19июля
Предыдущий материал Следующий материал
23 марта 2016, 15:37 1

Игорь Горевой: коррекцией антиалкогольного закона мы хотим сохранить его позитивные последствия и минимизировать потери

Игорь Горевой: коррекцией антиалкогольного закона мы хотим сохранить его позитивные последствия и минимизировать потери

Глава министерства внешнеэкономических связей, туризма и предпринимательства Амурской области Игорь Горевой стал героем рубрики. Министр поговорил с ИА «Амур.инфо» об одном из самых обсуждаемых законов Амурской области – антиалкогольном. Игорь Горевой рассказал об основной задаче новых предложений по ограничениям, о возникших проблемах и возможных путях их решения и о том, есть ли гарантии, что теперь будет принята окончательная редакция закона.

– 24 марта депутаты Амурского законодательного собрания будут рассматривать в очередной раз законопроект по алкогольным ограничениям в Амурской области. Как бы вы обозначили основную идею, задачу новых предложений?

– Их две. Первая: обеспечить спокойствие граждан в местах их проживания, уменьшить реальное потребление алкоголя, особенно молодёжью. Вторая: нанести удар по нелегальному рынку, вывести значительную часть продажи из криминальной сферы.  

По первой задаче предлагаем комплекс мер. 

1. Чёткое определение запрета – «в жилых многоквартирных домах». Это означает, что любые заведения – магазины, закусочные и даже кафе и рестораны смогут торговать здесь алкоголем только до 21:00. Правило без исключений. Без возможности «перетекания» заведений из одной категории в другую.

2. Полный запрет на продажу слабоалкогольных тонизирующих напитков («тоников»). Целевая аудитория этих напитков – подростки. Около 40 регионов РФ такой запрет уже ввели.

3. Дополнительные ограничения на продажу безалкогольных «энергетиков».

4. Запрет на продажу алкоголя в магазинах, которые расположены в жилых домах и вход в которые находится со стороны подъездов и детских площадок (около 70 по области).

5. Запрет на продажу разливного пива в объектах торговли и общепита, расположенных в жилых домах.

Вторая задача решается установлением нового ограничения времени продажи: в жилых домах –  с 11 до 21, в нежилых – с 11  до 23.

Вот основные положения, которые были вынесены на обсуждение общественности 11 января 2016 года.   

– Похоже, что это самый обсуждаемый и долгоиграющий закон в истории заксобрания. Чем вызвана такая «многосерийность»?

– Предметом регулирования. Даже на памяти живущего поколения есть эпизоды радикально противоположные – от антиалкогольной кампании 1980-х годов до полной разнузданности в 90-х. Историки назовут вам массу других более ранних примеров. Похоже, что каждое поколение пытается решить этот вопрос по-своему. Закон очень чувствительный, касается практически всех жителей области. Кто-то торгует, кто-то покупает, кто-то пьёт, кто-то от этого страдает. Это закон про всех нас. Поэтому так полярны и радикальны мнения при его обсуждении. Поэтому так всё эмоционально.

– А наше время чем-то отличается в этом плане от опыта других поколений?

Наше время дало две существенных особенности. Во-первых, если раньше с пьянством боролись в условиях государственной монополии и на производство, и на продажу алкоголя, то сегодня никакой госмонополии нет.

И главное для нас. Если раньше все решения по ограничениям принимались центральным правительством и действовали одинаково по всей стране, то в 2011 году регионы получили право самостоятельно вводить ограничения по месту и времени продажи, вплоть до полного запрета продажи алкоголя на своей территории. Так был запущен процесс регионального антиалкогольного законотворчества. Мы включились в него в 2013-м году, во время ликвидации последствий наводнения.

Удачно включились?

Да, на тот момент это были беспрецедентные для страны ограничения. Напомню, что 2 августа 2013 года губернатор фактически ввёл сухой закон в 10 муниципалитетах, ещё в 12 были введены серьезные ограничения по времени продажи – с 11 до 19 в торговле и с 11 до 23 в общепите (в народе – «полусухой»), в остальных муниципалитетах оставались старые правила. С  октября 2014 полный запрет был снят, а «полусухие» правила были распространены на всю область.

