17октября
Предыдущий материал Следующий материал
17 декабря 2018, 15:31 0

Руководитель общественной организации зоозащитников Ольга Кривицкая: об отлове бродячих животных в Благовещенске

Руководитель общественной организации зоозащитников Ольга Кривицкая: об отлове бродячих животных в Благовещенске

Алексей Воскобойников: У нас в гостях Ольга Кривицкая, руководитель общественной организации зоозащитников «Подари надежду». Здравствуйте, Ольга!

Ольга Кривицкая: Здравствуйте!

А.В.: Мы будем говорить о новых полномочиях общественников по отлову бродячих животных, о том, как это отразится на деятельности организации и жизни города.

Анастасия Болотина: Какова была ситуация с отловом бродячих животных в Благовещенске до того момента, как получили зоозащитники право на это?

О.К.: Все знают, что у нас в Благовещенске выполнял контракт предприниматель не очень добросовестно. Было много слухов, что к животным жестокое отношение, неизвестно куда животные пропадали. Наверное, мечтой всей соцзащиты Благовещенска было все-таки как-то выйти на этот контракт. Не было материальной возможности, чтобы выйти на отлов и содержание на аукцион, который проводит город. Здесь нужно обязательно: первое – подкрепить финансово какой-то процент, я не помню точно сумму. Второе – это соответственно земля, вольеры, где будет это все находиться. Мы пытались выйти, но у нас что-то не получилось выйти на этот конкурс. В этом году у нас сменился губернатор, и власть повернулась к зоозащите, был большой общественный совет с участниками зоозащиты. Мы высказали свои проблемы, как уменьшить количество безнадзорных животных. Самое первое – это, конечно, чтобы было ответственное обращение жителей, потому что безнадзорные животные – это наши бывшие домашние животные. Все это долгий процесс, и тут воспитание, а воспитывать нужно не одно поколение. Второе – это именно стерилизация. Третье – гуманный отлов, на который направлена деятельность нашей зоозащиты.

А.В.: Отлов – это непростое занятие, процедура достаточно сложная. Для меня отлов – я вспоминаю фильм «Леди и Бродяга» или же фильм «Белый Бим Черное ухо». Это всегда как-то страшно выглядело.

О.К.: Многие люди боятся собак. Чем больше собака, тем она кажется страшнее. Сколько сейчас проводилось отловов, собаки нас боятся. Есть еще такая проблема: их нужно поймать, никто из нас покусанный не ходит. Всеми способами, какими можно, но именно гуманными. Конечно, было бы это шикарно со снотворным, чтобы животное получало какую-то дозу снотворного, и потом впадало в спячку, мы его бы загрузили и потом привозили на вольеры, но такого у нас нет. Поэтому кого-то надо уговорить, кого-то прикормить, кого-то мы ловим сетями, есть у нас даже клетка по типу большой мышеловки. То есть туда лакомство помещается, животные заходят туда и ловятся.

А.В.: На каком этапе животное понимает, что ему зла не желают, что его поместили в условия лучшие, чем он находился?

О.К.: Все по-разному. Одни уже в машине понимают, прижимаются к тебе, ты начинаешь их гладить, а некоторые стрессуют и на вольерах – дня три отказываются от еды. То есть животное всегда было вольное, а тут попадает в такие условия, которые для него совсем чужды. Животное уже дня через три-четыре понимает, что это его дом, многие с такой благодарностью относятся, некоторые у нас гуляют по территории – видно, что животное не агрессивное. Нам как снег на голову этот контракт по отлову животных.

А.В.: Насколько на долгосрочный?

О.К.: Пока нам дали всего на месяц. Он состоит из двух частей, первая – это отлов и транспортировка, второе – это непосредственно само содержание. Этот контракт до 1 января.

А.Б.: Содержание?

О.К.: Да.

А.В.: Это такая вроде ознакомительная версия контракта получается? Почему так ненадолго?

О.К.: Потому что это прямой контракт.

А.Б.: Надо тендер?

О.К.: Мы не пошли на это, но, может быть, в будущем это будет. Это первый опыт, первый шаг. Мы практически не были готовы к этому, это такая ответственность.

А.Б.: Половина срока прошло, и из 40 собак, которых вам по контракту надо отловить, сколько осталось?

