнать больше информации, освещаем эту тему, не замалчиваем. Тем более на фоне такого резонанса нужно узнавать и писать, писать.

Е.К.: Что можно сделать, чтобы такая трагедия не повторилась? Достаточно ли этого закона о жестоком обращении с животными? Достаточно ли сейчас у зоозащитников полномочий? На вашу сторону переметнулся кто-то ли из тех, кто раньше не особо хотел? Какие-то, может, властные структуры?

Е.П.: Нам управление ветеринарии очень хорошо помогает. Они предложили волонтерам свою помощь, в том числе с лечением и осмотром животных, у них активная такая позиция сейчас. На самом деле, закон хороший, но, как он исполняется, – уже другой вопрос. Естественно, исполнение хромает. Объясню, почему все эти годы не получалось. Очень многие говорят: «Пусть зоозащитники бы занимались, и ничего такого бы не было». Зоозащитники пытались и хотели. Но требования очень жесткие к тому, кто будет исполнять этот контракт. У зоозащитников нет таких возможностей, в том числе обеспечить контракт – это 30 %. Вы представляете: контракт на 800 тысяч – 30 % откуда? Волонтеры на корма собирают, откуда у них такие деньги? Плюс земля, оборудование, транспорт, там много пунктов, которые может исполнить только бизнесмен, у которого есть деньги. Сейчас мы надеемся, что, может быть, как-то власти пойдут навстречу, будет какой-то контакт и нормально будет исполняться закон, будет регулироваться численность безнадзорных животных, будет гуманная очистка улиц.

Е.К.: Мы тоже будем надеяться. Думаю, мы еще не раз встретимся с зоозащитниками и будем следить, как ситуация будет развиваться. И, конечно же, за уголовным делом – во что оно выльется. Будем следить за ситуацией с животными. Может быть, нужна будет какая-то помощь от коллег, от нас, мы всегда вашем распоряжении. Спасибо, что пришли и честно обо всем рассказали.

Просмотров всего: 1512

распечатать

Комментарии закрыты