На ваш взгляд, регионы справляются с этой новой задачей?

– На мой взгляд, лучше было бы вернуться к единым федеральным правилам (по которым, кстати, продолжают работать 25 регионов). Нынешняя система ведёт к экономической фрагментации единого рынка, часто выводит регулирование из экономической плоскости  в плоскость политической и социальной демагогии, вместо единой национальной дискуссии мы имеем 85 региональных. Но, рассуждая о желательном, мы обязаны максимально эффективно действовать в реальном. А реальность – это наши региональные ограничения. Несколько лет их применения, наряду с позитивными, привели и к некоторым негативным последствиям. Коррекцией закона мы хотим сохранить позитив и минимизировать потери.

Какими были последствия?

Жёсткие неожиданные для рынка ограничения дали быстрый эффект. Но дальше экономика начала к ним приспосабливаться, и у нас появились две серьёзные проблемы. За 4 года, по статистике, оборот алкоголя в области сократился с 900 тысяч декалитров (дал) до 600 тысяч. Совершенно ясно, что львиная доля этой разницы просто переместилась в нелегальный сектор. Вторая сторона медали – бурный рост продаж спиртосодержащих бытовых жидкостей. Мы сейчас оцениваем этот оборот ещё в 180-200 тысяч дал. Нелегальный оборот и суррогаты – это первая проблема.

Вы полагаете, она возникла от таких жёстких временных ограничений?

– В значительной мере да. У нас самое раннее в стране время закрытия продажи алкоголя, до 19:00 не торгует никто. На первый взгляд это хорошо, и даже можно гордиться. Но экономику не обманешь. Жёсткие меры работают на коротких дистанциях. Они и сработали. На длинных – не учитывать экономических последствий нельзя.

А как вы собираетесь бороться с суррогатами? Это же вроде и не алкоголь, не лицензируется, опт и розница бесконтрольны.

Так вот и надо сделать их подконтрольными, как оно раньше и было. Наш губернатор Александр Козлов остро ставит эту проблему на федеральном уровне. Последнее письмо было направлено им на имя председателя правительства Дмитрия Медведева 6 февраля 2016 года. В нём предлагается вернуть регионам право контролировать оборот такой продукции. Ещё ранее мы предлагали такую продукцию денатурировать (изменять цвет, вкус, запах). Сейчас эти предложения рассматривают федеральные ведомства.

Вернёмся в Амурскую область. Вы назвали одну проблему, а вторая?

Вторая проблема – бурный рост числа так называемых закусочных. За последние два года около сотни магазинов, находящихся в жилых домах, переменили вывески, выполнили ряд несложных манипуляций с установкой минимального набора мебели и объявили себя закусочными, то есть перешли из категории торговли в категорию общественного питания. Таким образом, получили право продлить продажу ещё на 4 часа – до 23.00. Покою жильцов в этих домах пришел конец. Мы пытались противостоять этому явлению, как могли. Но затраченные усилия по организации проверок, по надлежащему оформлению протоколов, на суды и апелляции абсолютно несоразмерны тем санкциям, которые в результате всего этого получаются. Не страшно. Не эффективно. Не работает. Нам не нужна профанация. Нам нужны работающие правила. Поэтому мы чётко выделили проблему: в широком смысле – алкоголь в жилых домах, в более узком – пиво в жилых домах.

Почему именно пиво?

– Особенность потребления. Дёшево и много. Часть клиентов пьют тут же и помногу, с соответствующими гигиеническими и скандальными последствиями.  В данный законопроект мы заложили пока  точечную меру – запрет на продажу разливного пива в жилых домах.

Скольких предпринимателей она затронет?