О.К.: Мы практически всех отловили, там остались единицы, я не могу сейчас точно сказать, потому что вчера еще двух привезли. Нам нужно их отловить, где-то во вторник к нам придет ветнадзор, он всех проверит на наличие чипов, затем он всех прочипирует, потом поставит прививки от бешенства. И тогда только будет контракт по отлову у нас исполнен. Потом начинается содержание, а содержание начинается с того момента, как собака попала на территорию наших вольеров.

А.Б.: Раньше тех, кто ловит собак и вывозит их куда-то, мы называли живодеры. Живодеры приехали, собак ловят. Сейчас давайте расскажем, что это не так страшно. Собаку поймали, привезли куда-то на вольеры, что с ней дальше происходит?

О.К.: Собака находится на вольерах, кормится. У нас пока нет финансовой возможности взять себе работника, у нас девочки дежурят. Мое дежурство было вчера, у меня было 120 литров каши, и этого хватило впритык, плюс к этому мы сыплем им сухой корм, это все покупается на свои средства. Нам обещали средства на отлов и содержание, но они придут после того, как мы отловим и прочипируем животных, заполним на них кучу документации, сдадим в администрацию

А.Б.: То есть деньги будут позже?

А.В.: Вот вам контракт, делайте, что хотите, а деньги будут попозже?

О.К.: Да, нам нужно срочно было достроить вольеры, мы все сложились, заняли у кого-то.

А.Б.: А что с собакой? Сколько по времени вы будете у себя ее держать, кормить, что с ней будет дальше? Она так и будет вечно жить в вольере?

О.К.: По контракту после того, как ее прочипировали, нам дается 19 дней, чтобы найти ей хозяина, вдруг она чья-то.

А.Б.: Каким образом вы ищите хозяев?

О.К.: Это соцсети, интернет.

А.В.: Какова доля потерявших?

О.К.: Очень много. У нас такой случай интересный был. Мы зоозащита, у нас получается, что всех собак мы пропускаем через свое сердце, через свою душу. Где-то месяц назад потерялась полупородистая собачка, у нее эпилепсия, ее принесли в клинику усыплять. Она, наверное, чувствуя это, сбежала из клиники. Ее начали искать, и у нее нашелся потенциальный хозяин, который хотел ее забрать. У нас на этих выходных в районе улиц Пушкина – Зейской производился отлов собак, и нам попалась эта собачка. Мы поместили ее в машину, собака в стрессе, и у нее начался эпилептический припадок. Мы все были в шоке, только потом поняли, что это та собака, которую все ищут.

А.Б.: Сейчас она у нового хозяина?

О.К.: Мы передали ее новому хозяину,

А.Б.: Вы отлавливаете собак и ищете им нового или старого хозяина. Если таких не нашлось, что происходит дальше?

О.К.: По контракту собака должна находиться в приюте полгода, а затем она отдается в собственность муниципалитета. Как это происходит, никто не знает.

А.Б.: Что это обозначает? У муниципалитета есть вольеры, зоопарки или ее все-таки усыпляют?

О.К.: По закону не положено. У нас некоторые собаки с нами живут и год, и два, но мы пытаемся им найти хорошего хозяина. У нас не просто абы кому: мы проверяем, сами привозим собаку на место, заключаем договор, после этого отдаем собаку и потом курируем.

А.Б.: Я знаю. У меня есть знакомая зоозащитница Катерина, которая отслеживает судьбу каждой пристроенной собаки. Она моментально готова выехать и забрать собаку, если ей плохо.

О.К.: Очень часто мы отдаем собак в районы, и они нередко убегают. Наш зоозащитник или куратор собаки летит в этот район, ищет и потом думает отдавать ее тем же хозяевам или искать нового хозяина.

А.В.: У каких собак шансов больше быть прирученными – которые милые и пушистые, няшные и желательно молодые? Которые щенки, миленькие, хорошенькие? У старой больной собаки меньше шансов?

О.К.: Да. За всю мою историю зоозащиты был один случай, когда пришла женщина и сказала: «Дайте мне ту собаку, которая никогда не пристроится».

А.Б.: А почему мы говорим только о собаках? Кошек бездомных отлавливают?

О.К.: Кошек не отлавливаем, по ним контракта нет. Считается, что кошка не причиняет такой вред обществу, она не пугает, не нападает на людей, не укусит.

А.Б.: Но зоозащитники сами по себе спасают кошек?

О.К.: Да, спасают. Мы спасаем тех, кто замерзает, кого сбила машина, больных.

А.В.: А кошек разбирают?

О.К.: Разбирают, их разбирают лучше, чем собак. Сейчас, учитывая, что все хорошие собаки практически закончились, то они у нас засиживаются.

А.Б.: Как животные попадают на улицу?

О.К.: Это безответственность хозяев: кто-то берет щенка, котенка для детей. Взяли, а не ухаживают, думают, что это просто игрушка.

А.Б.: Бывает плохой характер.

О.К.: Да. А пока щенок растет, сколько будет погрызено обуви, надо через это пройти, вместе с ним надо вырасти.

А.Б.: Часто кошки и собаки метят территорию.

О.К.: Нужна стерилизация.

А.Б.: Многие говорят, что стерилизовать жалко.

О.К.: Я к разведенцам плохо отношусь, потому что на улице оказывается большое количество породистых собак и кошек.

А.В.: На продажу наплодили, а не разобрали.

О.К.: Раздали куда придется, а потом как получается. Если животное беспородное, то у него более сильный иммунитет, оно приспосабливается к жизни. А у породистых куча хронических болезней.

А.Б.: Наследственных.

О.К.: Да. Они просто не переносят холод, они более подвержены гибели в таких условиях, чем беспородные.

А.В.: Часто люди не в курсе, что у них аллергия на животного, пока они его не заведут. Они заводят и только потом обращают внимание, что, оказывается, у ребенка аллергия, о которой они не знали, что делать с животным? Нести к вам?

О.К.: Я сама доктор, и в первую очередь нужно сдать анализы на аллерген. Если у ребенка пошла какая-то аллергия, необязательно, что это животное. Если у ребенка есть аллергия, тогда обращаются к зоозащите и просят пристроить. Как правило, мы пристраиваем.

Слушатель: У нас в Верхнеблаговещенском есть питомник, там работают бомжи. Я спросил: «Как вам оплачивают?» Они ответили, что платят копченой колбасой. У них там очень маленькие вольеры, а на улице бегает много собак.

О.К.: Всех зоозащитников всегда путают. Для всех зоозащита – это одна большая организация, а у нас их несколько. На территории Верхнеблаговещенского находится частный мини-приют «Том и Джерри», который держит семья на территории своего участка. У них там вольеры, Маша, хозяйка приюта, очень ответственно относится, она практически всех собак простерилизовала. Каждый вечер у нее рейд с ведрами, она кормит этих собак. Еще есть зоозащитная организация «Горячие сердца», у них был участок, который находился в садах, а сейчас наш губернатор выделил им землю под приют. Мы приобрели этот участок примерно год назад, мы только переехали туда, он находится за самой территорией Верхнеблаговещенского, даже близко не касается людей, чтобы им не мешать. У нас пока нет работников и бомжей с колбасой у нас нет. Про собак, которые там бегают. В Верхнеблаговещенском у меня находится дом, и могу сказать, летом ни одной собаки нет, потому что грядки, и все собаки прицеплены. Из головы людей это не выбьешь: только зима, все собак отпускают, чтобы они побегали, согрелись. И все собаки, которые бегают в Верхнеблаговещенском, это все хозяйские собаки. Половина с ошейниками, половина нет. Недавно мы пытались спасти собаку, которую сбила машина, ее прооперировали, но все равно она умерла. Сколько ни объясняешь, что не надо отпускать собак, все бесполезно.

А.В.: Домашние животные могут быть совершенно разные. Допустим, кто-то привез рептилию, игуану, варан, ему жена закатывает истерику, чтобы он выбирал. Если вам принесут игуану, вы сможете как-то ее содержать? Есть такой опыт?

О.К.: Наверное, мы научимся. У меня на данный момент живет лиса, которую сбили на Ивановской трассе, она была в коме, я не знала, как с ней обращаться, у меня не было опыта.

А.Б.: Оказалось, как к собачке?

О.К.: Наверное, даже, как к коту. Она весит 5 килограммов, она у меня в одной комнате с котами живет. Она вышла из комы, но немножечко так подклинивает, но начала ходить и кушает вместе с котами. Они не агрессивны – ни она, ни они к ней.

А.Б.: Черная или рыжая лиса?

О.К.: Рыжая.

А.В.: Говорят, что лисы, как одна, бешенством больны?

О.К.: Нашли, говорят, у нас в Амурской области.