– Мы просчитываем каждый потенциальный запрет. Наиболее чувствителен этот запрет для общепита. Он коснётся 153 заведений  по области (в том числе 96 тех самых новых закусочных).

Кроме так называемых пивнушек, не пострадают ли добросовестные заведения общепита, которые расположены в жилых домах?

В Благовещенске работают 35 таких заведений (1 ресторан и 34 кафе) По области ещё около десятка. Всем им придётся убрать из ассортимента разливное пиво. Возможно, это вызовет недовольство некоторых клиентов, это неизбежно. Но никакого существенного негативного влияния на добросовестные заведения с настоящей собственной кухней и хорошим обслуживанием это не окажет.

Вы говорите – заложили пока точечную меру. А если она не сработает?

Давайте не рубить с плеча. За каждой буквой этого закона стоят люди. Мы рассчитываем, что запрет на разливное пиво в жилых домах с одной стороны и запрет на продажу алкоголя в жилых домах после 21:00 (вместо нынешних 23:00 для общепита) –  с другой, в совокупности достигнут своей цели – спокойствия жильцов. Если не сработает и это – будем предлагать более жёсткие меры. 

Когда вступят в силу эти нормы?

– В законопроекте, который был выставлен на публичное обсуждение 11 января, прописано окончательное вступление всех норм с 1 января 2017 года. Однако в ходе обсуждения поступили многочисленные предложения сократить этот срок до 1 июня 2016. У нас по этому поводу нет принципиальных возражений.

– Есть ли гарантии, что хоть теперь будет принята окончательная редакция?

– Конечно, нет. Это же не памятник архитектуры, это свод правил для повседневной жизни. Другое дело, что любые изменения в этом законе должны перед принятием всесторонне и широко обсуждаться. Вот, например, в ходе многочисленных встреч  в феврале-марте возникло предложение применить единое время по ограничению продажи – до 21:00 всем предприятиям торговли и общепита, независимо от места нахождения.

– И как оно вам?

– Скажу честно, мы обсуждали его с разными аудиториями – и с предпринимателями, и с общественниками. Наверное, можно назвать его точкой компромисса, точкой баланса интересов, на наш взгляд, за одним исключением. В этом случае целесообразно будет оставить для отдельно стоящих кафе и ресторанов время продажи до 23:00. Полагаю, что эта норма будет внесена при втором чтении законопроекта.

– Сколько предприятий торговли и общепита в регионе сейчас реализуют алкоголь? Сколько в Благовещенске? Сколько из них расположены в жилых зданиях?

– Всего 4 112 объектов, из них 1 900 имеют лицензию на право розничной продажи алкогольной продукции,  в 2 212-ти осуществляется продажа  пива (нелицензионный вид деятельности). В жилых домах насчитывается 153 предприятия  общественного питания, из них в Благовещенске – 132, розничной торговли – 723, из них в Благовещенске – 217.

– По вашим данным, сколько предприятий, торгующих разливным пивом в жилых зданиях, подпадут под «санкции» (область и Благовещенск)?

– Количество объектов торговли и общественного питания в жилых домах составляет 876 единиц. В Благовещенске – 349.

Поможет ли закон бороться с суррогатом?

– Незначительно, через продление времени продаж. Главных ударов по суррогату мы ждём от федерального правительства, и наши предложения уже там. Главное в этой борьбе для нас – получить в регион широкие полномочия по контролю и наладить этот контроль.

– Как вы думаете, почему некоторые общественники считают, что есть алко-лобби, не иначе?

– Есть интересы – есть лобби. Это нормально. Ненормально другое – когда при несогласии с мнением оппонент вместо аргументов тут же вешает ярлыки. Ты – алкогольный лоббист, а ты – пивной. Придаёт живости разговору, но качество дискуссии при этом, конечно, снижается. Хотя, если честно, никаких явных признаков лоббирования, как-то: звонки влиятельных людей с просьбами, предложения о встречах и так далее – я при работе над этим законом не наблюдал.

Просмотров всего: 877

распечатать

Комментарии закрыты