А.Б.: Но ваша лиса проверена?

О.К.: Чтобы проверить на бешенство, у нас нет ни одного теста. Это нужно мозг трупа животного отправить в специальном контейнере в Хабаровск, и только там выдадут заключение – бешеная или нет.

А.Б.: Как вы так живете и не знаете, а вдруг она больная?

О.К.: Существуют клинические признаки бешенства.

А.В.: То есть по слюне не определишь бешенство?

О.К.: Когда она только начинала кушать, она меня укусила за палец, я жива, все нормально. Значит, у лисы нет бешенства.

А.Б.: Кроме собак, кошек, лис, какие еще животные бывают?

А.В.: Часто водители сбивают филинов или косуль – вам это тащат все?

О.К.: У нас есть Светлана, она орнитолог и помогает нашей юннатке. У нее дома живет большое количество птиц, которых она выхаживает, она грамотная в этих вопросах. Вчера на передержку ей отвезли собаку, которая была привязана на территории 5 школы, она сильно истощена. Собака настолько была голодная, что начала охотится на ее птиц, и сейчас опять ищем ей передержку. У меня дома живет сокол-чеглок, он не улетел, потому что у него сломано крыло, но я создала ему условия близкие.

А.Б.: Ему, наверное, место мало?

О.К.: Большая клетка с импровизированным деревом. Кормлю исключительно куриной печенью и куриными сердцами.

А.В.: А дикая птица понимает, что ей хотят помочь, когда она ранена?

А.Б.: Насколько они приручаемы?

О.К.: Вначале она не понимает, она агрессивная, пытается клюнуть, а в процессе кормления понимает, что ты ее кормишь, она хорошо относится. Тем более соколы благодарные птицы, они понимают своего хозяина, на руку садятся.

А.Б.: С годами ситуация как-то меняется, люди становятся ответственнее по отношению к своим животным или безответственнее? Есть картина: больше животных попадает на улицу, меньше?

О.К.: Сейчас происходит какое-то деление общества на две части. Много людей, которые меня окружают, которые безвозмездно помогают, и я счастлива. Я часто думаю, как мне заработать, как мне прокормить всех животных? Если ты не сделал сегодня какое-то добро, то у тебя, наверное, в жизни что-то не так. Я знаю много людей у нас в городе, которые помогают домам престарелых и животным. У людей начинает меняться психология, они понимают, что можно жить не только ради себя и своей семьи, но можно что-то после себя оставить.

А.Б.: Помощь вам все время нужна? И какая?

О.К.: Помощь нужна всегда. Нужна помощь руками, помощь кормом, помощь машиной, финансовая помощь при оплате лечения наших животных в клиниках.

А.Б.: То есть вы не про заработать? Вы про помочь?

О.К.: Да. Почему у нас большие долги в клиниках.

А.В.: Вас там знают и есть кредит доверия?

О.К.: Да. Есть доверие, потому что мы все равно расплачиваемся.

А.В.: Действия организации «Подари надежду» в 19 году, когда истекает контракт – что вы делаете, ваши шаги?

О.К.: Контракт истекает 1 января, но администрация нам обещала продлить контракт на содержание животных, которых мы отловили. По контракту содержание одной собаки в день – 37 рублей 50 копеек, но это хоть какая-то помощь, потому что, в принципе, мы эту работу делали всегда. До этого контракта был случай на улице Калинина, 110, где собака напала на ребенка и порвала ему пуховик. Везде пошли призывы убить, застрелить, отравить ее.

А.В.: Мы сегодня уже говорили о том, что наше общество скоро на расправу.

О.К.: Да. Я поехала к этой собаке. Это большая собака, типа лайки, похожа на маламута. Я его позвала, он подошел, я надела на него ошейник и забрала.

А.Б.: Я согласна, что зачастую люди сами провоцируют агрессию собак, но дети пугаются крупных животных, а потом ведут себя зачастую неадекватно, и собаки это чувствуют.

О.К.: Наверное, это прорехи в воспитании. За границей ты приходишь в кафе вместе с собакой, и сначала предоставляют место собаке, чашку с водой, лежанку, а потом только место тебе. Настолько у них культура уважения к братьям нашим меньшим.

А.В.: Дай бог, и мы придем к такому уважению. Спасибо большое, приходите к нам еще.

Просмотров всего: 320

распечатать

Комментарии закрыты